Литературная критика

Рейтинг раздела

Ангелы в шинелях
— Александр Чанцев
(14/12/2018)
Такой анти-Шмелев: там благость и рай, тут грязь и ад. Или это и есть рай. Если внимательно и тайно присмотреться.
Тыльная сторона чуда
— Константин Мамаев
(12/12/2018)
...Это отмена страха смерти страхом жизни. Тыльная сторона чуда. Ненужность души. Спасение, выпавшее в броске на морского козла. И то трогательное, что смешит, как может смешить только свое – это принадлежность.
«Terra incognita» Владимира Набокова (1931)
— Нина Щербак
(30/11/2018)
Теrra incognita - это ...рассказ о бесплодной земле отчуждения, которая царила и одновременно не царила после Первой мировой войны, это абсолютное предчувствие гибели, и ее неоднозначность, невозможность. Нет в тексте прямого осуждения человека, есть только абсолютное удивление тому, что человек может жить-жить, и вдруг умереть, убить, при этом снова вернуться в тот единственный мир вечности, о котором помнил с детства, и которого всю жизнь так отчаянно, как ребенок, боялся.
Тургенев как повествователь
— Игорь Турбанов
(16/11/2018)
...описания движутся как бы вместе с глазом рассказчика и, соответственно, являют собой некий пульсирующий процесс смещения, перебегания от дальнего к ближнему, от видимого к звуковому, тактильному, пахнущему и в обратном порядке.
Маркированность взгляда и текст лица. Магнетизм и эротизм глаз героев Тургенева.
— Игорь Турбанов
(13/11/2018)
Взгляд у тургеневского персонажа слишком з а м е т е н, он словно выходит, выдвигается из тела, обретая “существование” отдельно от лица.
Я-Другой в творчестве Тургенева (окончание)
— Игорь Турбанов
(09/11/2018)
При таком полном отрицании, когда всё и вся отражается в бескомпромиссном сознании Базарова, он в точке тотальной негации становится абсолютным наблюдателем, сохраняя позицию абсолютно Иного.
Я-Другой в творчестве Тургенева
— Игорь Турбанов
(08/11/2018)
Ж.-П. Сартр: «Ад – это Другие».
Мотив видения природы как тела в произведениях И.С. Тургенева
— Игорь Турбанов
(06/11/2018)
...Природа, как женщина, полна и совершенна, мужчина перед ней не полон, не целен...
Мотив видения природы как тела в произведениях И.С. Тургенева
— Игорь Турбанов
(02/11/2018)
Почему именно тело, а не мир природы. Почему не пресловутые тургеневские пейзажи или просто природа?
Авторское видение знаков русскости в творчестве Тургенева
— Игорь Турбанов
(01/11/2018)
...сколько бы русская литература ни вбирала в себя западных образцов, она всегда пыталась утвердить в них своё. Эта мысль витала в воздухе в качестве неявной идеологемы и утверждалась в виде творческой установки или духовной инвективы.
«Сердце соткано из огня» (об особенностях «нарративов травмы», ориентализме и новой пост-колониальной прозе)
— Нина Щербак
(29/10/2018)
В современной литературе наблюдается ярко выраженная тенденция создания нового образа жителя бывшей англоязычной (или франкоязычной колонии), который становится главным (или второстепенным персонажем пост-колониальной литературы). Его взгляды сформированы на основе исконных традиций и специфических языковых средств. (...) Авторы часто могут не ассоциировать себя только с конкретной страной, рассказывая о целом множестве стран и взаимоотношений между героями, семьями, целыми материками.
К 200-летию со дна рождения Ивана Сергеевича Тургенева
— Александр Балтин
(26/10/2018)
...только Тургенев и Чехов смогли совместить градус абсолютной грамотности и высокой – высочайшей! - выразительности, давая образцы стилистики столь же нежные, сколь и насыщенные раствором глубины человеческой, - и философской.
О невозможности, или Аннабель Ли: «Вешние воды» И.Тургенева и «Лолита» В. Набокова (акварели)
— Нина Щербак
(23/10/2018)
...тургеневская концепция любви – несвобода выбора. (...) В чем отличие любви Гумберта, описанной в романе В. Набокова «Лолита»?
Влекущий космос
— Елена Коробкина
(11/10/2018)
У поэта в образном ряду: сумерки, старость, смерть дара – сквозным – смерть космоса, как единственной, единой, данной, неразделимой и не отделимой от поэта ценности – ценности его космоса, Я-Космоса.
Летят щепки
— Игорь Бондарь-Терещенко
(09/10/2018)
Собственно, социальный пуант художественной прозы автора романа и заключается в реализации старой эмигрантской метафоры того, как просто однажды потерять себя, «совпав» с развалом системы, сменой вех и заменой режимов. И тогда сюжетное кружево вокруг сухих фактов истории, известных каждому, оказывается динамичной прозой, изящной виньеткой, да чем угодно оказывается, поскольку наполняет эту самую историю (семейную, государственную, мировую) художественным компостом личной драмы.
Пелевина по осени (с)читают
— Александр Чанцев
(08/10/2018)
...нынешний Пелевин давно простился с молодостью, даже злобой предыдущего романа, и пишет книгу разочарования и нелицеприятной правды.
Родительская вселенная
— Мария Козлова
(02/10/2018)
...дети и звери чувстувуют нашу любовь и нелюбовь, даже если мы её скрываем, и это у них на уровне инстинкта, а не интеллекта. В этом смысле поэзия - дело инстинктивное. Вот, о чём я думаю, читая стихи Светланы Крюковой.
Одиссит из Петербурга
— Сергей Бурлаченко
(03/09/2018)
- Вы одИссит из Петербурга, - смеётся один из писателей. – Через букву «и», от слова Одиссей. А мы просто одесситы. Жаль, что вы родом не отсюда!
«Любовь - старое слово. Каждый вкладывает в него то, что ему по плечу»
— Нина Щербак
(26/08/2018)
"Ни один настоящий художник не занимается символами или аллегориями... но каждое настоящее произведение искусства создает символы и аллегории". (Бернард Беренсон)
О Чернышевском
— Александр Балтин
(02/08/2018)
Он был действительно нелеп в быту, во многом неудачлив по судьбе, но всё это меркло рядом с факелами его мужества и чести, которой он никогда не поступился.
Литература. Сибирь. Фантастические метаморфозы Ковалевича
— Екатерина Садур
(13/07/2018)
Перед семинаром прозы в Новосибирске этой осенью, в сентябре, читаем рукописи с Александром Строгановым. Он аккуратно раскладывает их по папкам — в каждой по автору. У меня же — хаос. Я спрашиваю:
— Кто лучше всех?
Строганов, не задумываясь, называет имя, которое мне что-то напоминает, но я пока не понимаю — что или кого?
— Ковалевич… Вячеслав… Слава… Два текста. Рассказ и повесть, которую он почему-то называет «сценарий».
— На что похоже?
— На игру.
Роман «Голем» Густава Майринка: из ребра или из глины?
— Нина Щербак
(03/07/2018)
Ни на секунду не забывая о том, что такое на самом деле человечество, он продолжает свой рассказ, с горечью, любовью, отчаянием и безнадежностью...
На пути в невозможное
— Геннадий Красников
(09/06/2018)
Это поразительное сочетание в её стихах абсолютных и зримо фактурных реалий мира с прорывом в иные, неведанные и часто непонятные пространства, переводимые автором на незнакомый и новый поэтический язык, который кому-то наверняка покажется вызывающе непоэтическим. Читатель как будто в некой машине пространства и времени часто даже в пределах одного и того же стихотворения перемещается из глубин микромира в безмерность макромира, либо наоборот, из ледяного космоса макромира попадает в плотную ткань микромира. Столь же стремительно меняется и язык этих пространственных перемещений и переходов, язык, который можно определить блоковским оксюмороном как «жар холодных числ».
Я подарю тебе мой непутевый пафос
— Игорь Бондарь-Терещенко
(05/06/2018)
...Пафоса, как нас и предупреждали, все-таки никакого – у всех поэтов, как правило, время мчится, летит, или как минимум течет. Самой собой, в Лету. Здесь же оно каплет, причем «по капле керосина», как у Саши Черного – именно так воспринимает автор действительность - без прикрас и лишних объяснений.
Вообще и в частности. О литситуации и о романе Пелевина «Утёс – 5000»
— Елена Зайцева
(04/06/2018)
Структурировано таким образом, что интерес включается с любой точки. Просто где открыл – там и поехали. Почему это возможно?
Ленты новостей

X
Загрузка