Бродяга

 

 

 До чего же жарко! Невозможно терпеть! Да ещё голова болит после вчерашнего. Нет, надо кончать с этой выпивкой! Мало того, что в кармане ломанного фартинга нет. Мало того, что напился и у меня, пьяного, коня увели, а потом мне же его и продали… Мошенников шестеро было. Что с ними сделаешь? Пусть я захудалый дворянин, бедный рыцарь, но я же без коня не могу… Потом Пепла я не оставлю. Слава всевышнему, что доспехи у меня не увели. А то хорош бы я был – пришёл наниматься, а лат нет. В одном исподнем… Удерживающие ремни только все порезали… Еле связал. Связал наспех, кое-как.

Двоих из воров я запомнил. Один рыжий, другой кривой. Запоминаются легко их рожи. Может встречу ещё? Посчитаюсь. Обязательно встречу. Они наверняка по ярмаркам шарят… Поля ровные, вот они и катятся… без остановок.

Какая жаркая весна!

Плестись осталось немного. Жаль тени нет! Вот этот виноградник пройду, а там и мост в город… Вон он виден…

Как-то всё не так. Много неудобств. И ремни эти натирают…

 Ни малейшей тени, ни деревца, ничего… Хорошо, что в священной роще отдохнул. В ручейке ополоснулся. Воды в баклажку набрал. Недаром в седельной сумке таскаю. Конь пощипал траву. Он пощипал, а я ещё нет… А надо бы.   

Теперь заберусь на Пепла. Негоже рыцарю перед замком герцога появиться пешим, как простой ландскнехт. Да и тяжело пешкодралом тянуться, ещё и с пустым желудком. А Пепел в форме. Он ведь сыт. И что ему? В отличие от меня он не пил накануне. Хвост его вот только расплетён. Руки дрожат, не до красот мне.

Может в городе кого из знакомых встречу? Хоть рыцарей, хоть маркитанток? В таверну бы какую затесаться. Эля и мяса потребовать. Эля и мяса… Даже слюна пробила…

Господи, как же тяжело с похмелья!

Все эти мысли роились в голове у рыцаря, сидящего на добром сивой масти коне. Конь шёл явно в игривом настроении. Шёл немного боком, энергично размахивая густой кистью хвоста, высоко поднимая сухие ноги. Коню даже не мешал большой щит, плохо притороченный к его крупу. У рыцаря же был жалкий вид. Он ехал, понурив голову. Чтобы блеск металлических доспехов не раздражал его, рыцарь смежил веки и старался не открывать глаза.

Въехав на мост, ведущий в город, рыцарь приободрился, принял гордый и независимый вид. Конь, легко неся своего всадника, бодро процокал мимо караула ландскнехтов.

- Ребята! Кто ваш капитан? Может, я его знаю?

- Вряд ли, господин! Он недавно у нас. Воевал раньше в Аравии. А зовут его Эрик Безухий.

- У него что, ушей нет?

- Срезали уши. Оба уха. В бою.

- А что это в городе творится? Толпы людей видны за воротами…

- Сегодня праздник в городе. Герцогу на днях привезли его врага. Пленили и привезли. Объявлена казнь. Так глашатаи на каждом углу орут…

На площади, на которую въехал рыцарь,  было много суеты и веселья. Тут и там можно было встретить танцоров, музыкантов, фокусников…

Всадник озирался в надежде встретить знакомцев.

Сколько нищих. Полно. Одни лохмотья.

- Эй, ты! Дай проехать!

Три или четыре фургона бродячего цирка сгрудились у края площади. На огромной высоте, между донжоном – главной башней замка и колокольней костёла,  натянут тонкий канат и по нему, балансируя, шёл гимнаст, одетый в пёстрый костюм арлекина… Толпа неотрывно глядела на него, и каждое неудачное движение канатоходца вызывало глубокий вдох сотен глоток. Во время представления карманные воришки лавировали в праздной толпе и то и дело слышалось:

- Паразит! Ты  куда полез? Эй, стража!

- Это вор. Ловите! Бейте его!

Посередине площади плотники сколачивали эшафот. За эшафотом возвышался шатёр со скамьями для высокородных зрителей.

Тут-то рыцаря и остановил всадник, держащий щит и две тяжеленные пики, которыми упирался в землю.

- Послушайте, рыцарь! Приветствую вас! Я вас давно заметил. Наш герцог хотел бы перед казнью преступника увидеть рыцарский турнир. На пиках. Без применения мечей. Конечно без смертельного исхода. Не хотите ли принять участие?

- А какие условия турнира?

- Победителем объявляется тот, кто выбьет противника из седла, за что и получает кисет, набитый монетами.

Рыцарь подумал, что он сейчас в плохой форме. И он голоден. Слаб. Потому он спросил:

- А побеждённый?

- А побеждённого я свожу выпить и закусить. Меню – по желанию побеждённого. Как, кстати, ваше имя?

- Меня зовут Роберт. Роберт Меченный. Может, слышали?

- Доходили слухи о вас. Вы ведь ходили в недавний военный поход против лягушатников?

- Да, точно. А как вас зовут?

- Моё имя Карл Ловкий.

- Знакомое имя. Во всех последних турнирах в Богемии вы всегда побеждали? Так я слышал.

- Да, это обо мне.

В этот момент толпа в очередной раз громко ухнула. Карл и Роберт оглянулись, посмотрев на канатоходца. Тот несколько раз наклонялся в разные стороны, теряя и вновь находя равновесие. И вот он выровнял положение тела, рванулся вперёд и, сделав последние шаги почти бегом, достиг башни костёла. 

- Скажите, Карл, этой второй пикой в ваших руках можно воспользоваться?

- Она собственно и выдаётся на время турнира. Нам предстоят три сшибки. Только три. Герцог торопиться, ему не терпится увидеть казнь…

- Я согласен! А когда начало рыцарского турнира?

- А вот прямо сейчас и начнём. Герольдмейстер вон он, трубач рядом со мной, Глашатаи все тут. - И он обратился к глашатаям:

- Призовите народ очистить место для ристалища.

Герольдмейстер удалился в глубину шатра, где герцог и его приближённые в густой тени поглощали прохладительные напитки. Склонился в почтении, показывая рукой на площадь.

Резко трубач проиграл сигнал «Внимание! Внимание!»

Народ на площади, теснимый ландскнехтами, освободил место для проведения турнира.

Герольдмейстер узнал имя вновь прибывшего участника сражения.

Высокие гости, не торопясь, заняли свои места.

Всадники разъехались в разные стороны.

Герольд зычным голосом объявил участников турнира – Карла Ловкого и Роберта Меченного. Махнул рукой с платком, давая знать участникам о начале состязания.

Знакомый трепет охватил Роберта. Он поглаживал холку Пепла. Молнией в его мозгу пронеслось: три сшибки; всего-то трижды надо сойтись. И всё. А дальше – попрошусь в отряд герцога… Дальше - сытость и хмель… Ноздри Роберта затрепетали. Он почувствовал запах крови. Так всегда было с ним перед боем… А схваток у него было много…

Ристалище началось.

Роберт опустил забрало. В узкую щель он видел, как Карл уже тронул своего коня, и его статный конь нехотя оторвал копыта передних ног от земли.

- Вперёд, Пепел.

Два рыцаря неслись навстречу друг другу. Тяжёлые пики каждый из них выставил вперёд, зажав древко предплечьем.

Мощный удар пики Карла пришёлся в плечо. Вот он случай. Удар терпимый. Теперь смогу применить свой испытанный приём – сразу же повернуть корпус так, что будто бы этот его удар меня развернул. Так. Мгновенно всё сделал. Вот пика привычно скользнула по металлу и устремилась мимо. И мимо же по инерции пролетает противник. Куда ж ему деться? Вот сейчас бы мечом его рубануть… Но что это? Соперник и так падает с коня. Я сшиб его? Я сбил его!

Слышны вскрики женщин. Вот лекарь несётся к упавшему. Он не встаёт. Похоже, Карл уже никогда не встанет. По позе его сразу понятно – душа страдальца отлетела...

Моя пика пронзила шею Карла.

Не тяни. Сколько можно скорбно стоять. Обращусь к герцогу. Вот только надо слезть с коня.

- Герцог! Мне был обещан кисет, набитый талерами. Хотелось бы получить обещанное.

- Кисет, набитый талерами?

- Да!

- Неплохо, неплохо. И кто же это обещал такую щедрую плату?

- Карл.

- Карл? Ну, вот с него и получи…

После этих слов герцог развернулся и ушёл вглубь шатра, а перед Робертом возникли два наёмника, перегородившие ему дорогу скрещёнными алебардами.

Последние публикации: 
В высокогорье (05/03/2019)
Память (12/02/2019)
Боцман и тётя (11/01/2019)
Встреча (01/06/2018)
Дурман (25/01/2018)
Судьба (06/12/2017)