Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (20)

 

 

 

Пришёл в себя уже в военном госпитале Моздока. Ощупал. Плечо, нога и грудь крепко забинтованы. «Не ужели словил в грудину? Плохо. Это очень плохо. Интересно, как я сюда попал? Вообще не помню». Сделал глубокий вдох и застонал от боли.

- Очнулся, Счастливчик? – в палату вошла молоденькая сестричка.

- Почему счастливчик? – ответил я по-еврейски вопросом на вопрос.

- !!! – она задорно хихикнула. – Вот Георгий Сергеевич придёт и расскажет.

Провела процедуры: осмотрела повязки, измерила температуру, сделала укол и положила на тумбочку таблетки.

- Время сколько?

- Скоро полночь. Спи! Завтра всё узнаешь, – сказала и выпорхнула из помещения, добавив у двери. – Как проснёшься, выпей лекарства.

Утром ко мне пришла целая делегация врачей.

- Сквозные ранения в области дельтовидной мышцы справа и верхней части длинной приводящей мышцы тоже справа. Проникающее ранение с расщеплением четвёртого ребра в районе левого желудочка сердца. Два поверхностных ранения правой большой грудной мышцы. Все пулевые. Обширное геморрагическое пропитывание кожи правой и левой больших грудных мышц. Последствие удара, – усмехнулся врач, освещающий историю моей «болезни». – Словно бревном шибанули. Ни костные ткани, ни внутренние органы не пострадали. Felix guy! Paulo altius est, testiculi, paulo inferior est cor1.

- Как чувствуешь себя, Счастливчик? – задал вопрос, похоже главный по толпе любопытствующих.

- Нормально. Только глубоко дышать не могу. Больно.

- Ну, геморрагическое пропитывание кожи, а по-простому, у тебя синяк на всю грудину. Расскажешь мне, как накачал мышцы, что пули пробить не смогли.

- ???

- Две тут застряли, – показал он на мою правую грудь. – Пальцами вытащить можно было. А третью твоё ребро остановило. Слева мышцу прокачать стоило бы посильнее. Помнишь что-нибудь?

Я покачал головой.

- Удивительный случай. Держи, – он положил на тумбочку три извлечённых из меня пули. 

На следующий день заявились в гости Старик и Барс, который бывал здесь часто. Плечо ему зашили, но перевязки ещё требовались.

- Тебя спас твой автомат. От него остался только искорёженный метал. Ствольная коробка приняла основной удар. Крышка ствольной коробки отлетела, но почти уберегла от дырок твою шкуру. Как он тебе все рёбра не переломал, не знаю. Ты везунчик, – повествовал Старик. – Несли тебя до первой удобной поляны для вертушки. Километров пять. Крови ты потерял много.

- Спасли кого из заложников?

- В общем только троих из восьми. Вернее, живы были пятеро. Но до вертолёта не всех донесли. Выжили двое, которые были на входе с краю, упав, успели откатиться. И ещё один внутри сверху. Он у бойницы был, когда началась заваруха, оттолкнулся и вместе со стоявшим сзади упал вниз на камни. Парашютист, блин! Повезло –  упал сверху. А тот затылком приложился в глухую. Остальных положили, но неразбериху они успели устроить. Всех подробностей их гибели теперь не узнать. Известно ещё про одного – он прикрыл своим телом Санту. Предназначавшаяся в спину очередь вся ушла бойцу в грудь. Санта дуршлаг потом из боевика сделал.

- Почему так произошло?

- Наш Режиссёр, справившись с завалом, решил, что оставлять в живых никого не будет. Это поняли трое внизу, по жесту у шеи и взгляду на пленников у бойниц. Сергей, так звали того, что падал в центре, предложил устроить саботаж, чтобы не дать боевикам уйти. Не знали они про нашу в том информированность. Остальные действовали интуитивно.

- А нохчи?

- Из этих. Двоих положил ты, плюс гранатомётчика вначале. Блик успел отработать в голову главаря, когда те упали. Мгновение растерянности стоило ему отверстия во лбу. Сток или Крот сработали одного в бойнице. Санта и Трек записали себе троих. И одного боец уронил. Кроме тебя, все здоровы, если не считать ушибы и царапины. Мы задержались там ещё на сутки и не зря. Помощь шла. Две группы. Семеро, видимо из остатков у блокпоста. И около двадцати с гор спускались. На них тяжёлую артиллерию натравили. А с первыми сами справились.

- А по поводу кино?

- План был. Надо же за амбиции отвечать. В банде насчитывалось восемь десятков. Основной костяк – наёмники: арабы и иже с ними лица славянской наружности. Небольшая часть, где-то треть – чечены. Сначала колонна, потом блокпост. Кино про страшных русских напоследок. Для этого откормил за неделю наших пленных, одел в чистое и исправное обмундирование. Планировал сперва спустить на аул «братьев-славян» в российской форме, которые зверствуя и насилуя, зачистили бы селение под ноль. Их тоже собирался пустить на мясо – свидетели не нужны. Это же конфетка фильма, как истинные воины аллаха расправляются с русскими преступниками. Появились бы «спасители» с праведным гневом под видеокамеру и покрошили ничего не подозревавших собратов по оружию. Уверен, что боевики со славянской внешностью не догадывались, что намечены на заклание. Затем, добавив для количества наших узников, снял бы крупным планом тела и лица иноверцев, испытавших на себе карающий меч возмездия, – Старик усмехнулся и продолжил. – Вишенкой на торте должно было стать появление спецназа, по ложной наводке! Засада и уничтожение с фотофиксацией тел, и освещение этих событий в зарубежных СМИ. Ему очень нужны были реальные лица. А ещё лучше, хотя бы один живой. Тогда остальной спектакль прошёл бы там без запинки и на ура. Мы обломали весь кайф... Провалив первые задачи и потеряв большую часть личного состава… Что ему оставалось? Выполнить последнее с корректировкой планов. Идти в село сразу всей толпой? Так с ним из двадцати восьми – одиннадцать чеченцев. Им это могло очень не понравиться. Поэтому арабов и славян отправил на провокацию, а остальных оставил в башне. Ведь если вернутся ни с чем… За бабло и ответить можно. А когда и здесь всё пошло вкривь и наперекосяк, осталось только шкуру спасать. Представляешь, какую «правду» он хотел преподнести миру.

- Откуда такая осведомлённость?

- Оператор запел. Прекрасно понимает он и русский, и чеченский, и английский.  Русофоб из журналистов. Да и правая рука, что на колонне взяли, у нашего куратора разговорился. Я не ошибся – это была вторая и последняя встреча с Режиссёром. Знакомец он нам по Грозному.

- Ну чеченцев, понять могу. А эти западники, чего на Россию накрысились, что на такое идут? – я задал риторический вопрос Старику.

Установилось недолгое молчание. Виктор Андреевич посмотрел внимательно в мои глаза и задал мне свой вопрос.

- Что не спрашиваешь, почему не к тебе, а к башне пошёл?

- А что, я услышу в ответ? Был уверен или… Хотел моей реабилитации после провальной миссии… Обязан был справиться или… Цель оправдывает средства, наконец. В общем, что-то в этом роде. Угадал? – усмехнулся я.

- Есть нюанс… – не дождавшись опять моего вопроса, продолжил. – Трое моих лучших людей, каждый из которых стоит взвода…

- Давай, без глумления.

- Динамика боя в селе, как и тогда на блоке, по интенсивности давала мне право не лететь сломя голову на выручку тех, кто в ней не нуждался. Плюс твоё право на отход в критической ситуации. Как ты выразился – моя уверенность. Уверенность в тебе и твоём хладнокровии. Вот с последним я, правда, оплошал. Не ожидал от тебя броска к башне без моей команды.

- Не было времени на получение от тебя добра, – парировал я.

- Удивил ты старика. Честно?

- Давай!

- Лет десять назад, я поступил бы так же…

- Что изменилось?

- Ответственность изменилась.

- Как бы ты поступил сейчас?

- Я, если совсем откровенно, не готов был к такому повороту… Успел только вспомнить мать, а ты же уже действовал, увлекая за собой ещё двух спонтанных членов моей группы… Я про… упустил мгновение. Анализируя ситуацию… при моих дальнейших действиях, скорее, спасённых было бы на одного меньше, а здоровых моих на одного больше. Паритет почти. Но… Один спасённый, благодаря тебе – это ещё одна счастливая мать. Цена! Цена твоего поступка… – открылась дверь, прерывая наш разговор. – Как перевязка?

- Норма, – ответил Барс.

- Ладно, отдыхай. Завтра тебя переправят бортом в Бурденко. Поболтайте немного. Десять минут, Барс. Жду в машине. Да, ещё! Куратор расщедрился на представление тебя к медали Суворова. – Старик вышел, тихо закрыв за собой дверь.

- Поздравляю! А где сополатники?

- Кто? – не понял сразу, что у меня спросил Иван, находясь ещё под впечатлением разговора.

- Ну, все? – он красноречиво повёл руками на пустующие койки.

- Здесь все лёгкие. Кто где? Болтаются по госпиталю или внизу очаровывают сестричек в халатах.

- Понял. А ты?

- Когда? Я только пришёл в себя и уже покидаю этот цветник здоровья.

За пустым, но весёлым трёпом пролетело время. Барс покинул меня и оставил наедине с моими безрадостными на тот момент мыслями.

___________________

1_Felix guy! Paulo altius est, testiculi, paulo inferior est cor (лат.) – Счастливчик! Немного выше находится яичко, немного ниже-сердце

___________________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS