Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (7)

 

 

 

 

Не знаю как – я в подробности не вдавался, шёл на автомате  – но Старик вывел группу точно на них еще засветло.

Мы всех их взяли в ножи. Сначала посыльного, потом двух дозорных. Потом остальных пятерых отдыхающих. Всех кроме девятого, на которого указал я. Дюна и Слон взяли его живым. Он лежал на земле, связанный по рукам и ногам. В нём не было страха. Не просил пощады. Только сверкал глазами, пожирая нас своей ненавистью.

- Командир? – спросил Дюна.

- Трек, Кость, Бинт в дозор! Чтоб муха не проскочила, – и после этого кивнул утвердительно головой.

Дюна подошёл к девятому и развязал его.

- Вставай! Я буду тебя убивать! Медленно! – и встал в круг напротив врага.

- Дай нож! – попросил он.

- Нет! Только голые руки, – прозвучал ответ.

Они сошлись один на один. Сначала Дюна раз за разом просто сбивал его с ног. Вбивая в него понимание, что он бессилен. Потом стал ломать. Противник еле вставал с земли, но вставал. Потом Дюна сломал ему правую руку. Спустя минуту левую. Напоследок выбил ему колено. Достал нож и полоснул по правой руке, по венам. Подошёл облокотил его на камень и вернулся к нам.

Я стоял и смотрел как медленно умирает зверь. Сильный зверь. Может даже достойный уважения, если бы не одно «Но». У меня в ушах звучал голос: «…мамочка…».

Он так и не попросил пощады. Не раскаялся. Не плакал от боли. Не стонал, выплескивая на землю горячую кровь. Просто рычал. Умирая рычал, как загнанный волк. В глазах его постепенно угасала жизнь и вместе с ней его ненависть и ярость уходили теряя цвет и силу.

 

- Дрон, что у тебя с мозгами? – спросил Старик. – Почему поехал? Ведь догадался что подстава.

- Был другой выход?

- Послать их всех в иллюзорный мир. За тобой не могли прислать милицию. ФСБ – да! Наших – да! Но не ментов. Это аксиома. О чём ты думал?

- Думал? Так я и думал! Если приехали менты, то меня уже продали за энную сумму. И я не знал, как поступит капитан. Сдаст, если купленный, или не сдаст, если честный. Во дилемма! Попробуем просчитать. Если бы не сдал, то жди пакость на блокпосту. А так как они еще те вояки, то мог повториться 15 блокпост в 96 году. Мы тройкой все ночи не перекрыли бы. А рвать когти тоже не смысл. Ждали бы. Второй случай – сдал если. Меня там бы положили вместе с Треком и Костью в лучшем случае. В худшем навалились бы всей толпой, и вся моя троечка оказалась бы без голов, после гуманного шариатского суда. То есть, полная неопределенность и невозможность повлиять на результат. А так я оставил за собой инициативу и результат зависел только от меня любимого.

- Ясно! Хотел знать, что двигало тобой. Что будем делать с твоим Треком. Мне нужны твои мысли.

- Ну это классика жанра! Перевербовка!  Чем принюхиваться к каждому новому человеку, лучше оставить крота себе. Пусть теперь поёт под нашу дудку. Только убери его от меня. Да, на чём его словили федералы?

- Самосуд в первую войну. Рад, что мыслим в одну сторону. Дюну хочешь?

- !!!

- Хорошо!

- Знаешь! Трек боец то отличный. У меня к нему не только нареканий никаких не было, но и крепче он, чем Кость.

- Я возьму его себе вместе с Костью, чтобы думки ни у кого не пошли. А тебе Грома и Дюну. Мину и Блика выведу из троек в отдельную банду.

- Только не Грома, – замахал я руками.

- Мне ваши заморочки с бабами до лампочки. Завтра наведаемся на твой блокпост. Хочу капитану в глазёнки посмотреть. Вместе с особистами поедем. Пора там шороху быть.

«Что это? Я стал замечать за собой, что перестал задавать себе вопросы о сущности бытия. Свыкся со смертью? С войной? Даже последние события эмоционально тряхнули сильно, но не на долго. Ночь прошла и словно было всё не со мной. Могу уже улыбаться, шутить, подкалывать добродушного Санту. Он опять попал под раздачу пряников. Занесло его на узел связи к радисткам. Слово за слово. Зацепился. А так как он безотказный, послали его девчата к своему начальнику за перфорацией. Кончилась у них. Он и пошёл с ведром. Майор сначала побагровел, пятнами пошёл. Потом ржал полчаса пытаясь объяснить нашему горе-кавалеру, что они послали его просто далеко. А перфорация – это всего лишь дырки в перфокарте. В чём он так и не понял. Но что его послали с ведром за дырками до него дошло. В довесок получил выговор от Старика за проникновение на режимную территорию (по просьбе майора-связиста), – я с интересом наблюдал за словесной перепалкой Тромба с Сантой, предаваясь своим мыслям. – Гром перевод в мою тройку принял с достоинством. Видно, что переживает, лишившись подчиненных. Но его тройка никогда не была стабильной. Он всё время сетовал на текучесть кадров. Старик перетряхивал её состав многажды. И редко выставлял Грома в атакующий состав. Дюна ликовал. Сбылась мечта идиота».

- Дрон! Ты это… – ко мне подошёл Трек.

- Трек, всё в прошлом. Было – прошло. У меня к тебе ровно. Старик объяснил политику нашей партии? Угу, объяснил, вижу! Ты теперь наш, Коля, весь наш. С потрохами. В шеренге, понимаешь? Плечом к плечу, лейтенант. Давай работать и не выпадать из строя. Ты, я и Старик. Остальным это не надо. Иди Коля, не мешай думать, – я пожал ему руку.

- Спасибо! – он отошёл от меня уже с чуть выпрямившийся спиной.

_____________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS