Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (6)

 

 

 

«Пару дней моя тройка на блокпосту является его «усилением». Не всё чисто. Около взвода контрабасов1 во главе с капитаном устроились неплохо. Шашлычки, вино, кино и домино. Транспорт шерстят вяло. Досмотр машинам – область фантастики. Чаще подход, пару фраз с водителем и отход. Дело поставлено красиво. Все знают таксу. И как будто нет войны. Наше присутствие особо им не мешает. Мы пока наблюдаем, не вмешиваясь в процесс, – я вяло ковырялся ножом в тушёнке, выбрасывая жир крутящемуся под ногами щенку. – Попытка с нами поделиться, успеха не принесла. И они посмеивались над тем, как мы питаемся сухпаем, отказываясь от щедрот их стола».

- Майор, там за тобой приехали, – поставил меня в известность капитан.

Я выглянул в амбразуру, наблюдая за уазиком с чеченскими милиционерами.

- Что хотят? – отставив банку, равнодушно поинтересовался. Сердце застучало в предчувствии опасности.

- Тебя в прокуратуру Г… вызывают, одного, – ответил он, отводя глаза в сторону.

- Сейчас выйду, скажи, – и выпроводил его из нашей комнатушки. – Кость срочно найди мне эфку2. Одна нога здесь, другая уже здесь.

- ОК, командир! – и растворился.

Я быстро отрезал кусок капронового шнура сантиметров пятнадцать-двадцать.

- Дрон, прости! Это я сдал тебя тогда федералам, думал, что ты приказал добить тех пацанов, – вдруг затараторил Трек.

- Что? – замер на долю мгновения. – Кость где?

Кость появился, протягивая мне «лимонку». Я немного сжал усики и привязал к кольцу конец верёвки, другой к петле на штанах, и положил её в карман. Если не бегать, то не рванёт.

- Трек! Доложишь Старику лично! Лично! Понял? – потребовал я.

- Да!

- Что доложить? – спросил Трек

- Я пошёл! – Взяв автомат ,вышел навстречу ожидающей меня четвёрке.

Старлей протянул мне бумагу: «Повестка??? Явиться в прокуратуру Г… к 13 часам дня!!! Интересно!!! На часах было 12. Два сержанта и рядовой, плюс старший».

- Трек, свяжись со Стариком! Пусть меня там найдёт, – приказал, зная, что он с остальными как раз в Гудике.

Я подошёл к машине и сел на переднее место, захлопнув дверь перед ошалевшими ментами.

- Старлей! Я поеду здесь, я ж всё-таки майор. Ты не против? – бросил фразу нетерпящим возражения тоном.

Через полчаса машина свернула и пошла в гору. Гудик не там. Мы проскочили селение.

- Что-то не туда едем? – высказал я сомнение, опуская правую руку в карман.

- Не дергайся майор! – прозвучало напыщенно в ответ. – Надо отвечать за свои преступление перед чеченским народом. Забери у него автомат.

Задний захватил мою голову и приставил к шее нож.

«Значит хотят живым. Суд показательный устроить...» –  без рывка, с небольшим усилием вытащил руку с лимонкой из кармана и поднял перед лобовым стеклом.  

- Тормозим и медленно останавливаемся, – приказал я водителю.

Машина стала. Мои спутники завораживающе смотрели на гранату без чеки в моей руке.

- Спокойненько хлопцы, без рывков. Убери свои шальные руки и нож от моей шеи, – не повышая голоса, потребовал у застывшего от неожиданности старлея – не дай бог упадёт. Ты, водила! Возьми мой автомат у товарища, ствол в крышу, сними с предохранителя. Молодец! Передёрни затвор. Так. И стволом к себе, подай мне. Умничка!

Положив автомат на колени, задумался на мгновение. Было, ох, как волнительно, вернуться на этой же машине обратно. Но риск большой – держать взведённой смерть на тряской дороге. Левой рукой я открыл дверь и продолжая держать гранату в пределах кабины спустился на землю.

- Курить есть? – спросил я.

Водила показал взглядом на бардачок.

- А спички? – поинтересовался вновь, доставая пачку.

Он кинул на сиденье зажигалку. Нет, это была не бравада с моей стороны. Просто если не покурить, то умру. Положив всё в карман, забрал свой автомат с переднего сиденья и катнул по нему гранату внутрь. Захлопнул дверь и откатился от греха подальше в сторону от машины.

Встав на ноги, закурил. «Хорошо, что я догадался сесть вперёд. Сзади двери изнутри не открывались, – в глазах моих, как кино, прокручивались попытки их открыть, – а водитель тормоз оказался. Даже не дёрнулся, всё смотрел и смотрел, как она катилась по сиденью… Как только я успел это рассмотреть? А вот и группа встречающих нарисовалась…»

Я выпустил целый рожок по показавшимся вдалеке с хлебом и солью гостеприимным хозяевам, решивших выдвинутся на встречу гостю после непонятного взрыва посланной ими машины за дорогим и долгожданным русским парнем. И рванул в сторону, считая, что приветственная моя речь из автомата охладит их горячий пыл...

Спустившиеся сумерки застали меня на задворках чеченского селения. Как мне удалось оторваться от погони? Не знаю! Вот была она, а теперь нет. Заблудилась видимо. Говоря по чести, пока я был доволен собой. Огорчало только наличие всего трёх патронов в магазине, отсутствие пистолета и ножа, который по своей безалаберности, собираясь в гости, оставил на столе. Двигаясь вдоль забора я вдруг услышал: «Не надо мужики… пожалуйста… я ничего не сделал вам… отпустите… я хочу жить…мамочка…»

Мне взобравшемуся на плоскую крышу предстала картина, которая остановила моё сердце, а в груди заклокотало нарастающее пламя, пожирающее мои внутренности. Пятеро чеченцев пытались отрезать голову молодому парню, который вырывался, извивался, катался по земле, отбивался ногами… Наконец двоим удалось схватить его за связанные сзади руки, поднять на ноги, ударом под колени поставить на них… Третий задрал ему голову и стал поступательными движениями резать… Тело оттащили к яме и сбросили в неё. Затем вывели второго русского солдата…

Я ничего не мог сделать. Только смотреть. Молодая женщина обыденно ходила по двору, занимаясь хозяйством... Мальчонка лет шести бегал… А старик сидел, опираясь на палку, смотрел безучастными глазами… Что скажешь? Резали ведь скот, а не людей!!!

Третий солдатик прошёл через всё молча, словно происходило это не с ним. Его тело, как и первого со вторым сбросили в яму, закрыли крышкой и взявшись легко передвинули на неё старенький ржавый москвич.

Я запомнил всё! Главное того, кто резал. Запомнил его лицо. Равнодушное лицо.

Утром, когда рассвело, я натолкнулся на своих. Мотострелковый батальон готовился окружить селение, а вместе с ними на зачистку шли мои. Старик долго тряс меня оглушённого и шатающегося, что-то говорил, может кричал. Опустившись на землю, я заплакал от бессилия, испытанного мной. Нет слёзы не катились по моим щекам. Они лавиной текли внутри груди, а на лице была сухая ярость…

Мотострелки плотно окружили селение. Мы, никуда не сворачивая, зашли в тот двор. Старик вздрогнул, увидев мои глаза, и опустился вниз. Сел, не пытаясь вымолвить и слова. Я приказал сдвинуть в сторону машину. Дюна открыл крышку и… Он повернулся вокруг своей оси и пошёл на Старика. Остановив его, подошёл сам.

- Где они?

- Кто?

Во двор выбежала женщина и застыла. Её глаза наполнялись жутким страхом, а тело стало подрагивать.

- Я сейчас начну резать её, потом пацана… Слон приведи мальчика. Скину в эту яму, задвину машину и уйду… Где?

Женщина бросилась к сыну, обняла его голову и посмотрела на старика. Старик сломался.

- Ушли!

- Когда?

- Два часа!

- Их предупредили?

- Да.

- Менты?

Старик кивнул головой.

- Куда?

Он стал объяснять, но я уже не слушал. Достаточно того, что его очень внимательно слушал мой командир.

- Гром пригласи комбата! – отдал он распоряжение.

- Мы уходим! Зови прокурорских и доверши здесь, что требуется, – комбат после увиденного кивнул головой и снял шапку. – И– просьба! Тяни до темноты, чтоб ни одна сволочь за оцепление не ушла.

(Продолжение следует)

_______________

1 _Контрабасы (армейский жаргон) – военнослужащие-контрактники.

2_Эфка (лимонка) – осколочная оборонительная граната Ф-1. Считается самой мощной гранатой, карманной артиллерией, радиус поражения которой составляет 200 метров

_______________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS