Литературная критика

Рейтинг раздела

Метеорит из «нулевых»
— Алексей А. Шепелёв
(19/05/2017)
Поэт Лёвин словно сам добывает руду из чёрных хтонических недр, дробит и обрабатывает её, мощно и грубо орудуя молотом и кочергой, сам производит поэзо-алхимическую плавку драгоценного словесного вещества и отливает порой тончайше-фигурные снежинки поэзии. Он ищет на разных уровнях смысла и слова, и разные его творения порой как будто разной степени обработки, готовности. Но у мастера всё идёт в дело, все вещи нужные.
«"Все заживает", – мне люди сказали... Вечером – нет»
— Нина Щербак
(26/04/2017)
То напряжение, в котором она постоянно находилась, невольно передавалось тем, кто ее окружал. Как бы за глухой, непроницаемой для слуха, для глаза стеной ощущалось биение океана, его приливы и отливы, штиль, шторм, нарастание баллов. И Марина Ивановна была всецело подчинена законам не внешнего, а этого своего внутреннего мира, и потому казалось, что и глаза ее, «нетутошние какие-то», смотрят не во вне, а вовнутрь, «в нее самое».
«У любви есть слова»
— Алла Новикова-Строганова
(25/04/2017)
К жизни, любви и творчеству поэта нельзя подходить с обывательскими земными меркам. Примем во внимание лесковское размышление о «высокой правде» Божьего суда: «совершится над всяким усопшим суд нелицеприятный и праведный, по такой высокой правде, о которой мы при здешнем разуме понятия не имеем».
Дух святой в прозе Сэлинджера: поэтика рассказа «Перед самой войной с эскимосами» (эскиз)
— Нина Щербак
(21/04/2017)
Философия дзэн – попытка ухода от действительности, для самого Сэлинджера — один из способов преодолеть психическое расстройство, которым он страдает после того как лично участвует в военных действиях. В конце войны Сэлинджер оказывается в Нормандии. В апреле 1945 года он был среди тех, кто освободил Кауферинг, одно из отделений лагеря смерти Дахау. Увиденное оказалось последней каплей для штаб-сержанта Сэлинджера, участвовавшего в пяти крупных операциях. После капитуляции Германии он оказался в госпитале с нервным заболеванием.
Длина ног как глубина метафоры
— Игорь Бондарь-Терещенко
(17/04/2017)
...это яркие осколки рефлексии представителя довольно скучной профессии. Этакой Амели из одноименного фильма, работающей, как героиня книги, литературным редактором. Отсюда мораль (а также масса рецептов, наставлений и даже манифестов)...
Поэма Александра Блока «Двенадцать»: мистика сердца
— Нина Щербак
(10/04/2017)
...два образа, связанных воедино (...) ставят ее на особое место в истории, делают невероятно актуальной во все времена, особенно для русского читателя. Образ России, который выписан на фоне образных мотивов «мировой катастрофы», «мировой музыки», «гула», «ветра» и образа Христа, — собранных воедино.
Сцена у Порфирия как ключ к идеологии романа «Преступление и наказание»
— Александр Суконик
(07/04/2017)
...статья Раскольникова остро заинтересовала Порфирия именно как теоретическое произведение, и он увидел в авторе не будущего неудачливого «наполеона», а – что в миллион раз реальней и серьезней – опасного идейного врага.
Фланёры и вафлёры
— Игорь Бондарь-Терещенко
(04/04/2017)
...если ранее у куртуазных маньеристов все это дело называлось «поездкой на остров Любви», то в упомянутом «однополом» варианте – «увидеть изнутри».
«Трое в лодке, не считая собаки» Джерома K.Джерома: ирония, комический лиризм, история создания
— Нина Щербак
(03/04/2017)
...интересен момент, связанный с созданием самого механизма «английского юмора». Британский (или английский) юмор несёт в себе сильный элемент сатиры, приемы включают в себя двусмысленность и интеллектуальные шутки, преуменьшение, преувеличение, сарказм при невозмутимой подаче .
The Cambridge Spy
— Александр Чанцев
(28/03/2017)
...как вообще был устроен Гай Френсис де Монсис Берджесс. Он работал на CCCР и выбрал закончить свою жизнь там, стать изгоем в родной Англии при том, что мог построить идеальную карьеру (хотя с этим сложнее – слишком уж необычной фигурой он был для ступенек карьерного дипломата), был англичанином «до кончиков ногтей».
Повесть Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи»: игра с историей
— Нина Щербак
(27/03/2017)
«Над пропастью во ржи» чудесным образом воплотило в себе всю человеческую неоднозначность, как американца, так и любого человека: детство, взросление, воспоминания о ревущих 1930-х годах, отраженное в литературе и кинематографе, отголоски войны 1940-х, и уже так явно появляющийся дух свободы и инноваций 1950-х годов.
Виктор Ширали и эротика
— Геннадий Муриков
(21/03/2017)
Вот и пришёл к нам Виктор Ширали с его старческой «Песнью песен», подобно престарелому царю Соломону и, кстати, в его же возрасте.
Миросельская птица щастья, или Домой возврата нет
— Сергей Лёвин
(17/03/2017)
Финальная фраза повести «Пока поют о космосе, пока летают – стоит село» даёт пусть и окрашенную долей горечи (и летают-то всё меньше и меньше, не до вселенских просторов сейчас), но всё-таки надежду, что «мир-село» продолжит свой путь на орбите.
Счётчик включён (О книге С.В. Кистерского)
— Геннадий Муриков
(14/03/2017)
Сейчас мы переживаем интересное время, когда круг читателей поэзии практически сомкнулся с кругом самих поэтов.
Гори, госпожа Бовари
— Екатерина Ефимочкина
(03/03/2017)
Если сказать об Эмме, как о всего лишь выписанной героине, то она – жертва Флоберовой трусости, как Анна – жертва трусости Толстого. С ними – Тургеневская Ася, Катерина Островского, Шолоховская Аксинья, Кэтрин средней из Бронте, Настасья Филипповна Достоевского, и многие, многие другие.
«Свет озаряет мой путь» (в год 205-летия Чарльза Диккенса)
— Алла Новикова-Строганова
(01/03/2017)
Будучи главой большого семейства, в котором росли десять детей, Диккенс задумал сплотить в единую обширную семью своих читателей. В обращении к ним в диккенсовском еженедельнике «Домашнее чтение» были такие слова: «Мы смиренно мечтаем о том, чтобы обрести доступ к домашнему очагу наших читателей, быть приобщёнными к их домашнему кругу». Атмосфера «семейной поэзии» художественного мира Диккенса имеет особое очарование. Критик журнала «Современник» А.И. Кронеберг в статье «Святочные рассказы Диккенса» верно отметил: «Основной тон всего рассказа – непереводимый английский home».
Вера Маркова как предтеча хайку-верлибра
— Игорь Васильев
(27/02/2017)
«Пуристкое хайку» отображает именно специфику английского языка: схематичность, чёткость, бедность оттенками и полутонами, всеобщность и деиндивидуализированность. Поэтому английский язык так хорош для точных наук, пособий по программированию и юриспруденции.
Испытание мифом
— Сергей Бирюков
(10/02/2017)
Я бы решился назвать это направление неомодерном. Но разумеется этот неомодерн осложнен...
«Кошмарный сон» параллельной вселенной
— Татьяна Лестева
(29/01/2017)
...более чем достаточно, чтобы во всех красках палитры увидеть современный мир во всём его многообразии. Или безобразии?
О литературе и литературной жизни -2
— Александр Балтин
(24/11/2016)
...на воспитание нового поколения высококвалифицированного читателя уйдёт столько же времени, сколько потребуется, чтобы научиться отличать кунсткамеру от художественной галереи.
О литературе и литературной жизни -1
— Александр Балтин
(19/11/2016)
...линия проколотого нерва, ведомая Леоновым от Достоевского (и цветовая гамма у него часто серо-бело-чёрная, как у Фёдора Михайловича); эта боль – за униженных и оскорблённых, количество которых у ХХ веке увеличилось в геометрической прогрессии.
Кого раздражает Лавиния Лонд
— Елена Зайцева
(19/11/2016)
Когда такая «невникательная тётенька», как я, читает блог «о тряпках и внешности», дело точно не в тряпках и внешности. Дело в блоге, дело в авторе.
Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма
— Константин Фрумкин
(15/11/2016)
...после Перестройки наша культура была уже не столько литературо- сколько именно историкоцентрична, и сказать что-то принципиально новое тут становится трудно, потому и возвращение постмодернизма уже не в литературу, но именно в исторически-ориентированную литературу становится приметой эпохи...
Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма
— Константин Фрумкин
(14/11/2016)
Почему вообще нас должен интересовать Третий Рейх?
Король поэтов
— Татьяна Лестева
(13/11/2016)
«Медальоны»… О ста классических сонетах о писателях, поэтах, композиторах разных эпох и народов можно было бы ещё многое сказать, сопоставляя мир чувствований и оценок Северянина с оценками критиков и собственным восприятием. Но одно несомненно – этот сборник неоценимый и недооценённый вклад поэта в русскую и мировую культуру.
Ленты новостей

X
Загрузка