Комментарий | 0

Чечня. Записки о гражданской войне* (13)

 

 

 

После тряской дороги, уводящей в сторону от города, мы подъехали к КПП воинской части на краю поселка. В пути, по предложению Слона, переоделся в полевую форму. Оставив его наблюдать за вещами в раздолбанном временем уазике, я сначала представился командиру полка и, получив от него все необходимые указания и сдав документы на довольствие, направился в столовую заморить сосущего под ложечкой червячка. Офицерский пункт приема пищи гудел, как разворошенный улей. Основополагающим было название пункта: наши взяли Ведено и под Ведено, штаб Басаева – в Ведено. Радостные возгласы, поздравления… Никому не было дела до прибывшего нового лица. Незаметно для всех я закончил прием пищи и вернулся к Слону. Наш путь лежал на полигон, где обосновался небольшой отряд, во главе с Майором, который стал теперь для меня непосредственным начальником и вершителем судьбы на ближайшие восемь лет.

Я вновь попал на КМБ 1. По-другому назвать то, чем мы занимались в течение месяца, не поворачивался язык. С утра до вечера, словно молодых бойцов, нас гоняли до привкуса крови во рту. Утро открывал марш-бросок на стрельбище. Обратная дорога – игра в «Зарницу», где, разделенные на две группы, мы то преследовали, то пытались скрыться друг от друга. После обеда – тактические игры КШУ2 по карте, полоса препятствий, рукопашный бой. После ужина – обучение минному делу: растяжки, мины, фугасы и т.п. Отбой. И снова утро. Майор снимал с нас излишки жира. Я своих солдатиков, оказывается, жалел, был для них добрым дядюшкой. Удивляло то, что пятидесятилетний «старик» сломал все представления о возможностях своего тела. У него даже не срывалось дыхание там, где мы уже сплёвывали кровью. Он делал все вместе с нами: каждый шаг, каждая минута, каждый день, с утра и до вечера. Я, конечно, читал о казаке – Герое Советского Союза и Георгиевском кавалере Константине Недорубове, который в 52 года командовал сотней на войне, но увидеть воочию силу тела и духа… Казаки –сильный народ.    

Из старой команды в отряде были не все. Слон, Гром, Дюна, Хлыст, Зима, Мина, Сакс и Блик встретили меня с распростертыми объятиями. Тёму комиссовали после ранения. Остальные по разным причинам избежали этой участи – вновь попасть в учебку. 

Черная среда. Басаев в Буденновске. По прямой четыреста с небольшим километров от нас. Мы ждали, что Шамиля там и похоронят. Спецоперация провалилась. Он победно ушел. Как? С надеждой заглядывая в глаза Старика (с подачи Бруна, мы с любовью так стали называть майора), ждали разъяснений. Но их не было.

Брун – один из новеньких, старший лейтенант, КМС3 по легкой атлетике на первом марш-броске, когда майор стал во главе строя, ухмыльнулся, мол бежать придется расслабленно, не напрягаясь. Но быстро осознал, что глубоко ошибался. Майор, не сбивая дыхания, вел группу, попутно объясняя принципы бега в боевых условиях, при этом темп держал высокий, и пятерочку прошли за двадцать три минуты в полной боевой выкладке. Отдышавшись, Брун произнес сакральную фразу: «Ну старик, как я ошибался, ну как я ошибался!». А Старик в это время уже выполнял упражнение №1 из автомата, поражая мишени короткими очередями.

Майор находился в каком-то самосозерцании. КШУ не проводил, заменив их силовой тренировкой. На занятиях по рукопашному бою отдавал предпочтение манекенам (мешкам), а если и назначал кого в спарринг с собою, то укладывал соперника в 5-6 секунд жестко и безапелляционно.

 

Мой мыслительный процесс застрял на непонимании. «Как, блин? Пройти по нашей территории через российские блокпосты. Через пятьдесят российских блокпостов! Не через лес скрытно. А явно и по дороге на грузовиках. Войти в Буденновск. Захватить заложников. Четыре дня, блин, четыре дня в захваченной больнице. И беспрепятственно уйти обратно в Чечню. Что это было? Как это было? Кто-нибудь за это ответит? Или снова найдут стрелочника?» - я еще не знал, что в скором времени на многие вопросы найдутся ответы, страшные ответы и найдутся они сами, стоило только вновь очутится на земле терской, на этой жуткой гражданской войне.

 

В середине июля «учебка» закончилась. Старик собрал нас на последний инструктаж перед командировкой. Он сидел за столом, внимательно разглядывая каждого, как классный руководитель своих учеников за партами, прежде чем начать итоговую контрольную работу. Время тянулось. Казалось, эти вынужденные минуты в молчании должны сосредоточить и собрать внутренне. Не знаю, что чувствовали другие, но для меня только возрастало напряжение и возвращался тот страх, давно покинувший меня, к которому надо вновь привыкать и снова сживаться.

- Товарищи офицеры! Сидите! Нам предстоит командировка с конца июля и до предела возможностей. Действовать будем в горно-лесных массивах. Задача – поиск и уничтожение. Много вопросов вижу в глазах. Что касается месячных давностью событий. Мы не политики – мы солдаты. Каждый для себя сам решает, за что он будет сражаться на этой войне. Единственно, что могу сказать, при таком правительстве воевать придется долго. Война выгодна, приносит баснословные барыши в карманы. И победа не нужна на данном этапе. Когда насытятся тогда и заговорят о решительных действиях, - Майор положил раскрытую ладонь на кулак другой руки. - Обобщаю. Главное – сохранить, как можно больше, жизней наших военных и гражданских, уничтожая потенциальных убийц, террористов и их приспешников. Вопросы?

«Какие вопросы, командир? Все предельно ясно. Продали всех. И живых, и мертвых. Согласились на все условия Басаева. Купили их за тридцать серебряников, - мысли роились в голове, создавая видимость анализа, сказанного Майором. - И нас продадут при первой возможности. Сольют, как отходы жизнедеятельности. За что я должен рисковать жизнью? За Россию? А она существует? Даже представить не мог, что наступит такое время. Исчезнет с мировой карты государство, которому я присягал на верность. Его распнут и растерзают. Плешивый и пьяница в дермократическом угаре расчленят ее, как маньяк свою жертву, и на останках исполнят стриптиз, засовывая в трусы доллары благодарных зрителей из-за океана. А есть ли у меня выбор? Молодец Старик, собрал всех без обременения. Ни жен, ни детей. Психолог, блин. Раз до тридцати не нашел причала в жизни, то вперед в плавание в поисках неведомых берегов. И главное, сука, не за Родину агитирует. Создал отряд для уничтожения «зла в его логове» …»

- Раз вопросов нет, готовим оружие, средства связи, проверяем экипировку. Восстанавливаем силы. Послабление в сухом законе. Но надираться не советую – положение казарменное. Выезд за пределы только по моему на то соизволению и веским доводам соискателя. Все свободны! - Майор встал и вышел из помещения.

- Пошли Дрон, напьемся в тихую! - предложил Слон. - Гром и Дюна поддерживают.

- В пределах разумного? - почесав шрам на щеке, я улыбнулся своим мыслям и двинулся в кубрик на четверых.

- Офицеры по-другому не умеют, - парировал Гром, подталкивая Дюну в спину...

Спали, в первый раз за все время, до обеда. Голова не раскалывалась, но имела внутри костяной (неправильной формы) сферы ощутимый шум прибоя. «Тебя к командиру», - принес недобрую весть, разбудивший меня Зима. Я привел себя в порядок и постучался в дверь кабинета-спальни Старика. Майор предложил мне побеседовать на свежем воздухе: как понимаю, мой выхлоп в своем жилище его не устраивал.

- Будешь моим замом. В случае разделения отряда на две группы, вторая твоя. Грома я забираю себе. У тебя мозги набекрень, - он остановил рукой мою попытку, объяснить состояние вчерашним расслаблением. - Не сегодня, а постоянно. Это способствует принятию в бою нестандартных решений. Остальные мыслят шаблонно. Возражений не принимаю. Состав групп доведу сегодня. В группе все решаешь сам. Сообщи, общий сбор в семнадцать ноль-ноль. Иди!

Отряд поделили. Дюна, Хлыст, Сакс и Блик в моей группе, еще Брун с Кротом из новеньких. Итого семеро. У майора остальные восемь. Пятнадцать в основном списке плюс шесть – резерв, связь и тыл. В составе двадцать одного человека мы готовились убыть в командировку. Почему командир решил в последний момент поменять структуру групп? Оставшуюся неделю перед отправкой мы занимались до обеда слаживанием нового порядка действий. Хотя ничего нового. Нечетные тройки у Старика, четные у меня. И по снайперу – отдельно, и минер у Майора – отдельно.

В конце июля на Ми-84 нас перебросили в Моздок. Затем в комендатуру А… района. Началась моя вторая командировка, затянувшаяся на 180 суток.

 

 (Продолжение следует)

_____________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

1_КМБ – Курс молодого бойца.

2_КШУ – Командно-штабные учения.

3_КМС – Кандидат в мастера спорта.

4_Ми-8(Ми-8МТ) -  многоцелевой вертолет среднего класса, разработанный в ОКБ М.Л. «Миля», модернизированный транспортный вариант вертолета Ми-8.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка