Чечня. Записки о гражданской войне* (3)

 

 

 

После прибытия, меня направили в команду А. Короткий полет вертолетом. Палаточный городок. Расположение федеральных войск недалеко от Грозного.

У дороги, по которой постоянно передвигалась военная техника стояла палатка на 40 человек. У входа часовой без знаков различия в вальяжной позе спросил у меня, что привело заблудшего путника в этот приют. Я предъявил предписание. «Проходи в центр палатки», – напутствовал он меня.

Внутри по левой стороне стояли кровати на которых сидели или лежали люди в военной форме, все без знаков различия, в возрасте от 30 лет. По правой и задней стенке было нагромождение разных ящиков. Казалось, тронь их, и они с грохотом развалятся. По центру стояла труба-буржуйка. Рядом за ней стоял огромный стол, за которым сидел человек лет пятидесяти на вид, крепко сложенный с массивным подбородком и раздраженно-внимательными глазами. Взглядом указав мне на табурет, он откинулся на спинку стула и оглядев меня потребовал: «Рассказывай».

– Прибыл по предписанию, – сказал я и протянул документы.

– И? – сказал он, игнорируя мою вытянутую руку.

– Вы, здесь командир? Мне нужно представится, – я начал раздражаться из-за неясной обстановки, положив документы на край стола.

– И? – вновь повторил он.

– Мой начальник отправил меня неженатого и бездетного праздновать Новый год на Юга предположительно вместе с Вами и вот этой компанией, – я вдруг успокоился и показал головой на остальных присутствующих в «зале».

– Зови меня майор, – усмехнулся он.

–Товарищ майор… – начал рапортовать я, поднимаясь со стула.

– Сиди! Просто майор, – остановил он меня. – Боевой опыт есть?

– Никак нет, – майор всей пятерней почесал подбородок, выслушав ответ.

– А, какой есть? – теперь я почесал лоб на его вопрос.

Я вообще не понимал куда попал, что от меня хотят. Я оглянулся, все занимались своими делами, делая вид, что их совсем не интересует наш разговор со странным майором. Для чего меня направили сюда, да еще в срочном порядке, бортом одного, не объяснив, не поставив задачи? В голове крутились вопросы, как детская карусель. Да и по возрасту майор давно должен быть полковником или еще выше. Почему нет знаков различия? Почему фамильярность с прибывшим? Какая-то партизанщина. Про какой опыт ему рассказывать? И что можно ему рассказывать?

– Разрешите вопрос? – я решил прояснить ситуацию.

– Не разрешаю. – ввел меня он еще в больший ступор. – Почему тебя направили ко мне? Ответ типа «Не знаю» не принимается.

– Командование посчитало, что я достоин Вашего общества в новогоднюю ночь, но забыло меня предупредить, чтобы я захватил с собой подарки, – я закусил удила, встав из-за стола. – Вообще, что происходит товарищ майор?

– Ладно. Занимай кровать. Располагайся. Объяснения получишь, когда все соберутся. Я не намерен объяснять лично каждому, – «смилостивился» майор. – Да! Еще сними знаки различия, здесь они ни к чему. Выполнять! – рявкнул он напоследок, пресекая всю мои дальнейшую тираду, уже готовую сорваться с языка.

– Есть! – ответствовал я и оглядевшись занял ближайшую свободную кровать.

В палатке царило спокойное непонимание. Пятнадцать человек, включая меня, пытались определиться, что они здесь делают. Нет, не пятнадцать. Майор и еще двое, похоже уже были знакомы до вселения в эту благословенную постройку. Они иногда пересекались и перебрасывались словами, которые ни на йоту не разъясняли мне текущую обстановку. Причем, ни имен, ни званий я не услышал. Только «Майор», «Слон» (от слона в человеке были только уши) и «Кай» (он чем–то отдаленно напоминал и правда Кая из мультяшной «Снежной королевы»).

В течение 3-х часов прибавилось еще 4 человека, так же, как и я прошедших недолгий «разговор» с майором. Потом было цирковое представление группы из сержанта и еще трех срочников. Видимо, из нашего обслуживающего персонала для генератора и «Урала», т.к. они были в грязных промасленных бушлатах и резко контрастировали с остальной человеческой массой. За это время я успел «лишиться» капитанского звания, почистить оружие, познакомиться с соседями по кроватям «Громом» и «Дюной» и получить свой ник «Дрон». Да, еще приходил старлей собровец, который со своими хлопцами горел желанием охранять наш периметр, но был послан обратно к тому, кто его направил.

В 16 часов прозвучала команда «Сбор». Мы собрались у стола майора толпой, окружившей стол, на котором лежали чистые листы и остро заточенный карандаш.

Разъясняю обстановку и то, зачем мы здесь сегодня собрались, – почти песенным стилем начал майор (за время присутствия здесь я уже убедился в наличие юмора у этого человека). – Наше высокоуважаемое Ведомство решило, в грядущих событиях, которые обязательно произойдут, должна ОБЯЗАТЕЛЬНО участвовать специальная группа быстрого реагирования, решающая широкий спектр боевых задач. Но, т.к. такой группы в настоящем времени у нее не было, то было принято решения ее создать в преддверии этих событий. Меня назначили ее командиром и прислали мне вас, остолопов, назвавши вас лучшими из лучших. Только пятеро из всех имеют здесь боевой опыт, включая меня. Создать группу, провести ее боевое слаживание за неделю может только волшебник, который не я. Начальство надеется, что грядущее событие не приведет к боевым действиям, и мы парадным маршем пройдем по улицам Грозного, встречая лишь ликование жителей и делегаций с хлебом и солью. И оно с чувством выполненного долга поставит галочку в отчете о победном участии ее в этом деле. Авантюра! Но приказы принято выполнять. Группу «Астра» я подготовлю, но очень надеюсь на то, что надежды командования на скорую и бескровную победу не разрушат ее противники.

От витиеватой речи майора у меня в голове сложилось впечатление, что кто-то здесь дурак. То ли командование, то ли я. И очень большие надежды возлагал на то, что дурак – это я, как я заметил, все присутствовавшие думали приблизительно одинаково.

– Не буду откладывать карающую руку нашей «Астры» в долгий ящик. Тактику и стратегию объясню сейчас. Действовать будем тройками. Во главе каждой тройки тот, кто имеет боевой опыт. Звания и должности учитываться не будут, только опыт и навыки. Пять троек. Первая моя. Мой возраст сомнений вызывать не должен. Тройки работать будут ступенями. Ближе к столу! – и на чистых листках стали появляться схемы действий троек, сектора обстрелов, действий в зданиях и вне их, и многое всякого, что мы должны были постичь в оставшиеся пять дней.

(Продолжение следует)

___________________
*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.