Жития Святого Феодосия (Беседы 144-147)

 
 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Тропами войны
(Беседа No 144 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Я в Мерчик раньше часа не поеду,” –
Водитель был к торгам не расположенным.
Он дожевал куриную котлету,
И я не стал делиться с ним творожником.
Святой и я застряли в Краматорске,
Который был опять захвачен "нашими".
И нашим животам, не слишком толстым,
Пришлость проститься с барскими замашками...
Автобус был набит до самой крыши;
В нём не упоминался термин "беженцы",
Но чувствовалось: ход событий крымских
Кому-то дал надежду, что "продержимся".
Святой кивнул мне: “Эк оно заверчено...”
И дальше мы молчали, вплоть до Мерчика.
 
 
Пермская обитель
(Беседа No 145 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Третьего в этой обители нет:
Хочешь – умри, а не хочешь – уйди,” –
Мне Феодосий сказал прошлым летом.
“Всё так и есть,” – подтвердил Никодим.
Видимо, я не спешил умирать.
А уходить – был ещё не готов.
И, как себя опозоривший ратник,
Сник и полез схороняться под стол.
“Видишь, он сник!” – никодимовый перст
Строго уткнулся в меня под столом.
Но Феодосий, румяный как персик,
Чай заварил и заметил, незло:
“Зрелость нисходит к нему неприметно:
Третьего в этой обители нет.”
 
 
Разделённые стеной
(Беседа No 146 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Начинается дождь. Под землёй начинается дождь.
Проступают поверхности луж; скоро – каплям лететь.
Феодосий сказал: “Прогуляйся; чего же ты ждёшь?”
Я сказал: “Жду дождя, но условия, видно, не те...”
Но условия – ТЕ: вездесущая лимфа Земли
Обволакивает наши ноги; сквозь лужи у ног
Небожители смотрят в круги наших сплющенных лиц,
Залетевших в небесную твердь, словно пули – в окно.
Феодосий всё знает – о каплях, летящих в зенит,
О глазах небожителей, тупо глядящих на нас,
Для которых не важно – помиловать или казнить,
Потому ли, что наши миры разделяет стена?..
Памятуя всегда о присущей мне тупоголовости,
Феодосий сказал: “Верх и низ – это просто условности.”
 
 
Ищущим себя
(Беседа No 147 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Мне припомнилось: как-то святой объяснял мне,
Что весь мир – это мы, в каждой мелкой частице:
И в воде, и в костре, и в травинке, и в камне,
И в полночной звезде, и в кочующей птице.
Я спросил у него – сколько сущностей в мире, –
Идентичных, но неузнаваемых нами?
Он сказал: “Ни одной, что была б несравнимой
С человеком – в масштабах Божественной длани.”
Я подумал о том, как мы с ним непохожи,
Да и мудрость его открывалась не сразу.
Мне её удалось сформулировать позже –
В виде очень простой, но загадочной фразы:
«Феодосий зашёл к Феодосию в гости
И спросил у святого: “А где Феодосий?”»
 
 
 

X
Загрузка