Жития Святого Феодосия (Беседы 36-40)

 

 

 
 
 
 
 
 
Беседа № 36.  Секреты непреуспеяния
Беседа № 37.  Прямой наводкой
Беседа № 38.  Самообучение vs. самобичевания
Беседа № 39.  На пасеке
Беседа № 40.  В лесу
 
 
 
 
Секреты непреуспеяния
(Беседа No 36 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Святой наблюдает течение мира в себе,
И это ему открывает мерцания «самости»,
Дарует покой на краю устрашающих бездн
И путь к осмыслению тем, что его не касаются.
 
Я знаю, – поскольку меня они тоже гнетут.
Но всем, кто сегодня живёт и играет, как в кубики,
Вопросами жизни и смерти, закрыт этот путь;
Их даже не бесят свои представления скудные...
 
Святой мне по этому поводу как-то сказал,
Что мусор плывёт по реке лишь в одном направлении,
А рыбам, имеющим мозг, плавники и глаза,
Доступны любые из них – в рамках данного времени.
 
Но мусор течения сносят на многие-многие мили,
А рыбы всегда остаются в местах, облюбованных ими.
 
 
 
 
Прямой наводкой
(Беседа No 37 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Насекомое влетело через форточку
И уселось прямо нà нос Феодосию.
(Дальше – место с непривычно громкой фоникой.)
Он пронёсся с диким рёвом: “Долгоносики!”
 
И исчез за дверью кухни, где свекольные
мини-роллы отдыхали, в пряном соусе.
Я решил: судьба слепого насекомого
У святого пусть останется на совести.
 
Но, как выяснилось, внесшееся в комнату
Насекомое им было снято, зà ногу,
И отправлено – сидеть на подоконнике.
Феодосий мне сказал, потом, что заповедь
 
"Не убий" – как дни, короткие по-зимнему, –
В отношении людей – не эксклюзивная.
 
 
 
 
Самообучение vs. самобичевания
(Беседа No 38 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Мы до Крыжополя так долго добирались,
Что наши попы стали вдвое больше прежнего.
Да за такое время можно было раньше
Доехать запросто – до Швеции, при Брежневе.
 
Я Феодосию сказал, что мне противны
Все эти постиндустриальные явления,
И возмутился тем, какие перспективы
Мы оставляем молодому поколению.
 
Но Феодосий оборвал мою тираду
И обозвал пессимистичным меланхоликом.
“Какая разница, – сказал он, – чьи снаряды
В тебя летят? Раз не бежишь, – сиди спокойненько.
 
Уподобляясь тем, кто вечно мыслит жопами,
Ты прозевал урок, преподанный Крыжополем”.
 
 
 
 
На пасеке
(Беседа No 39 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Вокруг старой пасеки были такие огромные липы,
Что тени от них в зимний день простирались до самой околицы.
Мы с пасечником обсуждали Европу – как космополиты,
А следом – Россию, а после – никак не могли успокоиться.
 
Святой Феодосий нашёл нас за липовым – чаем и мёдом,
И подал идею, что мы – тоже пчёлы, но немедоносные,
Добавив, что выгнать из ульев нас можно, но только измором.
Тогда я решил, что пора приставать, как обычно, с вопросами:
 
“Поскольку мы мёд не приносим и не производим прополис, –
Во имя чего существуем и цели какие преследуем?
Где Пасечник наш? Где наш клеверный луг? Где наш липовый пояс?”
Святой нам сказал: “Эти липы всегда зацветают последними
 
И просто стоят посреди суеты, щебетанья, жужжанья, –
Ничьи, – окружённые птицами, пчёлами, тлями, ежами...”
 
 
 
 
В лесу
(Беседа No 40 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
...И тогда мы решили пойти... И пошли, и нашли.
И ещё полежали немного на лиственном крошеве.
Лес был полон грибов и сусального солнца, и тих...
Феодосий сказал, что не помнит такого хорошего –
 
Нет, не вечера, – дня, потому что ещё не закат.
И по небу плывут, наподобие ряби на озере,
Хлопьевидные микроскопические облака, –
Волнователи душ и предвестники будущей осени.
 
И тогда я спросил у святого: зачем островки
Безмятежности вдруг возникают, подобные этому?
Для чего создаёт их Творца всемогущего кисть –
Как реперные точки свободной от воли эстетики?
 
“Чтобы знать, – мне святой отвечал, – что никто нас не судит,
И мы все – живописцы своих удивительных судеб”.

 

 

X
Загрузка