Литературная критика

Рейтинг раздела

Виктор Ширали и эротика
— Геннадий Муриков
(21/03/2017)
Вот и пришёл к нам Виктор Ширали с его старческой «Песнью песен», подобно престарелому царю Соломону и, кстати, в его же возрасте.
Миросельская птица щастья, или Домой возврата нет
— Сергей Лёвин
(17/03/2017)
Финальная фраза повести «Пока поют о космосе, пока летают – стоит село» даёт пусть и окрашенную долей горечи (и летают-то всё меньше и меньше, не до вселенских просторов сейчас), но всё-таки надежду, что «мир-село» продолжит свой путь на орбите.
Счётчик включён (О книге С.В. Кистерского)
— Геннадий Муриков
(14/03/2017)
Сейчас мы переживаем интересное время, когда круг читателей поэзии практически сомкнулся с кругом самих поэтов.
Гори, госпожа Бовари
— Екатерина Ефимочкина
(03/03/2017)
Если сказать об Эмме, как о всего лишь выписанной героине, то она – жертва Флоберовой трусости, как Анна – жертва трусости Толстого. С ними – Тургеневская Ася, Катерина Островского, Шолоховская Аксинья, Кэтрин средней из Бронте, Настасья Филипповна Достоевского, и многие, многие другие.
«Свет озаряет мой путь» (в год 205-летия Чарльза Диккенса)
— Алла Новикова-Строганова
(01/03/2017)
Будучи главой большого семейства, в котором росли десять детей, Диккенс задумал сплотить в единую обширную семью своих читателей. В обращении к ним в диккенсовском еженедельнике «Домашнее чтение» были такие слова: «Мы смиренно мечтаем о том, чтобы обрести доступ к домашнему очагу наших читателей, быть приобщёнными к их домашнему кругу». Атмосфера «семейной поэзии» художественного мира Диккенса имеет особое очарование. Критик журнала «Современник» А.И. Кронеберг в статье «Святочные рассказы Диккенса» верно отметил: «Основной тон всего рассказа – непереводимый английский home».
Вера Маркова как предтеча хайку-верлибра
— Игорь Васильев
(27/02/2017)
«Пуристкое хайку» отображает именно специфику английского языка: схематичность, чёткость, бедность оттенками и полутонами, всеобщность и деиндивидуализированность. Поэтому английский язык так хорош для точных наук, пособий по программированию и юриспруденции.
Испытание мифом
— Сергей Бирюков
(10/02/2017)
Я бы решился назвать это направление неомодерном. Но разумеется этот неомодерн осложнен...
«Кошмарный сон» параллельной вселенной
— Татьяна Лестева
(29/01/2017)
...более чем достаточно, чтобы во всех красках палитры увидеть современный мир во всём его многообразии. Или безобразии?
Хайку-верлибр: описание и примеры
Игорь Васильев
Иван Карасёв
(12/12/2016)
Хайку-верлибры дают авторам то, за что они больше всего ценят русский язык: гибкость, текучее многообразие, передачу полутонов мыслей и настроений, возможность создавать максимально яркие и неповторимые личные миры.
О литературе и литературной жизни -2
— Александр Балтин
(24/11/2016)
...на воспитание нового поколения высококвалифицированного читателя уйдёт столько же времени, сколько потребуется, чтобы научиться отличать кунсткамеру от художественной галереи.
О литературе и литературной жизни -1
— Александр Балтин
(19/11/2016)
...линия проколотого нерва, ведомая Леоновым от Достоевского (и цветовая гамма у него часто серо-бело-чёрная, как у Фёдора Михайловича); эта боль – за униженных и оскорблённых, количество которых у ХХ веке увеличилось в геометрической прогрессии.
Кого раздражает Лавиния Лонд
— Елена Зайцева
(19/11/2016)
Когда такая «невникательная тётенька», как я, читает блог «о тряпках и внешности», дело точно не в тряпках и внешности. Дело в блоге, дело в авторе.
Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма
— Константин Фрумкин
(15/11/2016)
...после Перестройки наша культура была уже не столько литературо- сколько именно историкоцентрична, и сказать что-то принципиально новое тут становится трудно, потому и возвращение постмодернизма уже не в литературу, но именно в исторически-ориентированную литературу становится приметой эпохи...
Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма
— Константин Фрумкин
(14/11/2016)
Почему вообще нас должен интересовать Третий Рейх?
Король поэтов
— Татьяна Лестева
(13/11/2016)
«Медальоны»… О ста классических сонетах о писателях, поэтах, композиторах разных эпох и народов можно было бы ещё многое сказать, сопоставляя мир чувствований и оценок Северянина с оценками критиков и собственным восприятием. Но одно несомненно – этот сборник неоценимый и недооценённый вклад поэта в русскую и мировую культуру.
Альтернативно-историческая фантастика как форма исторической памяти
— Константин Фрумкин
(07/11/2016)
...и авторы, и читатели, и персонажи альтернативно-исторической литературы вместе – каждый со своими нюансами – презентуют феномен «экзистенциальной задетости» историей. И, безусловно, все это является одним из проявлений общей озабоченности историей в современной русской культуре.
Игра на понижение
— Татьяна Лестева
(07/11/2016)
...Проханов призывает доверчивых губернаторов, с открытой русской душой, к бдительности.
Мистика бомбы (6)
— Алексей Варламов
(01/11/2016)
История России сложилась так, что помешать преступлению 1917 года никто не смог. В том числе, и Грин своими "контрреволюционными" рассказами. Он не был услышан, как не был услышан и Достоевский, и Лесков, и Писемский и вся русская антинигилистическая проза. Грину пришлось в царстве победившей революции жить пятнадцать лет и умереть в нищете и забвении. Но если искать причины, отчего писатель придумал свой "блистающий мир" и ушел в Гринландию, то самая первая из них кроется именно в этом - мистике бомбы, заложенный под страну и взорвавшейся.
Мистика бомбы (5)
— Алексей Варламов
(01/11/2016)
Самые лучшие рассказы Грина этого времени - рассказы о зле. Но никакой его эстетизации нет - есть только отвращение и желание зло победить. Врага надо знать в лицо - именно к этому стремился писатель с очень ясной нравственной позицией и очень загадочными художественными приемами Александр Степанович Грин.
Мистика бомбы (4)
— Алексей Варламов
(28/10/2016)
Тюремная невеста с именем любимой героини романа "Что делать?"
Мистика бомбы (3)
— Алексей Варламов
(24/10/2016)
...он любил ее, но она его не любила, потому что была предана революции, и ничего с этим нельзя было поделать даже такому упорному и волевому человеку как Грин, готовому на любое преступление во имя своей любви. Он и преступил…
Мистика бомбы (2)
— Алексей Варламов
(21/10/2016)
...с точки зрения истории литературы и исторической справедливости надо сказать, что именно Грин хронологически был первым в теме террора и как художник Савинкова намного превосходил...
Мистика бомбы
— Алексей Варламов
(20/10/2016)
...Грин начал со смерти и с тех, кто ей служит. Он изначально уловил в терроре самое важное — не социальный протест и не крайнее средство политической борьбы, а подсознательное патологическое нежелание жить, борьбу любви и ненависти к жизни в человеческой душе, поражение первой и победу второй и — как следствие стремление убивать себя и других. Увидел — и от этого призрака отшатнулся, но успел его запомнить и запечатлеть.
«Борис Годунов» как трагедия памяти и принцип метаморфоз в литературе хх в.
— Светлана Герасимова
(17/10/2016)
Проблема «народ и власть» не исчерпывает содержания трагедии «Борис Годунов».
«Парис окружных городков…»
— Тамара Неснова
(11/10/2016)
На именины Татьяны съезжаются окрестные помещики со своими семьями. Среди них Иван Петушков, которого Пушкин характеризует двумя словами – «уездный франтик».
Ленты новостей

X
Загрузка