Чечня. Записки о гражданской войне* (30)
— Андрей Знамов
(11/03/2020)
Сегодня наша группа в последний раз выйдет на боевые и больше не вернется сюда. И все, кто знал нас в этом селении, будут считать нас погибшими. Кто-то с печалью воспримет эту новость, а кто-то, может, и с радостью. Но как это относится ко мне?
Сон в летнюю ночь
— Юрий Тубольцев
(05/03/2020)
Он был современником Пушкина и Ломоносова, у него даже были дальние родственники из хозяйства Екатерины... Все были гуси как гуси, а он... изучал людей. Читал Лермонтова и Некрасова.
Чечня. Записки о гражданской войне* (29)
— Андрей Знамов
(02/03/2020)
«Сколько раз нас продавали за бабки? Посчитать? Он устал быть предаваемым и решил предать сам. Ты видел деньги? Не сами бабки, а как с любовью они были сложены. Он лелеял их. Его купили, Вася! Почему? Если там наверху можно, то почему нельзя и мне продаться?»
Слово
— Владислав Крылышкин
(02/03/2020)
Можно придумать новые слова и составить из них другие понятия, но мы не уйдем от двойственности разума, от Да и Нет воли. Нам так и носить шутовской колпак с двумя бубенцами полушарий.
Чечня. Записки о гражданской войне* (28)
— Андрей Знамов
(27/02/2020)
Я смотрел вслед удаляющемуся командиру; меня никак не хотела покидать мысль о знакомом силуэте того десятого боевика. Я не стал делиться своими догадками с остальными. Главное сейчас – сосредоточиться на возвращении. Мы укрылись в распадке и стали ждать, когда придут «спасатели».
Чечня. Записки о гражданской войне* (27)
— Андрей Знамов
(25/02/2020)
Оказалось, в России особое отношение к странникам: блюстители порядка, редко попадавшиеся на пути, ни разу не поинтересовались нашими бородатыми лицами; нам мало когда удавалось ночевать на природе в одиночестве, нередко находился хозяин или хозяйка, которые устраивали нас на ночлег, прося только молитв и каких-то записок. Большегрузы сами останавливались против нас, предлагая подвезти...
Чечня. Записки о гражданской войне* (26)
— Андрей Знамов
(19/02/2020)
Весна девяносто восьмого, что принесешь и чем запомнишься мне? Для приключения не хватало только одного – классики жанра: паролей и отзывов, явок и секретных агентов. Хоть книгу пиши о шпионах.
Волосы
— Сергей Волченко
(18/02/2020)
...она лежит сейчас перед ним; и вдруг почувствовал, это испытание, самое сильное испытание любви: если уж действительно любил, то, значит, обязан так же любить и сейчас.
Умница
— Сергей Бурлаченко
(14/02/2020)
Некое «Я» – то ли поэта, то ли всего живого на земле – бродило по неизвестным городам и пустыням. Сначала оно искало какую-то Кормилицу, потом кого-то не то съедало, не то насиловало, дальше само же беременело, таскало тяжёлый живот с «плодом-гробом» по бесконечным «весям-песням», рожало на пустыре, похожем на греческий древний вымерший театр, многорукого и многоглазого ребёнка и, в конце концов, любуясь им, сходило с ума и навеки успокаивалось. ...Дитя-урод исчезало на просторах «страны-сраны» с хохотом и воем, подобно бабе-яге.
Чечня. Записки о гражданской войне* (25)
— Андрей Знамов
(13/02/2020)
Целый год – каникулы! Местные постигают военную науку. Стрелять и бегать толпой у них получается просто великолепно. Но работают в группе слабо. Все в кроется в самовыражении. Командира тройки найти сложно. Он здесь должен обладать двумя взаимоисключающими качествами. Жесткостью с подчиненными и уважением к ним. Раздаваемые зуботычины за ошибки своему напарнику плохо влияют на его желание прикрывать спину своему начальнику.
Чечня. Записки о гражданской войне* (24)
— Андрей Знамов
(10/02/2020)
Лебедь, зарабатывая политический вес, продал и предал армию и страну. В угоду не знаю кому мы сдали Грозный и ушли из Чечни проигравшей стороной. ...Предал всех, кто сложил на этой земле свою голову. Все было зря.
Ботаник
— Елена Кириллова
(10/02/2020)
Олег любил ходить в оранжерею у Таврического сада – бесплатно и экзотично. ...долго потешался надо мной, когда я сказала, что ананасы растут на пальмах.
Евграф
— Сергей Бурлаченко
(07/02/2020)
Роман перевели на пять языков и напечатали в двенадцати странах, но не здесь. Здесь его самого, автора, начали выслеживать, вынюхивать, выкуривать из норы анонимности, чтобы прикончить. Но он не дался. Взял имя Евграф – «пишущий хорошо» – и залёг на дно. Кто он, где он, зачем он, сам порой не помнил.
Игра в полицию
— Дмитрий Убыз
(05/02/2020)
...отделение было не настоящим, а игрушечным – конструкцией из дерева и пластмассы. Вокруг него располагались качели, карусель, лестницы и горка для катания.
Тот же и другой
— Андрей Бычков
(02/02/2020)
И Филипп снова обнаруживал себя в купе. Или в каюте. На Земле. Или ближе к Солнцу. Крылья, слава богу, целы. Он мог заправлять постель. Чистить зубы. Наливать кофе. Смотреть на пирамидальные тополя за окном. На серебристые волны. Стаи синих, раскаленных до белизны дельфинов. Пурпурно-проволочные галактики. Смотреть на Икара, вращающегося в отражении стеклозеркал.
Чечня. Записки о гражданской войне* (23)
— Андрей Знамов
(30/01/2020)
Первую свою диверсию я решил провести на марше роты к полевому лагерю. Осталось выбрать место и обговорить с группой детали.
Чечня. Записки о гражданской войне* (22)
— Андрей Знамов
(27/01/2020)
Мужики! Я для Вас командир, как и для всей группы только в строю. А в курилке и жизни я, как прежде. Есть возражения или согласны?
Фанфикшн по-Достоевскому
— Юрий Тубольцев
(26/01/2020)
Профессор Преображенский делал Шарикову операцию тем же топором, которым Раскольников зарубил старуху. А сейчас этот топор ищут все современные писатели, чтобы продолжить эпопею.
Облака пурпурного цвета
— Нина Щербак
(26/01/2020)
«Я обязательно должна их полюбить», — снова и снова думала она о каждом встреченном ею человеке, и чем страннее звучали эти слова, гулко отдающие эхом и пульсом в ее голове, тем больше она была уверена, что именно это она и должна сделать. Принять и полюбить.
Чечня. Записки о гражданской войне* (21)
— Андрей Знамов
(23/01/2020)
Расставшись с Дюной в Москве, мы дружной кампанией отправились в Марий Эл. Чуть больше четырнадцати часов в выкупленном нами купе, и мы в Йошкар-Оле. Осмотреться в городе не удалось – нас встречали. Василий Никанорович – отец Грома, а по гражданке Василия Васильевича, на достаточно свежей четверке ввез нас в родовое гнездо, давшее жизнь моему боевому товарищу. В дороге мы с огромным удовольствием просветились о родословной участника наших недетских игр. Из числа русских переселенцев, с семнадцатого века проживающих на марийских землях.
Чечня. Записки о гражданской войне* (20)
— Андрей Знамов
(21/01/2020)
Территория контролируется отрядом гелаевских боевиков, ни много ни мало более ста штыков. Горная местность, что утяжелило нашу экипировку на альпинистское снаряжение. Ущелье, где рухнул Су-25, вообще мышеловка. Не успеем выйти – захлопнется с двух сторон. А еще надо найти площадку для эвакуации вертушкой, время подлета которой пятнадцать-двадцать минут.
Общение
— Владислав Крылышкин
(21/01/2020)
Словно проснувшийся вулкан, бездна плеснула лавой снов, стала растекающимся Сновидцем, сеятелем звёзд и жнецом света с острым серпом сознания. Теперь мы говорим друг с другом, делимся и отстаиваем, бросаем вызов и увлекаем, лицемерим и признаёмся, молимся и проклинаем, болтаем и мудрствуем. Мы – театр одного Артиста...
Кризис среднего возраста
— Алексей Герасимов
(21/01/2020)
Служащий банка пил, вспоминал свою жизнь и думал о том, сюжет его жизни придумал какой-то очень нудный, неизобретательный сценарист.
Чечня. Записки о гражданской войне* (19)
— Андрей Знамов
(17/01/2020)
Я помню, как нам вдалбливали в голову кодекс диверсионной группы, но и предположить не мог, вернее и не хотел предполагать, что это произойдет со мной.
Неиспользованная возможность
— Роман Шорин
(17/01/2020)
Поэтесса словно бы подавала пример, словно бы намекала: «Будь как я, потому что оно того стоит». И Василий не был бы Василием, а был бы кем-то заскорузлым и нечутким, если бы не внял этому намеку.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS