Жития Святого Феодосия (Беседы 66-70)

 

 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

 

 
 
Всё – музыка и свет
(Беседа No 66 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
Убитой девочке тафья была мала, –
В мой мозг впаялось, почему-то, только это.
Я смутно помню снег больничного двора,
Фонтаны ртутного, безжизненного света...
 
Ворота морга запирались на засов.
(Зачем засовы – если некому ломиться?..)
Служитель, жестами и внешностью – масон,
Сказал, что в холле ждут ответственные лица.
 
Мы шли вдоль стен ночного корпуса, и свет –
Иссиня-белый, с шевелением снежинок, –
Меня накрыл, и я почувствовал, что весь
Не умещаюсь, – как она, – в стенáх обжитых...
 
Вдруг Феодосий задержал свой взор над крышей:
“Я слышу музыку... И ты её услышишь.”
 
 
 
 
Сжигая мусор
(Беседа No 67 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Успех мне улыбался лишь в вещах
Бессмысленных, не приносящих пользы,” –
Сказал я, обращаясь к овощам
И к дыма растворяющимся кольцам,
 
Совсем о Феодосии забыв, –
Сжигающем листву и мелкий мусор.
Вдали – высоковольтные столбы
До низких туч старались дотянуться...
 
“Успех в одном есть бедствие в другом,” –
Сказал святой и бороду огладил, –
“Будь выбором своим смиренно горд.
Пойдём-ка, выпьем чаю с шоколадом!”
 
И мы пошли, и сели рядом с печкой.
И съели шоколад, весьма успешно.
 
 
 
 
Феодосий и белка
(Беседа No 68 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
...Я не успел ещё порядком удивиться,
Как зверь сказал, что даже в детстве не был мелким.
Являясь самкой (или, всё-таки, девицей?),
Он показался мне огромной рыжей белкой.
 
Но – говорящей?! Это сразу выходило
За все понятия о странном и безумном.
Я подобающе представился: “Владимир
Ульянов-Ленин; по субботам – Шака Зулу.”
 
Зверь ощетинился; я вскрикнул... и проснулся.
Святой читал под лампой в розовый горошек.
Я описал свой сон, и он, как папский нунций,
Изрёк: “Упрямое растение ты можешь
 
Цвести заставить – удобрением, поливом;
А успокоить ум – прогулкой и молитвой.”
 
 
 
 
Этнотуризм в Злобино
(Беседа No 69 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
“Здравствуй, бабушко! Власти не мучают?” –
Тон святого казался участливым, –
“Лучше здесь помирать, неимущими,
Чем пускаться на поиски счастья?”
 
“Супостаты смеются над Злобино!”
И, на пόл побросав свои веники,
Бабка живо схватила оглоблину, –
Инструмент для изъятия денег.
 
Феодосий сказал, примирительно:
“Не спеши нас оглоблею потчевать.
Вот: заначка на благотворительность;
Остальное пришлём тебе почтой.”
 
Я, признаться, не сдерживал радости,
Что святой в этот день был покладистым...
 
 
 
 
В дупле
(Беседа No 70 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
В дупле было сухо и мягко, но очень темно.
Я вытащил маленький, скудно светящий фонарик –
И сразу увидел, вблизи, Феодосия нос.
Такие носы – украшение для семинарий! –
 
Подумалось мне, и вопрос сам собою возник:
О преподавании и богословских предметах.
Святой, дисциплины назвав, сообщил, что они
Скучны, догматичны, а главное – очень заметно
 
Купируют подлинный дух христианских идей.
“Каких, например?” – я святого спросил, не подумав.
“Таких, как гуманность к животным, крещенье в воде,
Смирение духа, а также сидение в дуплах.”
 
“Так вот для чего мы сидим здесь! – сказал я святому, –
Как сони, синицы, куницы, ночницы и совы...”

 

 

X
Загрузка