Сюцай Гунню Сисы приобщается к Дао Любви (2)

                       

                 (всё или почти всё о сюцае Гунню Сисы и его коте)

 

Глава 1.    Сюцай Гунню Сисы пишет любовное письмо
Глава 2.    Слово в назидание – спорящим о пристрастиях сюцая
Глава 3.    После пропажи мешочка риса у сюцая Гунню Сисы по дороге в Эдо
Глава 4.    О том, как сюцай увлёкся выращиванием тыкв
Глава 5.    Полёт сюцая за миг до пробуждения фарфоровой пчелы


                                       Глава 6

                                О непроизносимом имени дедушки сюцая
 

У дедушки сюцая Гунню Сисы
Было такое труднопроизносимое имя,
Что выговорить его
Никто даже не пытался.
Сложно утверждать с уверенностью,
Как именно звали дедушку сюцая
До того,
Как сюцай появился на свет,
А если бы и возможно было это знать,
То произнести вслух такое имя
Всё равно бы ни у кого не получилось.
Зато достоверно известно,
Что после рождения сюцая
Его дедушку все стали звать
Просто
Дедушкой Гунню Сисы.
В самом деле, дедушке очень повезло,
Что сюцай оказался его внуком.
Сюцаю тоже повезло с дедушкой:
Как раз благодаря тому,
Что имя дедушки всегда связывали
С его собственным,
Гунню Сисы удалось необычайно быстро
Сделаться сюцаем, –
Ведь имя дедушки
С самого рождения сюцая было у всех на слуху.
Трудно спекулировать на тему,
Как могло отразиться на дедушке сюцая,
Если бы Гунню Сисы звали иначе.
Но, к счастью, его звали в точности так,
Как звали.
Вот таким образом и вышло, что дедушка сюцая
Получил своё имя от внука –
В то время, как сам сюцай
Получил имя от дедушки.
И действительно, дедушка сюцая был первым,
Кому пришло в голову
Дать Гунню Сисы такое имя.
Дедушке даже пришлось на этом настоять.
Но это уже совсем другая история.

 

                                                Глава 7

    История взаимоотношений сюцая с игрушечным утёнком
 

Игрушечный утёнок был жёлтым, как лимон.
Сюцаю Гунню Сисы он нравился за то,
Что был подарен другом, поэтом всех времён,
Непревзойдённым – либо Бо Ли наоборот.

Сюцай любил подолгу смотреть на облака
И спрашивать утёнка – пойдёт ли завтра дождь.
Плохой метеоролог, утёнок – на закат
Таращился, покуда зарницы не зажжёт
Над вспухшим горизонтом далёкая гроза.
Сюцай, давно привыкший утёнка лаконизм
Переносить без жалоб, не преминул сказать:
“Ты только полюбуйся на миллионы линз!”

И в самом деле, капли, подсвеченные – сквозь
Дыру в нависших тучах – пробившимся лучом,
Напоминали линзы... Утёнок был не прост:
Он соглашался втайне, но не желал помочь
И поддержать беседу. Сюцай прекрасно знал
Упрямого утёнка характер, но ничуть
Не гневался – и даже провидел добрый знак
В растущем списке странных утёнковых причуд...

Но как-то раз к сюцаю зашёл соседский сын –
И получил утёнка в подарок, без забот.
Сюцай был очень счастлив: ведь больше нет причин
Бояться, что утёнок его переживёт.
            
 

                                                     Глава 8

               О том, как сюцай явил смекалку и присутствие духа
 

Сюцай был искренним на вид,
но под покровом простоты
скрывались такт, пытливый ум
и смелость.

Как-то раз, весной,
к нему пришёл Гун-гун,3 – сердит,
рогат и мокр.
Его хвосты
напоминали – не изюм,
но грех и ужас неземной.

Сюцай изобразил испуг
так натурально, что Гун-гун
решил немного обождать,
чтоб дать ему прийти в себя.
Сюцай не покладая рук
дрожал – от пальцев ног до губ –
и прятал тело под кровать...

Как вдруг – визгливый лай собак
раздался рядом.

Злой Гун-гун
собак не выносил на дух.
Он зашипел, свернул хвосты
в колечки, прыгнул – и исчез.

Сюцай практиковал цигун,
собачий лай и, после двух
сосудов с винами – застыв,
в Тян чжу, извечный Столп Небес,4
мог превращаться (подтвердил
учитель Юй – и пять цветов5
приплёл зачем-то).

А сюцай
сказал: “Какая красота!” –
и скромно выдал свой вердикт –
о том, что оправдать готов
как труса, так и храбреца...

и вскоре приобрёл кота.

 
                        Глава 9

            Наставник Цянь оказывает сюцаю неоценимую услугу
 

Пятнадцать девственниц пришли к сюцаю поутру.
(Чтоб испугать его вполне хватило б и одной.)
Вдруг обратиться к ним решив, как к нежным существам,
“О девы нежные!” – сказал он, – “Скоро я умру.
Лет сорок, может, пятьдесят – осталось ждать вам, но
Пока – извольте уважать законные права!”

Сюцай не смог бы объяснить, что он имел в виду,
Но девственниц короткий спич так воодушевил,
Что вскоре Гунню Сисы препозорно отступал,
Попутно маскируясь – под жень-шень и резеду,
И было явственно одно: сюцая странный вид
На дев оказывал эффект – как Рим на римских пап.

Примерно в это время пожилой наставник Цянь,
Прогуливаясь рядом, вздумал нанести визит –
И выпить с Гунню Сисы чашку чая (или две);
Направился к порогу, – не заметив, что сюцай,
Забравшись под кусты, лежал за грядками, в грязи,
И страстно (но безмолвно) слал наставнику привет...  
Что именно случилось с ним внутри, и почему, –
Осталось неизвестным, но решительный на вид,
Седой, как лунь, наставник – совершенно поседел.
...Прохожий на дороге, уводящей в царство У,6
Мог видеть: престарелый Цянь пронёсся, словно вихрь,
Отмахиваясь тапком от преследующих дев.
 

                                       Глава 10

Сюцай изобретает и опробует средство от бессонницы
 

Сюцай забрался с головой под одеяло. – Сон не шёл.
По крыше барабанил дождь. Под потолком звенел комар.
В подполье изредка скрипел сверчок, размером с корнишон.
Сюцай для засыпания придумал Метод Трёх Команд:

«Не закрывай глаза, следи – как в темноте родится свет!»
Но веки, дрогнув, поползли – и смежились. Тогда сюцай
Скомандовал себе: «Дыши размеренно, о естестве
Не беспокойся, вспоминай – названия китайских царств!»

Сюцай припомнил царство Чу, и царство Хань, и царство Цзинь.
Затем, переместясь на юг, назвал Юэ и царство У.
Чуть позже – вспомнил царство Цинь, предчувствуя упадок сил.
С трудом дошёл до царства Вэй – и, неизвестно почему,

Остановился. В голове стоял туман. Фрагменты царств
Звенели, как осколки ваз. Сюцай скомандовал: «Не спать!» –
И тут же погрузился в сон, где люди с незнакомых карт
На чужеземном языке ему кричали: “N'est-ce pas?”

...По крыше барабанил дождь, а иногда и по стене.
Комар по-прежнему пищал – назойливо – под потолком...
Сюцай посапывал слегка – и улыбался. А во сне
И наяву – к нему в кровать пришёл, в него влюблённый, кот.

 

 Примечания
 
3   Гун-гун – зооморфное божество, олицетворяющее водную стихию, обычно представляемое в виде рогатого исполинского чудовища с телом змеи. В конфуцианской традиции выступает отрицательным персонажем древнекитайских космогонических мифов.
 
4   Столп Небес (Тянь чжу) – мифическая гора, поддерживающая небо. Мифологическое объяснение причин движения светил с востока на запад состоит в том, что в результате великой космической битвы произошла мировая катастрофа, состоявшая в повреждении Небесного Столпа Гун-гуном, после чего на северо-западе небо накренилось к земле, а с противоположной стороны – отдалилось от земли, да и сама земля на юго-востоке накренилась, поэтому небесные светила стали двигаться по небу в северо-западном направлении, а реки потекли по земле на восток, впадая в океан.
 
5   Пять цветов – в соответствии с китайской классической традицией – синий, жёлтый, красный, белый, чёрный.
 
6   У – древнекитайское царство, располагавшееся на юге, на территории современной провинции Цзянсу.
 
(Продолжение следует)

 

X
Загрузка