Прогулка на ходулях

 

Эдвард Мунк. Убийца в переулке.

 

Прохожий

Представляешь, сейчас ходил гулять. Иду я по улице, по длинной такой улице прямо и прямо. А навстречу мне прохожий. Обычный такой прохожий в светло-серой куртке, в вязаной шапочке. Ничего особенного. Но почему-то он мне запал в сознание. И это тоже бывает, когда прохожий человек тебе западает в мысли, и ты начинаешь о нём думать. Это не странно. Странно другое. Дело в том, что через пять минут ходьбы я увидел его опять идущим мне навстречу. Ну ладно, думаю, может, похож просто. Но через какое-то время я увидел его идущим мне навстречу уже в третий раз. И это точно уже был он. При этом я шёл всё время прямо и никуда не сворачивал. Справа меня тянулся забор, а слева проезжая часть. Не могу взять в толк - как такое могло быть?

 

Сюжет

Приходит в голову сюжет. Приходит, и говорит: 
Представь, мальчишка кинулся говном в прохожего мужчину. Мужик от злости, себя не помня, кинулся за ним, догнал сорванца и начал его наказывать. Наказывал долго и больно, как припадочный, бил, не в силах выдержать остановки. Так и убил, в общем. А у этого мужика ещё других проблем навалилось, он и без того был зол и отчаян. И вот видит - перед ним мальчишка мёртвый. Опомнился, да поздно. Тогда он судорожно соображает, как бы замести следы. И уносит труп домой (по счастью, жил он рядом, и свидетелей не было), там расчленяет его, прокручивает на мясорубке, и лепит котлеты (у него ещё и с работой беда была, поэтому денег нет, есть нечего, а тут всё-таки мясо). Как тебе такой сюжетец?
- Мужика можно понять.- отвечаю,- если не буквально.
- Да нет, именно буквально,- возражает сюжет,- всё так буквально и запиши.
Записал. 
- И давно к вам такие сюжеты приходят? – спрашивает меня психоаналитический доктор.
- Какие – такие? – не понимаю я.
- Такие – такие,- настаивает психоаналитический доктор.
- Не понимаю, - не понимаю я.
- Да всё вы очень даже понимаете,- не верит психоаналитический доктор. Но только уже не доктор, а следователь,- Признайтесь лучше по-хорошему. Мы всё равно вас отсюда не выпустим, пока не признаетесь.
- В чём? – испугался я неизвестно чего. Ещё бы не испугаться. У нас ведь не только сажают за неизвестно чего, но и убить на каждом шагу за неизвестно чего могут. В неизвестно чём самый ужас гнездится. Знать хотя бы за что. Даже если ты этого не
совершал, всё равно когда за что-то, не так страшно, как неизвестно за что. И тогда следователь  выручает меня, протягивает руку помощи. Пожимаю её, а он торжествующе объявляет:
- Поздравляю! Вы убили ребёнка и накрутили из него фарш.
Не скрою, был удивлён. Но было уже не так страшно, потому что понятно за что. Уцепился за это обвинение, как за последнюю надежду. А следователь продолжал, нарядившись в судейскую мантию:
- Признаёте ли вы себя виновным?
- Да, ваша честь, признаю.
- Хорошо. Тогда мы вас отпускаем, как обещали. Можете идти. А лучше на машине. Вас подвезут. На служебной, с мигалками. Чем быстрее, тем лучше. У вас там мясо пропадает. Ешьте и поминайте убиенного вами мальчика. Вспоминайте, как он выглядел, зрительно представляйте его себе во время этой ритуальной трапезы. Остановите внутренний диалог. Жуйте и помните, помните: вы то, что вы едите. Поймите это буквально и станьте тем, кого съели. Станьте тем мальчиком, мясо которого в вас. Опорожните кишечник после обильного самоедства. Потом побегите на улицу и швырните своим испражнением в похожего на вас убийцу. 
Удар молотка. Приговор был объявлен, а потом приведён в исполнение в точности как описано выше.

 

Ход

Пока шёл, приходило в голову. Остановился — перестало приходить. Выходит, это не выход. Так можно ходить и ненаходиться. Ходить повсюду и не находиться нигде. Постоянно теряться и находиться, или не находиться. Находиться в процессе нахождения. Переходить на другую сторону, менять ход безысходных мыслей. Быть обходительным с прохожими. Обходить стороною тех, с кем у тебя намечается расхождение. Отходить от стерео-типов с зашоренными ушами, ведомых за уздечку mp3 плеера. Уходить от словесного мусора «типа того что по ходу». Избегать по ходу движения автоматизма стилистических ходов, традиционных выходок маразма. Но всё же делать первый ход с расхожих, ходовых координат типа  Е2-Е4. Делать заход, заходить по дороге в кусты, когда невтерпёж и отхожее место не рядом. Сходить по нужде и не в чём до поры не нуждаться. Походить  немного счастливым. На счастливого немного походить. Сходить со своей платформы, с обыденных рельсов и даже немного с ума, чтобы понять, что счастье не в доходах, а вот в таких вот преходящих органичностях. Но опять приходить в себя, такого несчастного и ограниченного, и приходить обратно домой. И слышать как ходят часы. Как ходят соседи сверху гантельными пятками. Зная подход к зеркалу и узрев там потустороннего выходца, отходить себя по щекам от нашедшего на тебя страха. Необходим уход. Уход за этим потусторонним лицом. Но это тоже не вход и не выход. Исходя из чего, приходиться признавать, что корень зла в том самом неукоренённом корне ХОД, который уходил тебя окончательно. Заходит солнце. Восходит луна. Всё будет так. Исхода нет. - Нет, нет, нет!-  при отходе ко сну бредится тебе в подушку, - Хватит ходить. Пора уже становиться. Становиться не становясь.