Жития Святого Феодосия (Беседы 71-75)

 

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 
 
          Чем опасны тропики
(Беседа No 71 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Нет, человек есть существо суицидальное,
А потому – ему необходимо общество,” –
Ведя беседу под кокосовыми пальмами,
Мы убеждались в том, что игуаны тощие
 
Нас провожают немигающими взглядами.
Святой всё это находил вполне естественным.
Я уточнил: “Они ведь точно травоядные?”
Но тут ямайскими классическими песнями
 
Нас оглушила группа местных исполнителей,
И мы поспешно отступили – перед музыкой...
Я Феодосию сказал, что, будь я мстительным,
Желал бы им – быть игуанами покусанным.
 
А Феодосий отвечал: “Забудь их начисто,
Ведь нас с тобой спасут совсем иные качества.”
 
 
 
 
На банкете после инаугурации
(Беседа No 72 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Продолжительность жизни исследовать нужно на дафниях,” –
Тон профессора был оживлённым, но в целом безрадостным.
Все учёные гости казались прилично поддатыми,
Как и жуткой комплекции дамы в вечерних нарядах.
 
Я спросил у профессора – чем хороши его дафнии?
Ведь подобные опыты ставились над нематодами.
Но профессор, тактично, назвал мои сведенья давними.
Я парировал тем, что в науке господствует мода.
 
Феодосий смотрел на часы и пощипывал бороду.
“Человеку бессмысленно знать – сколько в среднем отмеряно.
Ведь живёт он от мира превратностей не за заборами,
И ни в жизни, ни в смерти своей – быть не может уверен.”
 
Тут профессор, вмешавшись, спросил его – могут ли дафнии?
Но святые не располагают подобными данными...
 
 
 
 
Крещенская вода
(Беседа No 73 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Да исцеляйтесь вы хоть этим помидором!” –
Сказал я им и, от фрустрации, осел.
Купанье в речке, – тема нашего раздора, –
Уже успела надоесть, похоже, всем.
 
“Не испытав себя в крещенские купанья,
Не смей судить о чудодействии воды!” –
Монументальных форм послушница Еланья
Трясла молитвенник, зачитанный до дыр.
 
“Я не берусь судить о том, чего не знаю...” –
Мой голос взмыл, но Феодосий перебил:
“Не нужно ссориться; пойдём купаться с нами!” –
И сделал жест по направлению к Оби.
 
А я застыл, как пред Каиафою Иуда:
Лезть с ними в прорубь?.. Или ТАК поверить в чудо?..
 
 
 
 
Слоны и моськи
(Беседа No 74 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Идёт смиренный человек по вспаханному полю,
А у него над головой капустницы кружáтся...
И он не знает – чем богат, куда идёт – не помнит,
И ко всему живущему испытывает жалость.
 
Встречается ему село, – Великие Высéры,
В котором с ударением лишь дурень не ошибся.
И гром гремит. И небо цвет приобретает серый.
И вскоре с елей вековых гроза сбивает шишки.
 
А человек себе идёт, и под дождём не ропщет.
И нет в нём алчной суеты, и ничего мирского.
И нет сложнее мудреца. И простака нет проще.
Нет, Феодосий не таков... Но точно – не таков он?..
 
А ты бежишь, бежишь за ним, – стараясь и потея,
Забыв, что подражать святым – нелепая затея...
 
 
 
 
В обществе бородачей
(Беседа No 75 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
День кончался. “Мне приснилось, что я плáчу,” –
Я сказал святому, лёжа на диване
В зимних сумерках, свернувшись, как калачик.
Небольшой камин потрескивал дровами.
 
Пахло яблоками, воском и корицей.
Разбирающий на полках манускрипты
Феодосий, не стремящийся побриться,
Мне напомнил Периандра из Коринфа.
 
Я сказал, что знал, куда ведут дорожки:
С неудачами – теряешь веру в Бога...
Он ответил: “Вера в Бога – это роскошь,
Но доступная практически любому.”
 
А потом мы вместе ели суп из репы,
Обсуждая то, чего не знали греки.
 
 

 

X
Загрузка