Комментарий | 0

Чечня. Записки о гражданской войне* (23)

 

 

 

- Товарищи офицеры! - начальник штаба подал команду собравшимся для приветствия, входящего в дверь кабинета командира. - Вольно! Садитесь!

Я до прихода Старика осмотрелся. Присутствовали все офицеры управления плюс я и командир разведроты – бравый, уверенный в себе капитан-десантник в отлично сидящей на нем форме. Хоть агитационный плакат с него рисуй.

- Завтра с девяти утра начинаем усиленную боевую подготовку. Она заключается в выходе в поле на три месяца. Участники будут разбиты на два отряда. Один отряд твой, Александр Степанович. Задача его – проведение диверсионных действий против разведывательной роты, которая будет дислоцироваться в этом квадрате. Ты же – со своими на знакомом тебе полигоне, что в пятнадцати километрах от полевого лагеря разведчиков. Иван Данилович, твоя задача противодействие диверсиям. Начальнику тыла обеспечить всем, что потребуется командирам для выполнения поставленных задач. Перечень предоставить завтра мне на подпись. Я буду наблюдателем у разведчиков, начальник штаба – у диверсантов. Вмешиваться в решения командиров – только в особых случаях. Через три дня выход роты, а ты майор решаешь сам по готовности. Вопросы? - Виктор Андреевич оглядел присутствующих.

- Когда могу начинать свою подрывную деятельность, - спросил я.

- Вчера! - ответил Старик внимательно взглянув на меня и усмехнулся своим мыслям. Повернулся к НШ. - От него с утра ни на шаг, Игорь Сергеевич.

Первую свою диверсию я решил провести на марше роты к полевому лагерю. Осталось выбрать место и обговорить с группой детали. Интересно только, принял во внимание капитан десантников мой вопрос к Старику или нет?

Собрав всех своих, я довел до них требования вышестоящих начальников и сообщил о принятом мной решении атаковать «противника» на марше. Выслушав предложения о тонкостях засады (коллегиальность в таких вопросах вещь хорошая), я дал предварительные указания. Гром, Слон и Мина с утра отправляются на рекогносцировку местности. Остальные со мной занимаются обеспечением нашей деятельности всем необходимым. Всё держим в секрете, особо это касается нашего наблюдателя, ни духом ни ухом он не должен знать о диверсии.

Зная, что капитан является выдвиженцем НШ и боясь утечки информации, я до последнего момента не ставил в известность Игоря Сергеевича о задуманном. Все тихо обсуждалось в его отсутствие или в курилке. На подготовку позиций отправлял людей скрытно. Самому осмотреть место засады удалось единожды, когда начальник штаба отправился в часть по личным делам.

Вот и наступил день первого моего самостоятельного действа, моего крещения как командира. Все расставлены по своим местам.

- Игорь Сергеевич, огромная просьба до боестолкновения на связь не выходить и этого места не покидать. Крот, обеспечиваешь охрану до начала атаки, - недвусмысленно предостерег я НШ о необдуманных действиях.

- Не волнуйся, Александр Степанович, мне самому интересно, как поведет себя мой протеже. Ну и жук ты! Хитер! Ну, чему быть, того не миновать, - ответил он.

В этой операции я решил задействовать всех до единого. Три наблюдателя на маршруте, семь на первом рубеже открытия огня и одиннадцать на пригорке – так называемый засадный полк.

- Командир! Колонна начала движение, - доложил Гром от первого наблюдателя. - Что примечательно, стволы на технике зачехлены.

- Пройдена вторая точка, - доклад от второго.

- Пройдена третья точка, - доклад от последнего.

«Значит капитан не обратил внимания на мой вопрос. Хорошо! Маршрут мы тоже угадали. Теперь уже не свернет. А засада в трех километрах от конечной точки будет в момент расслабления в преддверии конца пути. Ну, с Богом! - колонна вошла в поле зрения моего бинокля. – Первая БМД. На броне Старик и капитан. Блик, капитана – первым. Дальше со Снобом – по офицерам. Мина, готовность две минуты. Атака!»

Перед первым БМД взметнулся взрыв от мощной хлопушки производства «Мина&компани». Колонна резко встала. Второй взрыв в конце колонны. Классика! Имитация выстрелов из шести РПГ. Доклад наблюдателю – БМД уничтожены. Второй залп. Доклад – грузовики уничтожены. Автоматный огонь холостыми по всему, что движется. Хаос и паника. От сработки сигнальных растяжек, расставленных Миной по периметру дороги, имитирующих взрывы РПГ и подствольников создавалось впечатление праздничного фейерверка. А главное, в нашу сторону не произведено ни одного выстрела из личного оружия бойцов. Я отдал приказ первому рубежу отходить под дымовой завесой. Они свое дело сделали: колонну остановили, технику уничтожили. Теперь второй рубеж – с другой стороны дороги, с пригорка, докончит разгром.

Старик сидел на крыше БМД и курил со спокойствием Будды, что нельзя было сказать о бесновавшемся «убитом» капитане. Его люди не оказывали никакого сопротивления. Метались из стороны в сторону и, главное, не стреляли. Наконец, какой-то старший лейтенант, по-моему, командир второго взвода, собрал вокруг себя человек двадцать и бросился вместе с ними в безнадежный штыковой бой. И сразу прозвучала команда «Отбой».

Старик прекратил эту вакханалию. Навел порядок. И отправил колонну по назначению, определив вечерний разбор полетов в полевом лагере.

- Господа офицеры! - когда Старик был не в духе, он всегда переходил на господ. – Вообще, к кому я тут обращаюсь? Все здесь труппы, кроме командира диверсионной группы. Здесь ваши действия и действия ваших подчиненных не подлежат обсуждению. Ибо здесь нет живых, и я должен сегодня отправить сотню похоронок вашим родителям и близким. Вы показали полную профессиональную непригодность. Старший лейтенант, вы считаете себя героем, поднявшим бойцов в атаку? Мальчишка! Майор, поясните этому герою, когда стоит поднимать людей в атаку.

- На расстоянии одного броска, чтобы не допустить потери личного состава от огня стрелкового оружия, - ответил я.

- Слышишь старлей! Ты фильмов про войну насмотрелся? Каждый командир должен всегда соответствовать обстановке. Продумывать заранее свои действия и обучать подчиненных этим действиям. Быть готовым к любым ситуациям. Командиры взводов свободны, - продолжим разбор полетов. - Капитан, ответьте мне на несколько вопросов. Вы помните поставленную мной задачу вашей роте? Правильно противодиверсионная деятельность! Почему полностью проигнорировали её? Вы не услышали или не захотели услышать вопрос майора о времени начала его действий? Молчим! Почему колонна ушла на марш без боеприпасов? Почему посчитали предложение командира взвода о хотя бы частичном обеспечении личного состава холостыми патронами ненужным и не имеющим логического обоснования? С каких пор выход в поле стал движением колонны на парад в честь девятого мая? Что дало вам повод считать, что выполнение поставленных задач начнется после обустройства полевого лагеря? Такой бездарности я не видел еще в своей жизни. И этот офицер, Игорь Сергеевич, по вашему мнению лучший из лучших.  

- Я думал, что… - пытался возразить капитан.

- Ты думал? Чем? Я что ограничивал время? Ставил сроки? Я сказал, вчера лично Вам: действовать по готовности! Куда Вы торопились? - переход то на Вы, то на Ты говорил о крайнем негодовании Старика действиями офицера. - В общем! Первый блин комом! Если за короткий срок не будет изменено Ваше отношение к поставленным задачам – прощайтесь с должностью. Пока вы только способны на плакате призывать к службе в армии (подтвердил Старик мои ассоциации, связанные с внешним видом командира роты).

- Александр Степанович, я доволен твоими действиями. Красиво и показательно. Уничтожение в пять раз количественно превосходящих сил со всем обозом и техникой, использование на сто процентов ошибок «противника» - это отличный старт в новой должности. Я сам не сделал бы лучше. Рад, что в тебе не ошибся! - похвалил меня Старик. - Действуй в этом же направлении. Капитан свободен!

- Игорь Степанович! Я говорил тебе, что он размажет твоего капитана на марше. Его вопрос был показателен. Иди успокой своего подопечного. Не все так страшно. Нет опыта действий в автономии. Мне нужны командиры, умеющие думать и принимать решения, правильные решения, самостоятельно. Но предупреди – это последний разговор. Больше не будет. Мы с тобой и дальше вмешиваться в их действия не будем. Наша задача – наблюдать и делать выводы, - спокойствие и доброжелательность вновь появилась в голосе моего начальника.

- Так вы были в курсе моих действий? - спросил я.

- Надеялся, что не ошибаюсь! - ответил Старик, похлопав меня по плечу. - Поздравь от меня весь личный состав с успешным началом полевых учений. Кстати, а что это за взрывы такие были, я даже струхнул немного.

- Изобретение Мины. Мощная хлопушка. Много дыма. Много шума. Вреда никакого. Разрешите идти, товарищ подполковник, - спросил я.

Получив разрешение вышел из палатки и в тридцати метрах от нее столкнулся с капитаном. Он, видно, все время, пока мы были в палатке, поджидал меня.

- Подожди, майор!

- Слушаю, Иван Данилович!

- Тебе не кажется, что ты меня подставил?

- Что?! - от неожиданности вопроса я растерялся.

- Тебе не кажется, что ты меня подставил?

- Капитан, возьмите себя в руки. И не валите с больной головы на здоровую. Это я не провел разведку, не выставил боевое охранение, забыл выдать боеприпасы, устроил безответственную прогулку вместо боевого выхода?

- Мы не в Чечне…

- Закройте рот. Это вы будете объяснять родным погибших в Будённовске и Первомайском. Граница рядом. А вы в солдатики все играете, условности какие-то ищете. Нет условностей. Я учусь уничтожать противника, не взирая на его численность, в любое время и в любом месте. А вам советую учиться не попадать в ситуации, которые приводят к гибели подчиненных. Остальное вам объяснит начальник штаба, - я увидел приближающегося Игоря Сергеевича, разыскавшего своего провинившегося протеже. – Честь имею!

Капитан, увидев НШ, остановил уже готовую сорваться с языка фразу, лишь прошипев сквозь зубы: «Еще пересечемся!».

Я шел к своим и думал, что еще не раз будем пересекаться. И дай Бог, что эта выходка офицера была следствием аффекта, после справедливого разноса, а не признак снобизма и уверенности в своей непогрешимости. Все-таки я хорошо уронил сегодня его авторитет. Надеюсь, Игорь Сергеевич направит капитанскую злость в правильное русло.

(Продолжение следует)

_____________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка