Комментарий | 0

Тишиной заголосить

 
 
 
 
 
 
 
 
Выйду в сеть и волком как завою!
 
***
В цифровом раю и эхо цифровое,
Выйду в сеть и волком как завою!
Эхо пролетит вокруг Земли
И уткнётся в облако попкорна.
В свете равнодушия покорно
Всё пережуём и скажем: «Пли!»
 
 
 
 
Предчувствие
 
Континентальный шельф и Полярный Крым,
Верный Гольфстрим, а затем уж и Млечный путь
Тянутся вверх, сочувствуя, ну а мы всё стоим,
Словно забыв, что ты мне голову положила на грудь.
 
Можно забиться в беспамятство, будто в спам,
Выйти из драмы за памяти косогор,
Словно почувствовав, что это лишь наш храм,
Проигнорировать развернувшийся большой спор.
 
Только жучки шуршат в глубине травы
Да батальону дан приказ на привал.
Пей эту тёмную ночь, пей! А вы
Слушайте, как подходит девятый вал.
 
 
 
 
***
Отоваришься страницей и схлынешь,
Словно дождь короткий – сон оловянный.
Ты, читатель, не зря здесь время транжиришь,
Ты похож на дирижёра Караяна.
 
Я ловлю твои жесты, взгляды и вздохи,
Даже тонкое движение левой бровью.
Повышается давление эпохи.
Это чувствует каждый профи.
 
Маршируют не плацы – целое небо.
У богов беспокойное время переговоров.
Вдруг оказывается, что и строки мои целебны.
Надо просто идти в гору.
 
 
 
 
***
Что же ты, кормчий, боишься взойти на фрегат главный?
Там не качает. У сухопутных фрегатов ход плавный.
Там лишь трясёт изнутри, кормчий.
Взойди и послушай Вселенную, Родину и себя молча.
 
Мало ли что говорят властелины финансов…
Или всё же наслушался, как Пётр, голландцев?
Что ли в думах опять: кому брить новые бороды?
Может, хватит заниматься благоустройством лишь одного города…
 
Сто пятьдесят градусов в длину
Да сорок с лишним в ширину! Трагедия!
Можно, конечно, в коврик свернуть,
Как подсказывают ещё подзуживающие медиа,
 
И вручить внешнему управляющему
Об этом только и мечтающему.
Или свалить на кого-то вину,
Мол, из-за него идём ко дну…
 
Глянешь окрест, потом на карту.
Фантастика!
Поле Куликово, Полтава, «Аврора», Пятилетки, Сталинград, «Восток» -
Классика!
Мысль. Мускулы. Грозовое небо. Песня. Борьба.
Сомнения. Выбор. Ориентир – Судьба.
 
 
 
***
Благодарю тишину за непродолжительное молчание…
Хорошо, когда появляется звук,
Хотя у любой тишины есть звучание,
Но реже нас радует стук.
 
Радиус звука, умноженный на мировоззрение,
Должен делиться, но не делится впечатлениями.
Это как незначительное фотонов давление
На парус солнечного дыхания
Рождает в человеке сопротивление.
 
Так и мы в звоне и сопении тишины
Можем молчать долго.
Пока из-за стены
Не выползет хотя бы крошечная незабудка
Посмотреть с любопытством
Насколько это молчание жутко.
 
 
 
 
***
Если курсор самолёта следы оставит, -
Развоплотится мечта о прекрасном лете.
В небе луна, как собака, лает,
И улыбается кто-то третий.
 
Рыба лежит на речке, угли мерцают,
Друга зовёт гортань, но язык немеет.
Нет ни милиции, ни полицая.
Видишь лишь ветку качающуюся и то, что за нею.
 
***
В поцарапанном небе взошла звезда.
Не ищи лишений, ищи труда.
Пусть бегут смотреть и кормить глаза,
Им не видеть больше, чем образа.
 
Гуттаперчив смех и криклив мороз.
Каждый шаг оставляет чужой рубец.
В каждой рубленой фразе есть приговор.
Ты не слышишь меня. И ты молодец.
 
Всё мне чудится говор моих родных,
Их тяжёлая песня лудит нутро.
Это мощный циклон поднимет вихрь,
Я его ощущаю даже в метро.
 
Ну, а если ты ласточка, значит, все,
Кто увидит тебя, хоть немного, поймут.
Поднимать глаза – это значит счёт
В нашу пользу опять, хоть рядом кнут.
 
 
 
 
***
 
Что ты топчешься, голубь, и смотришь ехидно и зло,
Будто в Кафке запутался или гражданство сменил?
Эта женщина держит в руках – и давно! – не весло.
У неё электронная гирька и антитела в крови.
 
Не стриги её взглядом и словом язык не мозоль,
И без них на пергаменте дня понаписано слов…
Здесь такие подмостки и едкая импортная аэрозоль,
Что любых тараканов потравят обоих полов.
 
 
 
 
***
Поздней осенью, в медвежьих сумерках,
В одеялах облаков свисающих
Зажигается окна изюминка
В обрамлении снегов тонко падающих.
 
Речка движется: машины курлыкают,
Светомузыка, дверное зевание.
Удивляешься – телефон заклинило,
Отвлечёшься – и получишь указания.
 
Разговор с часами вечен и кроток.
Танец штор. Соседа глотка включена.
Откликаясь на лестничный топот,
Заспешили часов уключины.
 
Звуковая картина, умноженная объемами,
То ли памяти, а скорее всего музыки,
Начинает словами тёмными
Объясняться, и брать то ли в плен, то ли в союзники.
 
 
 
 
***
Перевариваньем пищи
Занимается народ,
Но зачем-то птица свищет,
Сам себе мужик поёт.
 
Я пишу стихотворенье,
Глаз улавливает цвет.
Даже в самом чреве пеньем
Наслаждается эстет.
 
Россиянин тянет водку,
Аргентинец пьёт компот.
Пересядь в другую лодку,
Станет всё наоборот.
 
Дни, как тремоло, мерцают,
Ветер дует от Луны.
Каждый свою тему знает,
Ну, а больше всех вруны.
 
Мы поэтому с тобою
Сами знаем кто поэт.
Говорят, что счастья нет,
Но рыдают над строкою.
 
Запусти её туда,
Где гуляют смех и воля.
Видишь, женская руда
Плавится без алкоголя.
 
Всюду зрители сидят,
Всюду пашня, всюду всходы.
А читатель бородат,
Оппозиция в природе.
 
Возмутился я уздой,
Сбрил я бороду когда-то.
Потому что блоку НАТО
Нужен вектор с бородой.
 
Я завою на Луну
И пошлю букет премьеру.
Кто-то должен колуну
Подражать и быть примером.
 
Должен я провозгласить,
Наконец-то всё же коду.
Стих защёлкнуть, как щеколду.
Тишиной заголосить.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS