Жития Святого Феодосия (Беседы 86-90)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Беседа № 86.  Канонам вопреки
Беседа № 87.  Часы без кукушки
Беседа № 88.  В ночь на Рождество
Беседа № 89.  Груша – нельзя скушать
Беседа № 90.  Нагорная проповедь
 
 
 
 
Канонам вопреки
(Беседа No 86 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Проститутка была – как мечта пуритан о разврате
(Мы заметили это в течение первой минуты):
Танцевала канкан – в зад едва прикрывающем платье,
Напевала, читала стихи, улыбалась кому-то...
 
Молодой человек – из небедных – был весь очарован,
Видел в ней согрешившую фею, Лилит, куртизанку...
Нам признавшись, что страстно влюблён, к половине второго
Он желал её так, что глядеть на него было жалко.
 
Я заверил святого, что парень – отнюдь не подонок;
Он мог быть архитектором или удачливым бардом.
Феодосий кивнул и сказал, подойдя к молодому
Человеку, который следил, как она рядом с баром
 
Поджидает клиентов (то снимет пальто, то наденет...):
“Не клянитесь ей в вечной любви. Предложите ей денег.”
 
 
 
 
Часы без кукушки
(Беседа No 87 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Суровый человек под низкой ёлкой
Фальцетом выводил в лесу «ку-ку».
Святой, поняв, что перед ним – не йогин,
Спросил: зачем он не разводит кур,
 
Не мастерит какую-нибудь утварь,
Жене не подсобит – смолоть крупу?
Зачем, как персонаж из некой сутры,
Под низкой ёлкой делает «ку-ку»?
 
Мужик сказал, из-под еловых веток:
“У нас в лесу кукушка не поёт.
Приходится смекалкой брать – и эдак,
Кукукая, приманивать её.”
 
Святой вздохнул: “Ну что ж, кукуй, родимый.
Пути Господни неисповедимы...”
 
 
 
 
В ночь на Рождество
(Беседа No 88 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Дрожащий свет давно погас на ёлочных игрушках,
А я сидел, вдыхая запах цитрусов и хвои,
И размышлял – когда производить перезагрузку.
Ведь невозможно – вечно подчиняться чьей-то воле...
 
И тут ко мне пришла великолепная идея:
Достать свой древний телефон и позвонить святому.
И я её осуществил, надеясь – он разделит
Мою ответственность – за шаг к финальному простору.
 
По счастью, Феодосий Рождество встречал в Загорске.
Я встрепенулся, услыхав знакомый голос в трубке:
“Сперва постигни макраме и выучи монгольский!
Таланты делают твой путь невыносимо трудным;
 
Они – как пища, что дают, но тут же отбирают...
Их только дураки считают «Божьими дарами»”.
 
 
 
 
Груша – нельзя скушать
(Беседа No 89 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Когда эту грушу сажали, я был ещё мальчиком,” –
Сказал дед Игнатий и бороду грустно подёргал.
“Давайте попробуем зимней, ещё по стаканчику,” –
И вынес бутыль с тёмно-красной наливкой из тёрна.
 
“Она никогда не родѝла; вот чёртово дерево!”
Я вставил: “Возможно, стерильным привой оказался...”
“Наверно, её выводили не те академики,” –
Дед нам подмигнул, став похожим на хитрого зайца.
 
“Сто раз собирался спилить, а потом передумывал.
Ведь помню её, бесполезную, тоненьким саженцем.”
Святой произнёс: “Её формы – такие воздушные...
Плоды приносить в этом мире даётся не каждому.
 
Но как же она хороша, в группе с дальними соснами!
И кто мы такие – чтоб знать, для чего она сόздана?..”
 
 
 
 
Нагорная проповедь
(Беседа No 90 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Мне часто кажется, что я иду дорогами кружными.”
Мы отдыхали на холме, откуда было видно горы.
“И всё, что я в пути собрал, – безделицы; что делать с ними?”
Святой глядел туда, где спал всезнающий, бессонный город.
 
“Сегодня людям тяжело, – сказал, помедлив, Феодосий, –
Но те же тяготы – у крыс и социальных насекомых.
Живёт бумажная оса, летает... Но приходит осень,
И чем помогут ей – гнездо и все осиные законы?”
 
Я понимал, что речь идёт не о цикличности явлений
И не о том, что наша жизнь потомкам предпосылкой служит.
А Феодосий продолжал: “Отказ от суеты и лени –
Твоя естественная цель; к ней каждый шаг – конкретный случай.
 
И та же сила, что тебя заставила искать так долго,
Позволит ищущим найти в Его стогах свои иголки.”

 

 

X
Загрузка