Комментарий | 0

Рудники

 

 

 

Рудники. Посёлок, жизнь которому дали многочисленные штольни, шахты, копи, и они же определяют его бытиё.

Посёлок запрятан глубоко в горах. Жизнь тут не проста. Но ничего не поделаешь – тут можно добывать цинк и свинец.

Народ здесь работящий. Утро начинается с того, что в темноте десятки башмаков и сапог шаркают по булыжной мостовой. Светлячки сигарет освещают этот неспешный привычный путь.

На каждом общем сборе жители на чём свет стоит ругают электрика Калган Бо-бо. «Калган Бо-бо»  –  это его прозвище, настоящее имя давно забыто. Любой день он начинает со слов «Калган Бо-бо» и красноречиво держится за голову. Что-либо более сложное он выговаривает лишь после обеда. Как ни странно, но под землей у него, в шахтах, полный порядок. Удивительно даже. Его вид, образ жизни, и его хозяйство не совпадают, не совместимы... Яркий свет освещает штольни, штреки, шурфы, шахтные тоннели. Лифтовое и холодильное хозяйства всегда в безукоризненном состоянии. Электрокары и электропоезда, громыхающие вагонетками под землёй и на шахтном дворе, исправно работают. А до того, что на земле вне территории шахт, у Калган Бо-бо «руки не доходят». Ведь он «всего лишь» главный электрик рудника, а не посёлка.

После того, как взрослый люд исчезает под землей, над посёлком разливается тишина. Не слышно даже ребячьего смеха. Все дети, а их всего семеро, своё утро начинают в школе. Возраста они разного, но учатся все в одном классном помещении. И дошкольники Алана и Алан, двенадцатилетний Виссарион, Вячек тринадцати лет и четырнадцатилетние Серго, Алик и Вера.

Учит их всех Таня Ашотовна. Приезжали и другие учители, много их было, но недолго они выдерживали тут, в Рудниках. Им быстро становилось тоскливо и скучно. А Таня Ашотовна приехала по своему желанию и преподаёт всё: и историю, и русский, и арифметику, и географию с биологией, и химию… А малышам Таня Ашотовна рассказывает сказки, мифы и легенды. Она очень любит их и потому делится своими познаниями с детьми. Основа её рассказов – древние списки и устные предания. Устные пересказы и часть письменных свидетельств – местного происхождения. В городе имеется обширный малоизвестный архив. А большая часть рукописей о здешних событиях и историях почерпнуты Таней Ашотовной в Матенадаране, где она проходила студенческую практику. Эти-то знания крайне заинтересовали молодую студентку педвуза и привели её сюда, в эти края. И рассказывается малышам о живущих под землёй мелких людях и огромных великанах, и о странных животных, берегущих ценности подземные…

Если съехать с основной трассы, пересекающей кавказский хребет, иначе говоря, с транс-кавказской магистрали, то к поселку ведёт зелёная долина, по дну которой звонко бежит горная речка. Пять километров по долине и вот начинаются голые скалы, сжимающие угрюмое ущелье до тесноты.  Вот здесь и выстроен поселок Рудники. В конце же ущелья, вернее, в самом конце одного из его ответвлений, есть небольшое расширение, поляна. На ней даже растёт несколько абрикосовых деревцев.   Вот на этой полянке с жидкой тенью от листвы любят отдыхать жители посёлка. Тут всегда солнце. Тут протекает бойкая речка. В ней детишки любят плескаться, любят строить запруду…

В этот день, а говорим мы о воскресном дне, под землю уходят лишь усечённые бригады, а все остальные горняки, основная масса их, отдыхает на природе, расслабляется на любимой поляне.

Здесь, у скалы размещается выездной буфет от рудничной столовой. Выкатывается, пытаясь как-то поднять свою доходность. Ведь в обычный день столовая простаивает – шахтёры, чтобы не подниматься наверх, не тратить время на долгое переодевание, налегают на свои тормозки, принесённые из дома… Так вот сегодня еженедельный праздник – выходной день. Буфет привозит цистерну пива; жбан мацони; «почти плов» –  котёл отварного риса; «почти шашлык» – котёл жареного мяса. Вот эти «почти» шахтёры называют «почтенные блюда» или «почётные блюда», кому как нравится. Но как бы их не называли, берут охотно. Всё же не сухомятка…

На поляну подкатывают на юрких фургонах наглые ловкачи. Смотришь: открыт багажник, а там, в бидонах, и чача, и арака, и коньячный спирт во множестве стеклянных бутылок. Но шахтёры не любят, если они дорожат своими рабочими местами, а они ими дорожат, когда на утро болит голова. Лишь несколько молоденьких и, конечно же,  не опытных рабочих, толпятся у этого пропахшего спиртом авто. И, конечно, Калган Бо-бо.  Куда же без него?

Ещё у одного кунга огромные кастрюли с осетинским сыром и лотки с осетинскими пирогами. Смотришь: а вот привезена гора арбузов и дынь, ящики с медовыми и прозрачными, если смотреть на солнце, горийскими грушами…

Кто-то из приезжих торгашей каждый раз привозит патефон с одной единственной пластинкой. Патефонная пластинка неустанно исполняет нехитрую песню из фильма «Волга – Волга»:

     Удивительный вопрос
     Почему я водовоз?
     Потому что без воды
     И ни туды, и ни сюды…
 

Для арбузных и дынных корок и семечек, для сбора прочего мусора, стоит контейнер. И никто никогда не бросает мусор на землю или в ручей. За этим жители шахтёрского посёлка строго следят.

От солнца и пива отдыхающий народ разомлел. Их припекло. Нега охватывает людей, истома. Рудниковцы разнежены воскресной безмятежной жизнью.

Но вот какой-то отдалённый гром нарушает эту идиллию. Отдыхающие лениво поднимают головы, оглядываются. Их ленивые взгляды шарят по макушкам гор, по безоблачному небу. Раздаются вялые, сонные возгласы:

 –  Где-то вдали, похоже, в горах грохочет…

 –  Ливень там, видимо, припустил, вот невезуха…

 –  Неужели гроза, ребята? У нас тут и не пахнет…

Но вот гром раздаётся всё ближе и ближе, переходит в грохот, слышны даже ужасающие продолжительные раскаты громыхания… Кажется это уже где-то здесь, рядом, вот…То ли над тобой, то ли под тобой…

Люди уже не валяются безмятежно на одеялах, коврах, полотенцах… поневоле все встрепенулись. Оглядываются, смотрят друг на друга, вглядываются в небесную высь, озираются по сторонам… Вдруг из овражка, из скальной складки, заросшей орешником и мимозой, и откуда свисают длинные плети ежевики, вылетает множество камней и песка и появляется густое облако, непонятная масса, сгусток пыли, глины и грунта, и что-то бесформенное и ещё неясное сползает по отвесной скале и… становится на четыре лапищи… Рёв заставляет всех пригнуться… Пыль, грязь, гравий – всё это оседает, опадает, сбрасывается на землю, рассыпается вокруг, и перед ошарашенным людом предстаёт … огромный ящер. Он весь покрыт шишками, наростами, рогами… От него исходит вой, завывание, смрад и зловоние…

Первое что бросается в глаза – огромная всё громче и громче ревущая пасть, вся усыпанная острыми саблями – зубами, маленькие злые глазки, гребёнка частых костяных рогов, идущая от носа по всей спине и по длиннющему хвосту. Прежде всего, страшный хищник прошёлся по стоявшим автомобилям и раздавил их, легко проглотил один из фургонов и завопил ещё громче. Выплюнул задний мост, помятый бидон и прокушенную кастрюлю. Народ оцепенел. Никто из людей не двигался и не кричал, заворожённые увиденным… Из пасти зверя текли ручьи красного арбузного сока… И это тоже внушало ужас…

Вот динозавр, а это по всем приметам, которые нам известны по картинкам и фильмам, был именно он, двинулся к маленькому мальчику, который только что вылез из воды и закутанный в одеяло стоял ближе всех к зверю.

Родители мальчика шепотом позвали сына:

 –  Виса, Виса, иди к нам… Виссарион… Иди сюда…

Чудовище приблизилось к мальчику, который стоял, казалось, заколдованный, лёгло на землю и подползло к Виссариону. Пасть хищника не закрывалась. Зрители, кто отвернулся, кто закрыл глаза. Все ожидали самого ужасного…

 Виссарион же смело… протянул к зверю руку. Динозавр заскулил и закрыл глаза. А мальчишка вынул стеклянные осколки из раскрытой пасти монстра. Затем ребёнок ещё несколько раз совал руку в страшную пасть и вынимал расщеплённые дощечки от ящиков, гвозди, жесть... Жалобно скулящее животное неожиданно… заурчало… .

Позже Виса рассказал, что он совсем не испугался. В раскрытой пасти мастодонта он увидел раны и торчащие там осколки, и предметы, которые нанесли зверю повреждения. И он понял, что динозавр ждёт от мальчика помощи.

С этого времени страшный монстр стал тихим и послушным. Он ходил за Висой как собачка. Когда мальчик входил в дом, динозавр ждал его на улице. Он не обращал внимания на прохожих. Он, не мигая, смотрел на ворота, за которыми скрылся Виссарион. Лёжка зверя вносила определённые неудобства для поселковых жителей. Но постепенно все привыкли и стали обходить эту улочку, когда там возлежал ящер. Следом за первой лёжкой образовалась и вторая – у школы, где учился Виса…

А в описываемое воскресенье народ стал почти сразу расходиться после того, как мальчуган со своим сопровождением покинул поляну. Рудниковцы расходились, молча переглядываясь при этом, и понимающе кивали друг другу в восхищении смелым поступком Висы. Они все только что пережили потрясение и ещё не пришли в себя.

Несколько человек направилось к Тане Ашотовне, которой на поляне не было в этот день, а вопросы к ней возникли.

 

 

Таня Ашотовна в это время закатывала помидоры в трехлитровые банки. За помидорами она ездила в город, на рынок. Это дело она никому из родных не могла поручить. Ведь муж и сыновья не смогут так придирчиво отобрать овощи и, конечно же, обработать их.

Вопросы, родившиеся в головах некоторых любознательных жителей посёлка, касались динозавра.

Вот какой разговор произошёл между небезразличными рудниковцами и Таней Ашотовной:

 –  Здравствуйте, Таня Ашотовна! Вам известно, что у нас появился динозавр?

 –  Здравствуйте! Сыновья мне рассказали, как он вывалился к вам. Думаю, что-то его вытолкнуло на поверхность – тектоника или далёкое землетрясение. А может где-то извержение было… Я сходила к дому Висы. У нас же это тут, сразу за углом. Видела ящера. Видела… Меня это тоже потрясло. Это, понятно, событие. Событие выдающееся! Думаю, надо позвонить в город, нашим учёным. Ну, это завтра, в понедельник…

 –  Таня Ашотовна! Похоже, что этот пришелец живёт под землёй. Ведь раньше его никто не видел. А то бы охотники, туристы, лесники сказали бы…

 –  Да, вы верно, друзья мои, говорите. Мне вот что пришло в голову. Питается он песком и рудничной крошкой. И он является, думаю, дальним родственником пескожилов – щетинковых морских червей – грунтоедов. Те питаются поверхностными осадками, а обитают на заплесневелом или чистом песке, на смешанных грунтах, гравии, ракушнике, на колониях мидий и балянусов. Черви эти встречаются у нас – на Белом море и в Баренцовом.

Для меня, надо сказать, появление этого ящера было, в определённой мере, ожидаемо. Давно, в молодости, я прочитала в древних книгах, что в этих местах водятся такие чудища. Это, кстати, и побудило меня перебраться сюда. И якобы эти динозавры берегут что-то ценное. И они добрые. Так сказано в древних книгах.

А вот вы, ничего никогда не предполагали? Может быть, под землёй улавливали какие-то шумовые признаки их жизни?

 –  Рокот какой-то слышали, но списывали его на лязг вагонеток, шум подъёмных механизмов, грохот отбойных молотков. Похоже, ящеры по своим ходам двигались… А освещённое электричеством хозяйство они избегали… Потому и не встречались.

В горной местности людям трудно часто встречаться. Но слухи в горах расходятся чрезвычайно быстро. Почти также быстро как на равнине. Почти.

И вот о мальчике Виссарионе из посёлка Рудники и о его ручном ящере, которого мальчик назвал Яшей, стало известно почти мгновенно. Вся округа говорила лишь о них.

Но так уж случилось, что семья Висы собралась в эти дни переезжать в город. Они давно этого ждали. И переехали, забрав с собой Виссариона. Для мальчика и для зверя это расставание проходило болезненно…

Зверь потерянный слонялся по окрестностям посёлка. Он подолгу ходил по дороге, которая вела к шоссе, подвывал и хныкал. Именно не ревел, а хныкал. Потом ящер обосновался на шахтном дворе, возле терриконов… Видимо, там он нашёл себе и стол и лежбище…

Прошло несколько дней и вот неожиданно раздался звонок из турбазы Пик 3515 в администрацию посёлка. Сам глава администрации умчался в город, чтобы лично доложить о появлении на вверенной территории необычного зверя и попросить спецов с ампулами снотворного для слонов с тем, чтобы сонное тело увести на изучение в научных целях. На хозяйстве же осталась секретарь Валентина. Она знала в посёлке всё и всех. Она и в обычное время, когда глава восседал на своём месте, распоряжалась всем сама.  Чтобы не обременять главу, это во-первых; во-вторых, потому, что всё знала и умела принимать решения; в-третьих, она была женой главы… Так вот позвонили из турбазы и спросили:

 –  Заберите вашего ящера Яшу. Он тут ходит, ревёт и разгромил уже консервный цех и завод минеральных вод. Все жители аула, все туристы разбежались. Все в панике…

Валентина тут же позвонила участковому. А может и не звонила, а крикнула через площадь, чтобы единственный страж порядка тотчас выяснил всё про ящера на турбазе.

Участковый Саня, прежде всего, пошёл на лёжку Яши. Проверил. Зверь был на месте. Он мирно спал. Тогда Саня завёл свой мотоцикл и отправился к турбазе. До неё было два километра по горной дороге. И вот не доезжая до турбазы, до зданий находящегося там аула, милиционер увидел на Поперечной осыпи – как называют её местные жители – динозавра. Это животное было вдвое больше Яши. Это сразу бросалось в глаза. И оно было зелёного цвета. Яша же был серый. Весь, от головы до хвоста. Зелёный вёл себя неспокойно. Он постоянно ревел, и рёв этот сотрясал воздух.

Милиционера окружили жители аула, туристы и альпинисты с Пика 3515. Люди были очень взволнованы. Саня был представителем власти, а потому у него спрашивали совета. Саня, понимая, что от него ждут слов и распоряжений, безапелляционно  заявил:

 –  Всем приезжим гражданам я советую на автобусе турбазы рвать когти. На вокзал или в аэропорт… Не скоро мы сможем навести порядок. Этих ящеров несколько. Пока я знаю двоих. Этот большой, а в посёлке – маленький. Может, они ищут друг друга. И могут ещё навести такой беспорядок… Местным жителям, если есть куда податься, надо временно покинуть места проживания. Как будет наводиться порядок, я пока не знаю. Полагаю, что возможен отстрел этих животных. Может усыпление их. Во всяком случае, должны быть не наши охотники, а армейские стрелки и специалисты… Их панцири нашей дробью или пульками не проймёшь. Поеду к себе, доложу администрации. Она уж будет принимать решение. Рвите когти; все, кто может!

Главе администрации посёлка Рудники, выехавшей в город, вышестоящее начальство сказало:

 –  Из зоопарка посылать к вам некого, а вот из цирка можем направить выдающегося дрессировщика. Он как раз сейчас без подопечных. Забирай!

И вот глава вернулся в посёлок вместе с натасчиком. Всю дорогу этот дрессировщик пел:

 –  Я на своём веку много зверья перевидел. Вам скажу, как родному, что любого укрощаю. Я не встречал ещё такого, чтобы его нельзя было усмирить… Они же звери…

Про себя же дрессировщик рассуждал так. «Давно живу в этих местах и знаю, что виденное людьми приукрашивается и сильно преувеличивается. Уверен, что способности видеть одинаковые события у людей разные. Так одни видят соскользнувшего в горное озеро бегемота, а другие – потоки сели. И сель, и бегемот растворяются в озере совершенно. И делай выводы сам: что это было? Так и в Рудниках: вместо вымершего ящера увижу какого-нибудь непричёсанного бобра или землеройку – мутанта».

По приезду укротитель отказался от традиционного стола:

 –  После, после. Сначала дело. Ну, показывайте, где тут ваша зверушка  – норушка?

При подходе к спящему Яше циркач перешёл на шепот:

 –  Вижу, вижу!

Мысли же дрессировщика потоком пошли в неожиданном для него направлении: «Такого не пришпоришь… Зубы не подпилишь… Кнутом не огреешь….  Был бы я моложе, то, может, и подошёл бы к нему… А так, этот тебя проглотит и забудет кнут выплюнуть. Ну, его…  Буду лучше пенсии спокойно дожидаться…без живности…»

 –  Нет, ребята! Наш цирк не вместит этого зверя. Да и зоопарку надо строить для него отдельный загон. Так что, ищите иной выход, – вслух заключил он.

Время бежит. Вот и звери, большой и маленький, воссоединились вместе. Видимо, периодические подвывания Яши однажды были услышаны взрослым зверем и тот нашёл младшего.

 Жили оба ящера на шахтном дворе. Поведения ящеры были смирного. Днём они спали, а по ночам питались, благодаря отвалам. На утро было видно: горы отвала становились компактней. Шахтёры привыкли к обычно лежащим у входа в шахту динозаврам и даже испытывали неудобства, если звери временно отлучались.

Злая сила однажды привела к ним Калган Бо-бо и уронила его возле них. И всю ночь главный электрик рудника проспал рядом с динозаврами. Наутро, увидев где он, Калган Бо_бо мгновенно протрезвел, и с тех пор веселящие напитки уже не употреблял. И все стали звали его Сергей Сергеевичем Сидорчуком, – вспомнили...

Таня Ашотовна рассказывала школьникам, всем жителям посёлка и приезжим, что животные, живущие у них, не хищники, никого из людей и скота не трогают, и постоянно охраняют нечто ценное – залежи полиметаллических руд.

Последние публикации: 
Деревце (18/02/2021)
Первомай (16/04/2020)
Тишинка (18/02/2020)
В высокогорье (05/03/2019)
Память (12/02/2019)
Боцман и тётя (11/01/2019)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS