Нас нет

 
 
 
 
- Мам, а кто создал Создателя?
- Твой воображение, сынок.
- А кто создал меня?
- Я и твой папа.
- А кто создал вас?
- Наши с папой родители.
- А кто создал их?
- Родители наших родителей.
- А их?
- Их родители.
- А кто создал первого человека?
- Нулевой человек.
- А кто нулевого?
- Минус первый.
- А минус первого – минус второй?
- Совершенно верно.
- А где же начало?
- Никакого начала не было.
- А конец будет?
- Как может кончиться то, что не начиналось?
- А как вообще может быть то, что не начиналось?
- Правильно, никак. А ничего и нет.
- А как же ты, я, папа, небо, деревья, какашка в траве, муха на какашке?
- Смотри, чтоб она не села на твой бутерброд.
- Смотрю. И всё-таки, мам, ну как же это всё, на что я смотрю и трогаю и нюхаю и ем?
- Это всё твоё воображение, сынок.
- Но если меня нет, то как же это может быть моим воображением?
- Твоё воображение тебя и сотворило, и весь твой окружающий мир.
- Значит, это не оно мне принадлежит, а я ему? Значит, это не оно моё, а я его.
- Нет, и оно твоё, и ты его, как, например, я твоя мама, которая тебя родила, и ты мой сын, который у меня родился.
- Значит, я родился у своего воображения?
- Ну, можно и так сказать.
- А откуда оно появилось, моё воображение?
- Оно вообразилось двум нашим с твоим папой воображениям. У каждого воображения есть свои вообразители, то есть родители воображения.
- А откуда появилось первое воображение?
- От нулевого.
- А нулевое – от минус первого?
- Именно так.
- То есть, получается, у воображений тоже нет ни начала ни конца?
- Конечно, ведь мы лишь отражения своих воображений.
- Но ведь это значит, что и наших воображений тоже нет, как и нас?
- Само собой.
- Но ты же говорила, что всё, что есть в мире, создано моим воображением.
- Говорила.
- Но если его нет, то как же им может быть что-то создано?
- Да никак. Ведь ничего же и нет.
- А что же создано?
- Ничего. Иллюзия.
- Но кем?
- Никем.
- Но ты же говорила, воображением.
- Воображение это не кто, а что, а вернее – ничто.
- А что такое иллюзия?
- То, что кажется.
- Но кому это кажется?
- Никому. Просто, кажется.
- Но ведь должен же кто-то это воспринимать.
- Никто и ничего не должен, потому что никого и ничего нет.
- Мама, а кому и кто сейчас это объясняет?
- Мальчик мой, я тебе больше скажу: нет не только тебя и меня, но и нашего с тобой разговора.
- Мама, мне страшно. Мне сейчас показалось, что меня действительно нет.
- Тебе не показалось. Тебя действительно нет. Ты утонул прошлым летом, пока я читала на берегу роман Пелевина. Это была моя вина. Мой недогляд. Ты захлебнулся волной и не мог позвать на помощь. А я в это время читала диалог Чапаева и Пустоты. После твоих похорон я неделю не засыпала. Потом, наконец, приняла снотворное и не проснулась. Поэтому меня тоже нет. И никогда не было. Слышишь? Никогда. Ни тебя, ни меня. Иначе твой папа не выдержит. Давай договоримся. Мы только голоса в его голове, чужие и назойливые, как эта муха. Смотри, не дай ей сесть на свой бутерброд. Слышишь, любимый? Отгоняй её. И мысли эти, по возможности. Гони. Гони, гони: 120, 140, 160, 180, 200. Визг тормозов, удар, брызги осколков… Здравствуй, любимый!  Вот и тебя больше нет.