АРТЕФАКТ. Дневники Мини Саксина (часть четвертая). Август
— Владимир Глухов
(26/12/2002)
Проснулся в 9 ч. Читал газету <БОЛЬШЕВИТСКИЙ ПУТЬ! Гулял. Ходил к Оле. Гулял. Играл в фантики. Гулял. Ел картошку с огурцами. Сделал себе Мише Р. и Петуху нашивки СПАРТАК. Гулял. Почекались в мяч. Гулял. Прямил в сарае гвозди.
АРТЕФАКТ. Дневники Мини Саксина (часть третья)
— Владимир Глухов
(20/12/2002)
Проснулся в 8 ч. Попил чаю. Ходил в ОСВОД. Ездили на шлюпках в поход на остров. Ел. Юраша что-то захворал. Ходил в аптеку заказывать Юре лекарства.
Евгений Палыч (жизнеописание в двадцати фрагментах)
— Михаил Завалов.
(18/12/2002)
Здороваясь с женщинами - что иногда было неизбежным следствием выхода на улицу и особенно на работу, - Евгений Палыч отворачивал взгляд на 30O. Они не играли никакой важной роли в его жизни. Поэтому иногда вечерами Евгений Палыч вырезал ножницами из газет портреты женщин и рвал их потом на мелкие клочки, думая о постороннем. Он не любил думать о женщинах ни в каком виде. Он ненавидел Женский День, хотя деньги на него в отделе сдавал, и ненавидел "Мать" Горького.
История одного детского алкоголизма
— Александр Альпер
(18/12/2002)
...помню моих Взрослых. Они у меня, знаете ли, не шли в ногу со временем. Окуджаву не слушали и Самиздат не читали. Зато по воскресеньям каждый раз имели застолье - сколько себя помню, опять же. И, в результате невинного созерцания мною (а за застольями я научился подсматривать ещё раньше, чем за девочками - можно смело сказать, что я имел осознанный опыт с Танатосом раньше осознанного опыта с Эросом) я таки конкретно усвоил, что застолья Взрослых - вещь жутко эксклюзивная (бо меня каждый раз выгоняли "спать"!) и вообще, там присутствует некий, как сказал бы Буратино, жжутко интерресный инициативный опыт (посредством того, "что пьют"!).
Дурдом (Беседа с бывшим пациентом психиатрической больницы К.)
— Владимир Медведев
(16/12/2002)
Пациенты недолюбливали врачей потому что подозревали в них таких же больных, но которые не имеют право на то чтобы их лечили, иначе они бы здесь не оказались. Больные видят во врачах своеобразных товарищей по несчастью и тайно сопротивляются им, потому что чувствуют себя незаслуженно униженными, оказавшимися в более низком статусе социальной лестницы. Один существует в подчиненном положении, другой как бы в положении хозяина, начальника.

Ну и еще есть санитары...
АРТЕФАКТ. Дневники Мини Саксина (продолжение)
— Владимир Глухов
(13/12/2002)
Проснулся в 9 ч. Дорисовывал танк который начал рисовать вчера. Гулял. Ходил с Сергеем на электростанцию. Рисовал самолет. Ходил в город за белым хлебом. Раскрашивал самолет. Гулял. Мама примывалась. Гулял. Обедал, играл с Сергеем в шашки. Гулял. Занимался у Митюшки на турнике. Играл у Сергея дома в домино. Сергей Чекалов дал мне одну марку. Приклеивал марки писал дневник. Лег спать в 11ч.
Ебля и Фото
— Александр Гезенцвей
(11/12/2002)
Любимые занятия сопровождаются вдохновением - это краткое выражение для состояния готовности и желания. Вдохновение делает нас рабами занятия - следование вдохновению лишает нас критического суверенитета. "Должно презирать вдохновение" - слова Верлена/Бодлера.
Клубок писателей (окончание)
— Алексей Варламов
(10/12/2002)
Это закономерный для русского человека и русской мысли итог - в тридцать седьмом году сказать "прощай" революции и сделать шаг в сторону христианства.
Клубок писателей
— Алексей Варламов
(09/12/2002)
В Советском Союзе худо-бедно в душе, в интеллигентских собраниях, на кухнях, в лесу можно было оставаться тайным либералом, но быть государственником - значило либо обречь себя на полное одиночество, либо неминуемо сближаться с теми, кто государственную идею перехватил и подменил идеей коммунистической.
АРТЕФАКТ. Дневники Мини Саксина.
— Владимир Глухов
(05/12/2002)
Проснулся в 9 ч. Ходил в мастерскую портновскую с мамой. Ходил с Юрашей в город купил себе кисточку и Юре снимательных картинок. Ходил в библиотеку взял книги "Кочубей" и "С киноаппаратом по СССР". Ходил в город за ситным. Гулял. Занимался на турнике вышла 6 раз склопка. Обедал. Мама ушла в летний театр - там было собрание домашних хозяек, избирательное. Гулял с Юрой. Снимал картинки. Рисовал, глядел открытки с Юрой. Мама пришла в 12. Лег спать 12-ом часу.
Кухня.
— Аркадий Драгомощенко
(03/12/2002)
А иногда кажется, что с возрастом мы просто переходим из одной кухни в другую, - кухня детства, запах сухой ромашки, чабера, тимьяна, любистка, развешенных у потолка, керосиновая лампа, тени на потолке. У плиты оттаивают поленья. Латунная утварь над плитой и венки чеснока, перца.
ВЫШЛО В СВЕТ. Искушение святого Антония. Читающий (окончание).
— Григорий Хасин
(03/12/2002)
Вот пуля мягко и точно ложится в геометрический центр гладкого лба, вот дьявольский монах, бледнее тумана, скалится над каменной могилой, загнанная лошадь валится набок среди клевера, яд клубится в бокале...
ВЫШЛО В СВЕТ. Искушение святого Антония.
— Григорий Хасин
(02/12/2002)
Одинокий печальный урод посреди непостижимого действия - в сущности, портрет зрителя - обнаруживается на картинах больших мастеров весьма часто.
Дом-музей.
— Дмитрий Данилов
(26/11/2002)
Афанасий Валерианович был человеком дворянского воспитания, настоящий российский интеллигент: моральные принципы... конечно, за обедом... вся семья собиралась за столом... отец воспитал в своих детях... бокал хорошего вина... творческая атмосфера... беседы, дискуссии... встречи единомышленников... бокал хорошего вина...
Дверь, закрытая изнутри (окончание).
— Алексей Варламов
(18/11/2002)
А все же удивительно складываются людские судьбы...
Дверь, закрытая изнутри.
— Алексей Варламов
(15/11/2002)
...Больше всего мне мечталось попасть на Аляску, но это выходило слишком дорого. Хотелось еще в Новый Орлеан и Сан-Диего, в Аризону и Колорадо, в Сиэтл и в Орегон, где жили русские старообрядцы, в Йеллоустоунский национальный парк с его гейзерами, но в конце концов я улетел в Сан-Франциско с тем, чтобы потом перебраться на восточное побережье.
200 слов №9. Криминогенная обстановка.
— Железцов Александр Федорович
(14/11/2002)
С самого начала он вел себя неправильно:  во-первых,        поставил сарай, чтобы на мой парник падала тень,  во-вторых,       посадил свою малину...
200 слов №8. О равенстве и братстве.
— Железцов Александр Федорович
(31/10/2002)
Четверо ошалелых, полумертвых русских солдат бредут по линии окопов и за поворотом сталкиваются с ошалелыми, полумертвыми немцами. Лицом к лицу. Нос к носу. Их тоже четверо. И никуда.
Пошли в лес.
— Дмитрий Данилов
(30/10/2002)
Втыкали в каменистую землю перочинные ножички. Часто ножички втыкались в камни, летели искры, и ножички отскакивали своими острыми (тупыми) лезвиями в детей, которые с воем отпрыгивали в сторону, но ножички все-таки иногда попадали в детей, нанося им повреждения.
200 слов. №7 Любовь.
— Железцов Александр Федорович
(23/10/2002)
Яркий свет, дым - он кислый, бутылки на столе, отец на табуретке. Рука отрывает его от пола, что-то внутри него трещит - это отлетела пуговица от лямки штанов - и ставит перед отцом.... - ВОТ! ПУСТЬ ОН САМ СКАЖЕТ!
Доля ангелов (окончание).
— Алексей Варламов
(14/10/2002)
Однажды я увидел на улице президента. Это было возле оперного театра. У подъезда остановилось несколько лимузинов. Президент прошел мимо редкой толпы - человек может быть двадцать-тридцать. Люди смотрели на него, а он на них. На мгновение он замедлил шаг, точно чего-то ждал - казалось, бледный, настороженный, как будто неуверенный в себе. Милиции было немного. Народ молчал - президент прибавил шагу и скрылся в дверях. Сцена как отдаленное эхо "Бориса Годунова".
200 слов. №6. Ну, погодите же!
— Железцов Александр Федорович
(13/10/2002)
Симочка, не впадай в маразм по телефону!
Ор-ле-ан-ский, понимаешь?!
Ну?!
Сорок первый год, весна, Александр Орлеанский, первая скрипка. Филармония, служебный вход: я, ты и Любочка...
Девки на станции.
— Дмитрий Данилов
(10/10/2002)
Тапов старался не смотреть на девок, а они, наоборот, старались на него смотреть, и до него доносились обрывки фраз: вон тот чувак, шурик придет, давно сидит, пивка взять, рыло воротит, хахаль новый, а он как бы не нарочно отворачивался...
Доля ангелов.
— Алексей Варламов
(09/10/2002)
Когда глядишь сверху на эту выжженную, пыльную, безлесую землю и сравниваешь с соседней мягкой, зеленой Грузией, где палку нужным концом воткни - вырастет - диву даёшься, какая может быть здесь жизнь? А потом видишь древние храмы, рукописи, картины, выросшие буквально на камнях и как камень вечные. Культура возникшая не благодаря, но вопреки. Страна, где ленивому, расслабленному, уступчивому человеку не выжить. Грузия - праздник, Армения - пост. Рай и изгнание из Рая.
Страшная живая тетка.
— Михаил Завалов.
(03/10/2002)
Как тянется время? Папа любил пофилософствовать. Показывал живую нитку. Привязывал один конец к стулу: вот начало времени. Другой конец тянул - вот так оно тянется. Нитка, как правило, рвалась. Вот наша жизнь, говорил папа.
Ленты новостей