Земля в иллюминаторе
— Валерий Бохов
(03/08/2021)
Одна отрада у меня, одна отдушина – дневник. Это я, ещё когда учительствовал, правило завёл. …как будто беседую с сыновьями. Вот по ним я очень скучаю. Без них тяжело. Морально тяжело. Ведь они моя семья. Родные. Оба давно улетели, с первыми разведывательными кораблями. Лёша, как я знаю, – на планету Кеплер 82b, Тёма – на планету, кружащую вокруг Тау Сетие.
Политзэк (Окончание)
— Владимир Меньшиков
(02/08/2021)
Есть такая категория «бунтарей-потребителей». Как не крути, но он имел отношение к этой группе.
Политзэк
— Владимир Меньшиков
(30/07/2021)
Был выходной: суббота. Народа на площади разгуливало немало. Не доставало только талантливого организатора, этакого пургообразователя, который умел бы гнать, нести пургу, этакого человека-инструктора из парткома-пургкома…
Три знака у ключа
— Ирина Гурская
(26/07/2021)
Как бы ни проявлялись симптомы этой болезни, о них всегда узнавали внезапно. Как бы ни разнились, прячась друг за друга в лихой чехарде пойманные и уловленные проявления, самым надежным знаком оставалось выражение глаз, у всех заболевших испуганные глаза, потупив взор, сообщали медики и журналисты. (...) Были ли испуганными мои глаза...
Синяя шапочка
— Валерия Степаненко
(20/07/2021)
Ты же понимаешь, что будет дальше. Ты проглотишь бабку, потом меня, а Охотник зарубит тебя топором, чтобы нас спасти. Оно тебе надо?
Прекрасное далёко (из книги "Грусть-Лабинск")
— Максим Пешкин
(14/07/2021)
...Странные дела, очень странные. И улицы какие-то странные, и дома как будто кривые, и дороги под ногами почти скользкие, с пути как будто сбивают, в сторону уводят. Люди идут. Недовольные какие-то, как будто им кто-то рассказал про абсурд бытия, как будто поняли, что существование смысла лишено. Кажется, что всё у них есть – и цели какие-то, и стремления с увлечениями, и дома, и семьи, и машины. А всё равно...
Плоть мира (рассказ-картина)
— Дмитрий Убыз
(26/05/2021)
Плоть леса была нашей плотью: плоть мира, плоть природы, плоть жизни, плоть формы, плоть личности, плоть существования. Осознав это, мы задумались о том, кто мы и сколько нас. Можно ли нас определить и исчислить? В ком горит искра жизни, кто мыслит, кто рождает образы, кто задается вопросами и ищет ответы на них?
София. В поисках мудрости и любви (10)
— Денис Клещёв
(25/05/2021)
"...Добавив запретный плод к Древу Жизни, мы получим Древо Познания, и этим плодом является одиннадцатая Сефира Даат — Познание, это дар, посредством которого можно вывернуть Эйн Соф наизнанку. Господь запретил питаться плодами с этого Древа, испугавшись, что однажды кто-то другой станет Творцом. Только представь, что это значит!"
Габсбурги
— Илья Имазин
(24/05/2021)
Слово! Перед операцией вы его загадали, чтобы вспомнить, отойдя от наркоза. Это слово – мостик между «до» и «после»...
Перерождение в дыму соскребающего паровоза
— Дмитрий Убыз
(21/05/2021)
Вот как естество тайно перерождается в природе.
Море коров
— Дмитрий Убыз
(18/05/2021)
Должен, правда, признаться, что иногда мне хотелось бы, так сказать, вынырнуть из этого моря коров, отвлечься от них. Но кто же тогда будет следить за коровами?
В ожидании Критского
— Нина Щербак
(17/05/2021)
Заменить Критского было решительно невозможно. Она поняла это достаточно рано, поэтому и не пыталась удивляться его постоянному присутствию, близкому или дальнему.
Мера времени
— Дмитрий Убыз
(14/05/2021)
«Заземляй! Заземляй!» – крикнула женщина. «Како? – говорил я. – По нявому?» «По сявому, веси, воединяй!» – завизжала она. Но было поздно.
Тангейзер (3)
— Георгий Хазагеров
(13/05/2021)
...Массовое общество, конечно, слышало, что «бог умер», но крепко надеялось на то, что, умерев, он оставил после себя закусочные...
Тангейзер (2)
— Георгий Хазагеров
(12/05/2021)
Тангейзер был обнаружен вольнонаемными каменщиками, разбиравшими стены бани. За глухой стеной обнаружился голый человек, заросший густой бородой и обсыпанный известкой. На голове у него был колпак из пожелтевшей газеты, оказавшейся «Правдой» за первое мая 1971 года. Фамилией он представился удивительной: Центр-Цеволин. Документов при нем не было, и в тот же день он был помещен в отдельную палату.
Тангейзер
— Георгий Хазагеров
(11/05/2021)
Эпоха «конца века», приковывала к себе внимание Айхеля не потому, что он был эстетом или соискателем ученой степени, а потому, что он, как, впрочем, и все остальные, так и не решил антиномий этой далекой эпохи, когда «бог умер», а искусство эмансипировалось сначала от морали, а потом и от красоты.
В тени Водолея (7)
— Вячеслав Овсянников
(29/04/2021)
...Утром, раскрыв окно, вижу: журавли! Летят клином высоко в чистом, голубом небе, курлычут. Поехали на пл. Стачек, танк на постаменте, дзот в цветах, в георгиевских лентах. Концерт, песни, участники шествия «Бессмертный полк» с портретами на древках. Часы неба и часы души не повторяются. Если зажечь свечу у себя за спиной, а перед собой поместить кристалл кварца, чтобы свеча его освещала, и сосредоточить взгляд на освещенном кварце, то в голове возникнут все книги, которые тебе необходимо написать, и все мысли, которые тебе надо написать в этих книгах.
В тени Водолея (6)
— Вячеслав Овсянников
(27/04/2021)
Пятница, дние лукави, снег с дождем. Ангел смерти, слетающий к человеку, чтобы разлучить его душу с телом, весь покрыт глазами. Иногда ошибается, слетает раньше срока, тогда дает тому человеку, кроме его глаз, еще два своих глаза. Тот человек становится непохожим на прочих. Кроме того, что он видит своими природными, как у всех, глазами, видит еще и глазами ангела: то, что недоступно прочим. Видит не как люди, а как существа иных миров, столь противоположно своему природному зрению, что возникает великая борьба в человеке
В тени Водолея (5)
— Вячеслав Овсянников
(22/04/2021)
...Хемингуэй, прочитав рассказ Андрея Платонова «Возвращение» в переводе на английский, воскликнул: «Вот мой учитель!». Полнолуние. Заяц толчет в ступе волшебный корень бессмертных слов. Все лишь ступог к имени, даже ночная Вселенная. Среда, ветер, голос горестный: «Когда же ты вернешься?». Две черных собаки у обочины, нехотя встав, отошли в сторону. Ночь, умный череп. Ибо из тварей, которые дышат и ползают в прахе, истинно в целой вселенной несчастнее нет человека.
Люди идут: топ-топ… Время идёт: тик-так…
— Илья Имазин
(21/04/2021)
Разоблачение состоялось вечером. «Да, все верно. Тезка, однофамилец. Окончил тот же институт, но на четверть века позже. Я в сетях не указываю свой возраст. Мне не 60, а 35. Семьи нет и не было».
Чудо с мясником (Действие второе)
— Александр Строганов
(21/04/2021)
...Мы не улавливаем мириады жил, связывающих прошлое и будущее, ибо пропущены они аккурат сквозь наши тела и души, но всякая мелочь имеет подчас решающее значение…
Чудо с мясником (Действие первое)
— Александр Строганов
(19/04/2021)
Так-то меня зовут Фомой, но Фома мне не очень подходит, точнее, совсем не подходит. Фома – отрицание. Я же допускаю все. Опыт. Это важно. Прошу запомнить.
В тени Водолея (4)
— Вячеслав Овсянников
(16/04/2021)
«...когда свет достигает предельной высоты, рождается мрак. В этом судьбы людей, идущих по кольцу». Ляо Чжай. Музыка запахов. В Японии слабый, едва уловимый запах ценится больше, чем сильные, пронзительные запахи. «Вы рисуете ветку и слышите, как свистит ветер». Цзинь Нун. Корень глубок, а тайна – вот она, шелестит веткой. Видится и не видится, слышится и не слышится. Незаметное сделать заметным, неясное ясным. Следуй кисти. Дзуйхицу.
В тени Водолея (3)
— Вячеслав Овсянников
(12/04/2021)
...как чудно стоят звуки в «Слове о полку Игореве»! Вся эта маленькая древняя поэма поет и звенит, вся – музыка! И это другие звуки, не те, что в новой литературе. Звуки другие, но расстановка звуков равносильно чиста и мощна. Этот дар неизменен, и на этом даре стоит и будет стоять магия слов, магия поэзии. У разных поэтов разные звуки, у Пушкина – такие, у Державина – другие, у Маяковского – опять же, другие, но расстановка звуков равносильно чиста и точна, и, значит, равная магия. А нарушение, искажение или замена этой единственной, в каждом конкретном случае, звуковой расстановки неизбежно приводит к утрате этой магии. Что мы и видим на примере переводов...
В тени Водолея (2)
— Вячеслав Овсянников
(08/04/2021)
Март, таянье, «Хевсурская баллада», молодая Чиаурелли, горы, снег, две черных фигуры в косматых шапках, наведенные ружья, выстрел. Литейный, Ахматова, библиотечный коллектор, пудовый рюкзак с сочинениями, моими. Постоял в саду, солнце, голубое небо, снег тает, как тогда, в такой же мартовский день, она, в черном пальто с меховым воротником. На Невском окликнул писатель Тропников: «Овсянников, куда бежишь?». Мои безответные звонки, туда, в никуда, в бездну отчаянья.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS