Жития Святого Феодосия (Беседы 116-120)

 

Беседа № 1.    Как святые входят в дом

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Беседа № 116. Мотая на ус
Беседа № 117. Святой и хоббит
Беседа № 118. Властелин колёс
Беседа № 119. Старик и море
Беседа № 120. Невидимое сокровище
 
 
 
 
Мотая на ус
(Беседа No 116 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Стяжая дары, начинаешь зависеть от них,” –
Сказал Феодосий, готовясь к полуденной трапезе.
“Дары – это всё: твой научный глоссарий, мой нимб,
И мелкие деньги, которые мы не потратили.”
 
Я резал порей, и подумал: а как же порей?
Ведь он – тоже дар, возвращённый рукой Подающего...
Как воздух, ночная звезда и течение рек.
Как пряничный домик на святки. Как крестик послушника.
 
Святой продолжал: “Бесконечно давать и дарить –
Вот подлинный принцип богатства, оплот изобилия.”
Я медлил с пореем и слушал, как он говорит,
Украсив салат лепестками соцветий робинии.
 
“А бедность – уверенность в том, что владеешь вещами
И, приобретая, себя ими обогащаешь.”
 
 
 
 
Святой и хоббит
(Беседа No 117 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Ферапонт одичал – от волос, выраставших на пальцах.
Он пытался сводить их, – но нет, только новые всходят...
С ним никто не здоровался за руку, даже начальство.
Все вокруг называли его не иначе чем "хоббит".
 
Он явился к святому – с руками, обросшими шерстью,
Словно в варежках. Взглядом безумным избушку окинул...
Мы, признаться, давно не видали подобных нашествий,
(Я зимой забывал, что хозяин – святой, а не схимник).
 
Феодосий сказал, о беде Ферапонта услышав,
Что ему надлежит сконцентрироваться – на хорошем:
Банки мыть без 'ерша', без перчаток кататься на лыжах...
А затем – усадил его в кресло под лампой в горошек
 
И сказал: “Станешь родоначальником дивному клану;
Волосатые пальцы – залог твоей будущей славы.”
 
 
 
 
Властелин колёс
(Беседа No 118 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Катаясь летом на велосипеде,
Святой увидел червяка под тополем.
Курчавилась листва. Овсянки пели.
В гнезде птенцы щегла толкались – попами...
 
Червяк к святому на велосипеде
Не проявил ни капли интереса и
Был занят, – как бывает занят ветер, –
Делами неотложными воскресными.
 
Святой понаблюдал за ним немного,
Ответно червяком не наблюдаемый,
И покатил – по солнечной дороге,
Вращая легкосплавными педалями...
 
И в этом эпизоде незначительном
Содержится урок, но нет учителя.
 
 
 
 
Старик и море
(Беседа No 119 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Мы сидели у кромки прибоя. Мужчина в пуловере
Напевал что-то нежное, трогая струны гитары.
Я придумал занятную фразу, достойную Кромвеля:
“Океан никогда не стареет, но кажется старым.”
 
Феодосий кивнул и заметил, что старость является
Удалением от вовлечённости. Небо и море,
Постепенно, сливались и таяли в сумерках ляписных.
Песня кончилась. Официант нам принёс чай с лимоном.
 
Не имеющий чётких понятий о собственном возрасте,
Мелкий краб семенил по песку, – не надеясь на панцирь,
Полагая, что неуязвимость граничит с проворностью.
Вдруг, святой постучал по скамейке костяшками пальцев
 
И сказал, наблюдая за смутно белеющим парусом:
“Почему наш Спаситель прошёл через всё – кроме старости?..”
 
 
 
 
Невидимое сокровище
(Беседа No 120 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Я разочарован, – сказал я святому, – своим
Желанием – что-то отстаивать, мерять, доказывать...”
Святой засмеялся: “В тебе говорит эгоизм,
Как в скальде, влюблённом в свои барельефы наскальные.
 
Не всё ли равно, кто увидит работу твою?
А пусть и никто не увидит, – что в мире изменится?
Подумай о птицах: они улетают на юг;
Кто меряет путь их, заоблачный, птичьими мерами?”
 
“Хотелось бы видеть – каков мой заоблачный путь,” –
Ввернул я, предчувствуя, что Феодосий ответствует.
“Твой разум встревожен, а должен быть – светел и пуст.
Ты грезишь – как евнух, что тайно следит за невестами.
 
Не важно – добытое праведно или бесчестно,
Твоё достояние просто не может исчезнуть.”

X
Загрузка