Комментарий | 1

Печаль об Уильяме Шекспире

 

            Этот текст был написан для сборника «Гуманитарное знание: старые проблемы и новые решения», составленного на основе материалов конференции с аналогичным названием. Конференция была организована Московским Институтом Новых Гуманитарных Технологий (МИНГТ) в  конце декабря 2011 года. В сборник текст вошёл под длинным и очень академичным, и не вполне удачным названием «Современная ситуация в английском шекспироведении. Исследование Джона Потлэнкина 2011 года». 

            Статья напечатана с официального разрешения кафедры Культурологии и грамматологии МИНГТ.

 

 1.

«Шекспировская тема»  сегодня в моде, причём речь в данном случае идёт не о непосредственном содержании шекспировских пьес, а о проблеме их авторства. – Сомнения в том, что автором этих пьес является актёр лондонского театра «Глобус» начали появляться очень давно и к середине XIXвека они превратились в своеобразную традицию в шекспироведении («нестратфординанская модель»). Впрочем, эта традиция никогда не была в шекспироведении главной, её сторонники существовали исключительно в сфере культурного underground’а и, как правило, серьёзными учёными не считались.

            В конце прошлого десятилетия ситуация в западном шекспироведении изменилась радикально, и ряд исследователей, например,  Джеймс Тойнби, внук известного английского историка и один из крупнейших современных специалистов по английскому XVIIвеку, всерьёз говорит о начинающейся «глобальной революции в шекспироведении». Не знаю, можно ли назвать этот процесс «революцией», но то, что он имеет глобальные формы и обладает уникальным, беспрецедентным содержанием, сегодня очевидно. Новизна явления в том, что впервые в истории шекспировского вопроса именно нестратфордианская модель начинает доминировать в научных публикациях, посвящённых шекспировскому наследию. Так, например, в сборнике «Шекспировские чтения» за 2010 год 15 статей написаны нестрафордианцами, 8 – сторонниками традиционной, стратфордианской версии и авторы трёх статьей заняли нейтральную позицию по отношению к проблеме авторства шекспировских пьес; в аналогичном сборнике за 2011 год соотношение между нестратфордианцами и «классиками» установилось уже как 17 к 4, т.е. тенденция усиления влияния нестратфордианства в шекспироведении в данном случае очевидна. (В этой связи, показательным является и следующий факт: в «Шекспировских чтениях» за 1948-1999 годы нестратфордианцы не публиковались ни разу. Сам сборник издаётся на родине Уильяма Шекспира, в Стратфорде-на-Эйвоне  ежегодно, с 1876 года, и является сегодня одним из самых авторитетных изданий в английском шекспироведении.)
            На изменения представлений о Шекспире соответствующим образом прореагировала и массовая культура. Речь идёт о фильме «Аноним» 2011 года (режиссёр Роланд Эммерих). В фильме воспроизводится одна из версий нестратфордианской модели, провозглашающая автором шекспировских пьес Эдуарда де Вера, графа Оксфордского. Мнения специалистов об этом фильме оказались весьма противоречивыми, но, тем не менее, фильм получил приз английской киноакадемии за лучший сценарий года. Как написала английская «Times» «ещё несколько лет назад подобный фильм не только не получил бы каких-либо наград, но и само его появление было бы невозможным».
 
                                                                   2.
 
            Безусловным научным бестселлером 2011 года в Англии стала книга Джона Потлэнкина (John Potlyankin) “Иррациональный проект Фрэнсиса Бэкона. Идеология и литература.» («Irrational project of Francis Bacon. Ideology and Literary.» University of Cambridge, 2011), посвящённая шекспировскому вопросу и отстаивающая радикальную нестратфордианскую версию шекспировского вопроса.
            Сам Джон Потлэнкин – английский историк, имеющий русские корни. Дедушка английского историка – Иван Фёдорович Подланкин был личным секретарём графа С.Ю. Витте в 1906 – 1914 годах, после революции – в эмиграции. Отец Джона Потлэнкина – Фёдор Иванович Подланкин – представитель Парижской православной экономической школы, находился под сильным влиянием со стороны С.Н. Булгакова, а главный труд Ф.И. Подланкина «Экономика Будущего» (Париж, ИМКО-Пресс, б.г.) является своеобразной конкретизацией булгаковского сочинения «Философия хозяйства».  Именно Ф.И. Подланкин перевёз семью в Англию, и он же изменил собственную фамилию на английский лад.
            Джон Потлэнкин – очень неоднозначная фигура в английской исторической науке. Каждая из его книг вызывает настоящий скандал в Великобритании. До 2011 года таких книг было три, и все они стали своеобразными итоговыми обобщениями многолетних исследований: «The Games for girls» ( L., 1989), - сочинение, посвящённое русской истории эпохи дворцовых переворотов и опирающее на два исторических тезиса: 1) вся внутренняя политика Петра I была сплошной неудачей, никаких успешных внутренних реформ Пётр Iпровести не смог, а от его внешней политике в выигрыше оказалась, в первую очередь Швеция, и 2) что переворот, в результате которого к власти в России пришла Екатерина II, был организован масонскими ложами в Лондоне; «The Invention of Scholasticism» (L., 1997), развивающая – на основе анализа средневековых и новоевропейских источников – идею, что вся ранняя схоластика является точным переводов греческих и арабских философских текстов, сделанных в XIII– XIVвеках, и, конечно же, «Farewelltothehistory» (Manchester, 2005) (в русском переводе – «Апокалипсис неизбежен» (М., «Вагриус», 2007)), - самый знаменитый текст Дж. Потлэнкина. Главная идея этой книги – утверждения о том, что античность – это выдумка Ренессанса, а реальное распятие Иисуса произошло в 30-х годах XI века. – Подобные идеи заставляют вспомнить о представителях российской альтернативной истории, но если наши «альтернативщики» печатаются, главным образом, в интернете, то книги Потлэнкина выходят в самых респектабельных английских издательствах, и хотя критика этих книг в Англии порой принимает весьма жёсткие формы, но никто из авторов критических статей, насколько мне известно, не обвинял Потлэнкина в отсутствии профессионализма или в слабых умственных способностях… В устах отечественных историков, критикующих теории альтернативной истории подобного рода аргументы, увы, привычны.
            И вот новая книга Джона Потлэнкина. Книга об Уильяме Шекспире...
 
                                                                        3. 
 
            Впрочем, самого Уильяма Шекспира в «Проекте Бэкона» крайне мало. Возможно, причина в самом Шекспире, точнее в тех немногих документах, из которых можно почерпнуть хоть что-то, касающееся его реальной жизни. – Это – исключительно юридические документы, рассказывающие о деятельности Шекспира-ростовщика. Никаких иных документов о деятельности Шекспира история не сохранила. Впрочем, те документы, что есть в наличии, описывают, по мнению английского историка, личность Шекспира вполне адекватно.
            Главными героями книги Потлэнкина являются два Бэкона – английский философ и политический деятель Фрэнсис Бэкон (1561-1626) и его племянник Натаниэл Бэкон (1585-1627), известный своим современникам, прежде всего, в качестве художника и садового архитектора. Именно они, по мнению английского историка, и являются подлинными авторами пьес Уильяма Шекспира. Мысль о том, что Ф.Бэкон написал пьесы, приписываемые Шекспиру, в Англии была озвучена ещё в середине XIXвека, и сегодня она является одной из основных версий нестратфордианской модели. Новация Потлэнкина в данном случае – в том, что Бэкон был не один, Бэконов было два. – Первые произведения, приписываемые Шекспиру, Фрэнсис Бэкон написал единолично, но с течением времени литературные труды требовали от философа всё больших затрат, и он вынужден был разделить это бремя со своим племянником Натаниэлом. Более того, с середины 1600-х годов инициатива в литературном творчестве окончательно переходит к Бэкону-младшему, а роль Бэкона-старшего сводится лишь к разработке общих сюжетных линий. Последняя пьеса, приписываемая Шекспиру, «Буря» была написана Натаниэлом Бэконом самостоятельно, без какого-либо участия его дяди.
            Главный вопрос, который интересует английского историка, это вопрос о мотивах, которыми руководствовался Фрэнсис Бэкон, когда создавал свой «шекспировский проект». С точки зрения Потлэнкина эти мотивы характеризуют личность Бэкона не как «первого новоевропейца», а скорее как «последнего человека эпохи Ренессанса». – Дело в том, что приступая к сочинению пьес, Ф.Бэкон не преследовал каких-либо прагматических целей, и, тем более, не стремился отстаивать каких-либо идеологических принципов. Это была интеллектуальная игра, последствия которой не просчитывались до конца ни её главным героем, ни другими участниками, посвящёнными в изначальный замысел. По сути, мотивы Бэкона, заставившие его заняться литературным сочинительством, были иррациональными мотивами. Впрочем, удержать этот дух «свободы от прагматики» семье Бэконов не удалось. – Жизнь брала своё, и пьесы, писавшиеся с середины первого десятилетия, уже начинали выполнять конкретные идеологические и социальные заказы со стороны «власть имущих», в первую очередь – от самого английского короля Якова IСтюарта. Возможно, именно это «требование ангажированности» и стало основной причиной, по которой Бэкон-старший, в итоге, самоустранился от этого проекта.
 
            Джон Потлэнкин даёт анализ взаимоотношений между шекспировскими пьесами и лондонской театральной средой. – Считается, что Уильям Шекспир перестал заниматься сочинительством в 1612 году, посвятив последние пять лет своей жизни исключительно ростовщической деятельности в своём родном городке Стратфорде-на-Эйвоне. – Точка зрения Подлэнкина на этот вопрос несколько иная. Английский историк предполагает, что изначально шекспировские пьесы не имели чётко фиксированного текста. Они состояли из фрагментов, которые были записаны и воспроизводились от спектакля к спектаклю, и «импровизационных элементов», которые, во-первых, могли не записываться вообще, - здесь авторы полагались на свободу актёрской импровизации, и, во-вторых, даже когда содержание этих элементов фиксировалось, оно очень зависело от настроений конкретного исторического момента. Соответственно, люди, смотревшие одну и ту же пьесу Шекспира в разные годы, обнаруживали в ней разные политические намёки и указания на разные политические фигуры; от постановки к постановке одна и та же пьеса регулярно обновлялась. – В качестве примера таких обновлений Подлэнкин приводит четыре текста «Гамлета», напечатанные в разные годы. Все эти четыре текста отличаются друг от друга в т.ч. и нюансами сюжетов. (Кстати, в первом варианте «Гамлета» нет знаменитого монолога «Быть или не быть», отсутствуют там и широко известные благодаря Тому Стоппарду Розенкранц и Гильденстерн, королева-мать не умирает в финале.) Подобного рода правки продолжались в текстах шекспировских пьес и после 1616 года, т.е. после смерти их номинального автора. Свой «канонический вариант» пьесы Шекспира обрели лишь в 1624 году.
 
            1624 год стал роковым для многих лиц, причастных к «шекспировскому проекту» семьи Бэконов. -  Потлэнкин очеркивает круг из четырнадцати лиц, которые могли участвовать в реализации этого проекта. Восемь из них умерли до 1624 года, шестеро остальных скончались в 1624-1627 годах, т.е. в течение трёх лет после издания Собрания сочинений Шекспира. Среди этих шестерых были и Фрэнсис и Натаниэл Бэкон. Сохранилось письмо Натаниэла Бэкона, датированное 1627 годом и являющееся, по сути, его духовным завещанием. В этом письме Н.Бэкон предсказывает свою скорую смерть «от шипа розы»; вскоре он был заколот кинжалом якобы во время пьяной драки в одном из пригородов Лондона. – С точки зрения Джона Подлэнкина никто, из оставшихся к 1624 году в живых участников «шекспировского проекта», не умер естественной смертью.
 
                                                                    4.
 
            Любое историческое исследование предполагает наличие базы источников, опираясь на которые историк и делает конкретные выводы. – Связь с источниками – один из самых сильных сторон всех книг Джона Потлэнкина. – Если, например, в «The Invention of Scholasticism» Потлэнкин отстаивает принцип цитирования западными авторами авторов греческих, то в качестве доказательства приводятся сами тексты. Это делает чтение книг Потлэнкина порой достаточно трудным делом, но цель оправдывает средства. – И если в результате сопоставления фрагментов сочинений грека Дионисия Ареопагита (IV-Vвв..) и «латинянина» Иоанна Скотта Эриугены (IXвек) на девяти страницах параллельного текста обнаруживается лишь четыре расхождения, тезис о том, Эриугена выдал сочинения Дионисия за свои собственные, можно считать доказанным, наглядно продемонстрированным. – Выйдя за рамки академического дискурса, рискну назвать литературный стиль Джона Потлэнкина занудливым, но, парадоксальным образом, такая занудливость оказывается и одним из важнейших его достоинств.
            «Иррациональный проект Фрэнсиса Бэкона» так же опирается на комплекс источников, главным из которых является так называемый «архив Гриффина». – Томас Гриффин (Thomas Griffin) (1871-1957) – английский миллионер-шекспировед, на протяжении пятидесяти с лишним лет скупавший самые разнообразные письменные документы, относящиеся к английской истории XVI-XVII веков. (Именно на материалах архива Гриффина была написана знаменитая книга «Кто такая Анна Болейн?» Дика Перкинса, радикально изменившая взгляды историков на английскую Реформацию.) Судьба архива Гриффина кажется весьма странной и иррациональной: сам Т. Гриффин в 40-50 е годы прошлого века неоднократно пытался безвозмездно передать этот архив какому-нибудь английскому гуманитарному центру, но желающих получить этот архив не находилось. В итоге в 1956 году архив согласился принять у себя Кембриджский университет, но при одном, очень таинственном условии: архив будет доступен для исследователей только в 1986 году. На данный момент этот архив открыт лишь частично, хотя, будем справедливы, большая часть его уже доступна для исследований.
            Джон Потлэнкин использовал весьма большое количество документов из гриффиновского собрания. – Среди важнейших – записи гильдии лондонских книготорговцев за 1603-1625 годы, архив театра «Глобус», и – наверное главный источник – личный архив Натаниэла Бэкона, включающий в себя два черновика пьесы «Буря», написанные рукой самого Н.Бэкона и сохранившие на себе следы многочисленных редактирований. Иначе говоря, благодаря Томасу Гриффину можно чётко проследить как писалась «Буря» и какие изменения вносил в неё автор…
 
                                                                         5.
 
 
            К стратфордианской и нестратфордианской версиям в шекспироведении можно относиться по разному, - мне, например, стратфордианцы нравятся больше, чем их оппоненты, - но в самой Англии, часы стратфордианства, кажется, уже сочтены. – Так, например, в электронной версии знаменитой Британской энциклопедии с 2013 года в статье «Шекспир» будет написано следующее: «лондонский актёр, которому приписывается авторство следующих пьес…». В том же году подобные изменения будут внесены и в английские школьные учебники, о чём прямо говорится на официальном сайте британского Министерства образования.
            Предполагаю, что лет через десять не только английские, но и российские школьники будут воспринимать мысль, что «Гамлета» и «Макбета» написал некто, чьё имя осталось для нас тайной, как самоочевидное представление, - как некую истину, известную всем…
 
В контексте всего изложенного мы, кажется, неизбежно подходим к ситуации, когда уместной будет следующая фраза: Прощай, Уильям Шекспир! Твоё имя на протяжении трёх столетий звучало красиво и романтично, и спасибо тебе за это! –
С собственным прошлым необходимо прощаться вежливо.

           

Последние публикации: 

Мели Емеля - твоя неделя...

Мели Емеля - твоя неделя...

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS