Комментарий | 0

Чечня 2. Записки о гражданской войне* (1)

 

 

 

 

Вот и всё! Нас осталось трое из пятнадцати. Я, Слон и Дюна! Остальных не пощадило время. Первым ушёл Старик. Ночь. Трасса. Поворот и – плитовоз без габаритных огней сразу за этим поворотом. Мина и Блик нашли упокой душ на Донбассе. Барс погиб при исполнении служебных обязанностей как сотрудник МВД. Краба нашли в подъезде с проломленной головой. Кость в бандитской разборке нарвался на пулю в голову. Трек. Трек просто допился до смерти. Бинт спас много чужих жизней, а свою… Сапожник без сапог! Рак ушатал его за каких-то полгода. Тромб накосячил себе срок, обернувшийся заточкой под ребро. Гром устал от мирной жизни и пропал на чужой войне в чужой стране. Санта – это единственный, кто умер в своей постели вчера в пять утра от той самой раны, полученной в той самой войне, которая щадила нас оставляя всех живыми, несмотря ни на что.

 

- Краб! Краб, твою м… Ты где застрял? – Старик пытался достучаться до ушедшей вперед тройки. – Дрон! Возьми с собой еще тройку и проверь, где они.

«Дежавю! Мы, как пять лет назад, снова выполняем те же самые задачи в Грозном. Внутри горит желание побеседовать с теми, кто допустил возможность этого дежавю. «Тактическое отступление» в 96-м иначе, чем предательством, не назовёшь. Лебединую шею я бы свернул с удовольствием. Красноярский поход, проплаченный Березой, для меня все поставил на свои места. Кто связан с БАБ, не просто вызывает омерзение, он разжигает во мне жажду крови. Странная ирония: лебедь и берёза, символизирующие душевное восприятие мною России, стали в каком-то смысле нарицательными понятиями предательства. Кость – новый мой напарник, прошедший Приднестровье, очень нелестно отзывается о действиях «пташки» в конечной фазе того конфликта. Я с Костью, Треком и тройкой Дюны тихим сапом двинулся по следам Краба. – Что за напасть у наших главкомов штурмовать этот проклятый город под Новый год! В чём изюминка? В чём соль такого решения?»

Частный сектор Грозного – это ещё та клоака, не знаешь откуда прилетит. Целых домов нет, но есть подвалы и схроны. Рядом возвышаются многоэтажки с райскими местами для снайперов. Утром из развалин сработал РПГ по нашему танку. Хорошо, что стрелял не спец. Накрыли участок артиллерией. Краб пошел проверить, и вот от него нет вестей. Вышли в квадрат. Тишина. Рассредоточились. Волной, где ползком, где на карачках стали прочесывать местность.

- Дрон! Справа! На час! – доложил Трек.

- Вижу! Дюна возьми левее, прикрой, – попросил я.

Из-за стены, разрушенной взрывом, смотрел в небо ствол автомата.

- Неужели нарвались? – ёкнуло внутри. – Осмотр! Кость на месте. Трек за мной.

Не наши. Взрывом снаряда разворотило и подвал дома. Тела трех боевиков. Один у стены – наблюдатель (месиво из костей и бушлата). Двое в подвале. РПГ и автоматы без магазинов и затворов. Мы на правильном пути. Краб здесь побывал. Куда дальше?

- Дюна, что у тебя? – поинтересовался, уходя правее со своей тройкой.

- Чисто! – ответил он. – Обойду дом слева, потом за тобой.

Впереди из окна на мгновение показалась голова Краба и снова резко исчезла. Не прицельно в сторону кирпичного остова многоэтажки от потеряшки прозвучала очередь.

- Дюна! Снайпер через дорогу, в кирпичах, – сообщил я, жестом приказывая своим залечь. – Нашлись. Живые!

- Рассказывай, – приказал, когда мы все собрались в полуразрушенном убежище Краба.

- Мы нашли их. Когда собрался уже доложить, выстрелом снесло Моторолу, – показал он на оторванный набедренный карман. – Мы потеряли связь. Стреляли из кирпичного дома. Но скорее это свои. В противном случае я был бы 200 с дыркой в голове. Пытались уйти. Не дал. Да и выкурить его надо бы. Ждал удобного момента. И тут вы…

- Краб, если это свои, почему не вызвали коробку или стволам не капнули? – задался вопросом к нему. – И сколько повторять, что связь на виду не таскать. Сколько там?

- Трое со снайпером – минимум.

- Почему, думаешь нас не тронули?

- ХЕЗ.

-Ясно! Дюна остаёшься здесь с Крабом и доложи Старику. Я к дому кругом. Пока не выйду из сектора, «Шквал» на любое движение. И не подставляться. Мысли? – спросил я

…Подняться выше первого этажа я не рискнул. Цел всего один лестничный пролет наверх. Если там есть кто – без потерь не взойти. А есть ли? Для обороны бессмысленно, учитывая тактику штурма (теперь никто не бросает пехоту в бесполезные атаки: определили, стволами долбанули, броней с безопасного расстояния постреляли и пошли потом бойцы выкуривать уцелевших). Своим здесь быть тоже вроде не за чем. Что-то не так. Непонятка. Попросил у Старика тройку Слона в помощь и веревки с крюком. Поднимусь по стене от дороги, а Дюна с Крабом прикроют.

Ощущение, что развалины пусты. Ни звука, ни шороха. Нет. Не прав. Около лестничной площадки баррикада из кирпичей и маленький человек с автоматом, настороженно выглядывающий из-за неё на первый этаж, пытаясь понять природу шума, создаваемую Слоном. Совсем мальчишка, нет пацанка – длинные волосы метнулись по её спине. Она оглянулась, когда было уже не успеть. Трек перехватил калаш мгновенно поставив его на предохранитель, а Кость перекрыл рукой ей дыхание.

Мы еле успели свалить за угол от автоматных очередей сверху. Стреляли в три ствола не жалея боеприпасов.

- Только бы не… – не успел предположить Трек о наличие гранат у обороняющейся стороны, как там прогремел взрыв и всё стихло.

Выждав пару минут мы поднялись ориентируясь по сдавленным стонам на третий этаж.

- Гитлерюгенд, твою дивизию! – Кость не удержался и плюнул в сердцах, рассмотрев три тела: одно уже покинутое жизнью и два искалеченных осколками гранаты, взорвавшейся, видимо, еще в руках пацана лет шестнадцати, – добить? Не жильцы ведь.

- Трек, займись, – приказал я и двинулся вниз к Слону, успевшему подняться на второй уровень – Где девчонка?

- Дал подзатыльник и отправил домой, – ответил он. – Что там?

- Слон!

- А! Обыскал, отпустил, Санта проводит немного.

Санта. Единственный чей позывной был притчей во языцех. Год назад Старик привел пополнение, находясь во взрывоопасном состоянии. Один из новеньких был сконфужен, и очевидно его личность была ответственна за кровавый отсвет во взгляде нашего начальника. Когда буря отшумела и эпицентр сместился в кабинет командира, мы были настроены узнать причину стихийного бедствия.

- Я предполагал, что в коллектив надо влиться, и озаботился заготовкой необходимого еще в начале своего пути из варяг в греки, – начал новенький свой рассказ. – Стоим мы, ждем у КПП. Старшой группы пошёл узнавать, куда нас и как. Тут подваливает к нам этот без погон. Ну вылитый наш прапор из техслужбы. Вижу, старшой летит уже к нам, как самолёт ПВО. Я этому старперу говорю, мол присмотри за сумками, а то слышал наш будущий командир хуже трехглавого дракона в гневе бывает. Да с сумкой моей осторожней будь. Тара у меня там хрупкая. И говорю, не боись, в долгу не останусь. Наш майор подбежал и – к прапору (как думал я) строевым шагом на доклад. А дальше… Продразверстка. И расправа. И ж… как британский флаг. В общем, ошибся я. Трехглавый ему в подметки не годится.

- Да! Учудил! Жаль, что лишился ты всей тары, – подытожил Дюна, смахивая слёзы от смеха.

- Не… Не всё! – ответил новенький и достал из боковых карманов штанов две семьсот граммовые плоские фляжки с отличным коньячком. – Маловато на всех, но для знакомства…

- Санта Клаус, блин…

Вот так в тройке Слона и появился наш доморощенный Санта.

Санта вернулся, показав пальцами, что все «ок». Мы подобрали валявшуюся СВД с развороченным осколком прикладом и выдвинулись домой на Базу.

- Слон! Твоя добрая душа когда-нибудь найдёт себе на ж… приключений, – подвел итог Старик после моего доклада о результатах выхода.

 

_____________

*_ Записки являются художественным вымыслом. Их герои и события выдуманы.

 

Рекомендую

22

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS