Комментарий |

Эпос

Илья Кутик

Даниил Черкасский

Лото Платона: Лекция Голосов (ЛП)

Лирический нарратив предшествующих книг становится в Лото Платона
нарративом эпическим – т.е. эпосом, его самодостаточным
жанровым миром.
В ЛП рассказчик находит надличностную точку
обзора, с которой и ведётся повествование последних книг Эпоса.
Эпос обретает новый фундамент, который уже не ощущение
пустоты, уход или борьба с «миром масс» (как это было в предыдущих
книгах), но мир воображения (ср. Рама гл. 8.3-8.5; 9.2 и
далее), что открывается перед героем. Теперь, в каждом событии
рассказчик начинает видеть частичку «мира идей» (см. комм. о
«шаре» ниже), связь с совершенными законами мироздания и,
т. о., раскрывает читателю поэтическую суть своего опыта в
его эпической ипостаси. Примечание 1: Так же как эпоха
Елизаветы преобладала в ВлШ, древний Рим – в книге Urbi et Скорби,
в ЛП преобладает тема эллинская, философская, а именно,
Платон, его современники, последователи, оппоненты и т.д.
Примечание 2: Если посмотреть на общую композицию, складывающуюся
из книг стихов Эпоса, то можно заметить параллели с
эпическими композициями, описанными в Сюжете 12 («Сюжеты»), и поэмой
Нога/46. Нарратив Эпоса развивается и достигает кульминации
(в апофиозе «Памятника») в конце книги UeC, после чего он
распадается на плавный каталог ЛП (ср. С12). После этого,
каталог вновь приобретает сюжетность, и нарратив вновь
развивается до следующего «всплеска эмоций», где он вновь
распадается на каталог. Такая же многоколенчатая композиция
присутствует и в поэме «Нога», которая содержит в себе несколько
подобных предварительных окончаний. есть барабан с шарами - Шар –
идеал формы вообще – воплощает здесь поэтическую суть,
«эйдос» (в толковании Платона) события или вещи. «Шары» в ЛП
продолжают топос «голоса» (см. UeC/ Жанна Д'арк), мотив связи
поэта с высшим миром, так сказать, «напрямую». «Шары», при
внимательном чтении, можно обнаружить во всех предыдущих
книгах Эпоса (н-р, Сюжеты/Антр. порно./4; МКР/мой; ВлШ/Вл.
Шекс./3; UeC/Иды/4 и пр.), но именно в ЛП рассказчик раскрывает
семантику этого образа. Лото - описание «лото» – некоего
огромного метафизического механизма – отображает понимание судьбы
вообще, которое открывает для себя рассказчик (ср. Рама гл.
8). Последний видит в судьбе две составляющие (еще одно
проявление двойного начала Эпоса, см. Сюжеты/письмо 2 и общий
комментарий к ВлШ): одна из них навязана человеку и никак не
зависит от его выбора – это те события, обстоятельства и
т.д., которые выпадают человеку, как в лото, описанном в
ст–нии; однако любое событие, каким бы бессмысленным оно ни
казалось, «полно стиховой нагрузки». Это – метафизическая суть
события, частичка идеального мира, которую можно в данном
событии обнаружить и, тем самым, перевести само событие в
координаты высшего мира, превратить его в поэзию. Поиск поэтической
сути события или отказ от этого поиска (рост или
деградация) – вот тот выбор, который, согласно Эпосу, предоставляется
самому человеку. Это и есть вторая внутренняя составляющая
судьбы, находящаяся в мире воображения, где человеку и
предоставлена свобода воли (подробнее об этой концепции судьбы
говорится в Раме/ гл. 8.4, 8.5). плато вашей ладони – важный
образ Эпоса, олицетворяющий событийную, предопределенную
составляющую судьбы (см. выше). Согласно тексту, если человек не
пытается увидеть метафизическую суть происшедших событий, он
«остается на плато», т.е. обрекает себя лишь на ожидание
новых событий, на отсутствие роста и каких-либо изменений (см.
МКР, Рама г. 8.5). гадание отпадает – как интрига боренья с
роком – Ср. МКР/гамлет в сша; ВлШ/ Ап. сум., и пр. Ряд 0 -
Нулевой ряд занимает особое место в ЛП (ноль – 0 – тоже
шар). В отличие от остальных рядов книги, этот – объединён
темой. Важное место в содержании этого ряда занимает полемика
рассказчика с Платоном, точнее со знаменитым намерением Платона
изгнать поэтов из своего идеального государства. Здесь же
рассказчик рассуждает о свойствах эпоса в своём понимании:
его устойчивости, эклектичности и т.д. 3.Х – Критий. 3.2 –
первое появление в ЛП Александра Македонского, далее см. 7.0.
4.Х – Евен. Евен – древнегреческий поэт конца V– начала IV до
н.э., по всей видимости, высоко ценимый Сократом и
Платоном. У Платона Евен упомянут в диалоге «Федон» (см. 6.0). Ряд
продолжает тему псевдо-интеллектуалов (см. ВлШ/ елизавета и
гамлет/1; далее см. Катай/Весло, притулившись к Катуллу,
инспирирует). 0.1. Антимах из Колофона (конец V – первая
половина IV в. до н.э.) – поэт-эпик. Античные филологи называли его
последним великим эпическим поэтом. 0.2. Эта часть косвенно
продолжает полемику с Платоном (см. 0.1), рисуя Сократа, в
первую очередь, поэтом. В поведении Сократа рассказчик как
бы узнаёт своё собственное отношение к толпе; описание
самоубийства Сократа близко к описанию самоубийства Лукулла-отца
(см. UeC/Эссе о сулле) и продолжает тему самоубийства как
противостояния личности массам (см. стихотворения, связанные с
образом Гамлета, в МКР, и тему самоубийства в ВлШ). Кроме
того, в поучениях Сократа рассказчик видит и пророчество, и
работу над языком, т.е. аттрибуты более поэзии, чем философии.
С другой стороны, этот «шар» иллюстрирует сам приём
привлечения цитат. Изречение Эсопа, цитируемое Сократом, становится
также и его собственным, когда в изречении открывается
связь с судьбой самого Сократа. ...плюс полно скептицизма по
поводу возможности людей: вообще понять, вообще оценить – ср.
UeC/Жанна Д'арк/2: «...и поэты – так же, но у тех – не жди/
от людей ничего, просто – не жди, ведь ждать/ – обольщаться.»
0.1.1 – 0.1.8 – Антимах. В этом ряде выборочно соединены не
многие уцелевшие отрывки из «Фиваиды», большой эпической
поэмы Антимаха (уже упоминавшегося в 0.1). Даже эти краткие и
разрозненные цитаты всё же сохраняют ощущение большого
эпического плана, стоящего за ними. Здесь, отрывки «Фиваиды»
рассматриваются (и фигурируют) как ещё один монтажный ряд и
метод. 0.1.1: Кия удар по шару в другие шары... – появление
«бильярда» – важной метафоры Эпоса, объединяющей образы «шара» и
«плато» (судьбы). Особенно часто эта метафора будет
появляться в книге Катай. 6.Х – Каллимах. ...все эпическое у
Каллимаха – это уши пространства и времени тогда, а т.е.
Александрии..., а кто же тогда уста...? – Вопрос риторический. Ответ:
Александр. См. 7.0. 7.Х – Александр Македонский. Он открыл
для своих последователей дорогу в Китай – по мнению
некоторых историков, Александр мог, вместо Индии, устремиться и в
Китай (перед Александром был Тянь–Шань, открывавший ему оба
пути), что было бы, возможно, более «продуктивным» походом и,
в этом случае, почти неминуемым соединением двух цивилизаций
– Запада (эллинского) и Востока (более даже «продвинутого»
в то время, чем Запад).

Последние публикации: 
Эпос (19/09/2010)
Эпос (02/09/2010)
Эпос (29/08/2010)
Эпос (19/08/2010)
Эпос (05/07/2010)
Эпос (10/06/2010)
Эпос (27/05/2010)
Эпос (16/05/2010)
Эпос (03/05/2010)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка