Жития Святого Феодосия (Беседы 126-130)

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Беседа № 126. Февраль
Беседа № 127. О списках
Беседа № 128. Дающееся нам в ощущениях
Беседа № 129. Сигизмунд Карлович
Беседа № 130. Стыд
 
 
 
 
Февраль
 
(Беседа No 126 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
 
Мы сидели в подвале, среди отопительных труб,
Щелевых кирпичей и корыт со строительным мусором.
Мне не нравился запах грунтовки, но ближе к утру
Я принюхался и перестал находить его муторным.
 
...Показалось, что кто-то стоит подле нас, в темноте.
Я услышал свой собственный голос, с намёком на панику.
Феодосий, привстав, осмотрелся вокруг, а затем
Посветил мне в лицо маломощным карманным фонариком:
 
“Объясни, что ужасного может случиться с тобой?”
Я ответил святому, что мир оскудел в безобразиях;
Что Земля – это кладбище видов, мучений юдоль;
Что вонючей грунтовкой зачем-то все двери покрасили...
 
Он сказал: “У людей от такого случаются колики.
Не менжуйся; давай посидим и подремлем спокойненько.”
 
 
 
 
О списках
 
(Беседа No 127 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
 
Мы пили, мы ели, мы спали... Мы спали:
В высоких домах. На пуховых перинах.
В чужих теремах. На кроватях из стали,
Из дуба, из ели... На спинах ослиных.
 
Порой – в чистом поле. На собранных листьях.
На голой земле. На лужайке, под клёном.
В горах, – на камнях, от тумана осклизлых.
В лесу. Не в лесу. На обветренных склонах.
 
В подвалах. В ночных поездах. На диванах –
Различных расцветок, объёма и массы.
На пляже. Под сенью цветущих каштанов...
И, если б святой не вернул меня наземь,
 
Сказав, что пора на ночлег торопиться,
Я мог бы всю ночь продолжать этот список.
 
 
 
 
Дающееся нам в ощущениях
 
(Беседа No 128 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
 
“Не ощущай себя необходимым,
Поскольку это – корень всех иллюзий,” –
Сказал святой и к брату Никодиму
Ушёл, а я остался – как на блюде
 
Горошина, которую не съели.
(Кому какое дело до горошин!)
Теперь вопи – хоть до конца недели, –
Уже не ощутишь себя хорошим...
 
Я приготовил чай. Убрал кастрюли.
Сварил фасоль, а к ней – томатный соус.
Почистил кран (не зная – ототру ли).
И даже абажур помыл, на совесть.
 
Подмёл на кухне и порезал дыню, –
Не ощутив себя необходимым.
 
 
 
 
Сигизмунд Карлович
 
(Беседа No 129 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
 
Если додуматься – птицу назвать Сигизмунд
Карлович, то в жизни ей, почитай, повезло.
Доброе имя – маяк, разгоняющий тьму,
Твердь ономастики в водах дрейфующих слов.
 
Я попугаю сказал: “Сигизмунд, не дури.”
“Карлович!” – тут же поправил оплошность святой.
Карлович будет – когда он пять раз повторит,
Что перестанет без нас забираться на стол.”
 
Птица нахохлилась, гневно взметнув хохолок,
И Феодосий тотчáс предложил ей еды.
Я проворчал, сам себе: “Эх, казак удалой,
Планы твои, как всегда, обращаются в дым...”
 
“Точно, казак!” – оценив Сигизмунда, рукой
Добрый святой указал на меня: “Вот твой конь.”
 
 
 
 
Стыд
 
(Беседа No 130 из цикла Жития Св. Феодосия)
 
 
“Я тщеславен, – сказал я святому. – Я жаден и глуп.
И труслив. И неискрен. Порокам моим несть числа.”
Феодосий рассматривал что-то под лампой, в углу,
Разложив свои книги вдоль меридианов стола.
 
“Мне так стыдно, – сказал я святому, – и я сознаю,
Что и нынешней, пакостной, участи не заслужил;
Что для схожих со мною – не может быть места в раю.”
“И когда ты всю эту механику понял, скажи?” –
 
Мне послышалось, голос святого стал мягким, как воск;
В нём исчезли насмешливость и колоски озорства.
“С кем ты будешь делить свой досуг, и пример брать – с кого?”
Я сказал, что ни с кем, потому что во всём виноват.
 
Феодосий вздохнул и сказал, что вся жизнь у меня
И была подготовкой – к тому, чтобы это понять...
 
 
 
 

X
Загрузка