Литературная критика

Рейтинг раздела

Мистика бомбы (5)
— Алексей Варламов
(01/11/2016)
Самые лучшие рассказы Грина этого времени - рассказы о зле. Но никакой его эстетизации нет - есть только отвращение и желание зло победить. Врага надо знать в лицо - именно к этому стремился писатель с очень ясной нравственной позицией и очень загадочными художественными приемами Александр Степанович Грин.
Мистика бомбы (4)
— Алексей Варламов
(28/10/2016)
Тюремная невеста с именем любимой героини романа "Что делать?"
Мистика бомбы (3)
— Алексей Варламов
(24/10/2016)
...он любил ее, но она его не любила, потому что была предана революции, и ничего с этим нельзя было поделать даже такому упорному и волевому человеку как Грин, готовому на любое преступление во имя своей любви. Он и преступил…
Мистика бомбы (2)
— Алексей Варламов
(21/10/2016)
...с точки зрения истории литературы и исторической справедливости надо сказать, что именно Грин хронологически был первым в теме террора и как художник Савинкова намного превосходил...
Мистика бомбы
— Алексей Варламов
(20/10/2016)
...Грин начал со смерти и с тех, кто ей служит. Он изначально уловил в терроре самое важное — не социальный протест и не крайнее средство политической борьбы, а подсознательное патологическое нежелание жить, борьбу любви и ненависти к жизни в человеческой душе, поражение первой и победу второй и — как следствие стремление убивать себя и других. Увидел — и от этого призрака отшатнулся, но успел его запомнить и запечатлеть.
«Борис Годунов» как трагедия памяти и принцип метаморфоз в литературе хх в.
— Светлана Герасимова
(17/10/2016)
Проблема «народ и власть» не исчерпывает содержания трагедии «Борис Годунов».
«Парис окружных городков…»
— Тамара Неснова
(11/10/2016)
На именины Татьяны съезжаются окрестные помещики со своими семьями. Среди них Иван Петушков, которого Пушкин характеризует двумя словами – «уездный франтик».
Памяти Ивана Овчинникова
Александр Денисенко
Нина Садур
Екатерина Садур
(07/10/2016)
Он, Иван Афанасьевич Овчинников, — явление в русской литературе и фольклористике. Долгое время о нëм шумела Москва, и до сих пор ещë гуляет эхо в еë художественной элите. Человек, при жизни ставший легендой, определивший своим редчайшим литературным вкусом ряд направлений неофициальной поэзии и прозы, сам при этом сохранивший здоровую, «нечернушную» основу своего творчества и мировоззрения, без которых трудно представить себе культурную жизнь России.
Братья Карамазовы. Почему трое?
— Светлана Герасимова
(27/09/2016)
Роман Достоевского не понятен без Евангельского контекста, особенно без истории искушений Христа.
Недооценённые. О поэтах Новосибирска
— Нина Садур
(26/09/2016)
Сибирская земля настолько огромна, что на ней не видно было ничего такого политического — один только снег и поэты.
Рецензия на книгу Владимира Варавы «Божественная жизнь Глоры»
— Анастасия Марущенко
(20/09/2016)
«Божественная жизнь Глоры» - уникальная возможность побывать в святая святых – в сознании человека, и возможно, найти там себя.
Россия – Сербия. Настоящий момент. Заметки о презентации белградского издания «Русский альманах» на ММКВЯ-29.
— Ирина Гурская
(14/09/2016)
"„Руски алманах“ – уникальное издание в мировой русистике: специализированный журнал на сербском языке, посвященный русской литературе и культуре, который знакомит публику с неизвестными именами, произведениями и явлениями". (Зорислав Паункович)
Кто отрезал хвост у обезьяны? (Окончание)
— Алексей Варламов
(28/08/2016)
...в целой стране поселились в одном доме два литературных антагониста десятых годов – метр и дебютант, гонимый и гонитель...
Кто отрезал хвост у обезьяны?
— Алексей Варламов
(25/08/2016)
...если попытаться найти во всей литературе Серебряного века человека наиболее далекого и чуждого Сологубу, то это будет именно Алексей Толстой...
Гефсиманский сад в русской поэзии
— Светлана Герасимова
(15/08/2016)
На образ сада чаще всего накладывается сакральным смысл райского сада или Гефсимании, своего рода земного ада, ставшего антиподом Эдема.
Лицо жука и панцирь человека
— Александр Закуренко
(07/08/2016)
Жук Кафки беззащитен, потому что он не зверь, не насекомое – он лишь данность неуловимости определения человеческого в категориях логики.
Сезон охоты на графоманов
— Игорь Михайлов
(04/08/2016)
Вот начало знаменитого рассказа Антоши Чехонте «Правила для начинающих авторов»: «Всякого только что родившегося младенца следует старательно омыть и, давши ему отдохнуть от первых впечатлений, сильно высечь со словами: «Не пиши! Не пиши! Не будь писателем!»
Вспоминая Валентина Пикуля
— Анатолий Белинский
(04/08/2016)
...в 60–80 годы прошлого века книги Валентина Саввича Пикуля возбудили у читателей огромный интерес к истории нашей страны.
Достоевский. Жизнь – преодоление анекдота
— Светлана Герасимова
(28/07/2016)
Жизнь – постоянное обретение себя в настоящем, диалогическое уточнение своего я. Мир пытается свести многозначность иероглифа судьбы человека к лаконичности анекдота. Дело чести героев Достоевского, если они не хотят обратиться в шуты, преодолеть анекдотическую апостасийность жизненного сюжета, засвидетельствовать о его многозначности.
Крест России
— Геннадий Муриков
(26/07/2016)
Он прекрасно понимал, что разложение тогдашней России начинается не с пресловутого «хождения в народ», что пропагандировали Чернышевский и его друзья, а с «хождения в правительство».
Михаил Булгаков. Гений на распутье
— Светлана Герасимова
(17/07/2016)
Будучи не от мира сего, творец остро чувствует враждебность мирового закона и ищет спасения у царственной Прихоти – тени Неисповедимости Божьей. Но ей подражает и обезьяна. Союз гения с властью превращает его в Фауста, борьба с князем мира сего – делает его подражателем Христу. Гений Булгакова всегда на распутье, всегда между Фаустом и Христом.
Господин Ёжик
— Игорь Бондарь-Терещенко
(17/07/2016)
...как правильно заметил Петрушка у Гоголя, стоит ли горевать о развалившейся кибитке, если журавли улетели!
Чехов. Жизнь экспромтом
— Светлана Герасимова
(08/07/2016)
Чеховский театр – это иллюзия, ставшая жизнью.
«Русский язык – счастье моей жизни» (Беседа с Анни Констанс Кристенсен)
— Ирина Гурская
(04/07/2016)
...Адмирал Путятин прибыл на фрегате «Паллада», и его секретарем был Иван Гончаров. Эскадра стояла на рейде, на берег сходить не разрешалось, и вот Иван Гончаров и мой прадед Иван Фуругельм вели переговоры, а также ездили в Шанхай узнавать последние новости. В произведении «Фрегат Паллада» мой прадедушка упоминается несколько раз. Когда книга «Фрегат Паллада» была издана, Иван Гончаров послал прадедушке экземпляр с дарственной надписью. Но, к сожалению, когда имение сгорело, эта книга сгорела тоже. Так что, можно сказать, это была почти дружба. Когда потом экспедиция направилась на север, они приплыли к небольшому необитаемому острову. Мой прадед предложил, чтобы его назвали именем Путятина, а Путятин сказал, что хорошо бы острову носить имя Фуругельма. Так появился остров Фуругельма, он и сейчас существует с этим названием, недалеко от Владивостока.
Когда мужчины плачут
— Игорь Бондарь-Терещенко
(20/06/2016)
...«Адаптация» – это не фантасмагория с футурологией вкупе, ...а вполне многослойное чтиво, то бишь психологический реализм с авантюрно-философской подкладкой.
Ленты новостей

X
Загрузка