ПРОЕКЦИИ В БУДУЩЕЕ. Коммунизм как возможность.

 

 

Кстати,  где-то в XXII веке или позднее возможно наступление коммунизма. Совсем не повсеместное, а выборочное. И не на основе всеобщего благоденствия, а жесточайшей необходимости.

Неофеодализм уже давно укрепился. Но формы социальной организации, возникшие при «раннем неофеодализме», сталкиваются с новыми вызовами – продолжающимся сокращением ресурсов, (например, воды), которые не могли обеспечить рост населения. Продолжающимся дефицитом простой, эффективной и надёжной техники. А так же с активной конкуренцией между неофеодальными сообществами за контроль над ресурсами и центрами производства. Неплохо решившие производственную и ресурсную проблему могут столкнутся с военной угрозой. Сильные в военном отношении сообщества могут столкнуться с ресурсным голодом и недостатком материалов для производства и ремонта техники.

 Я уже писал о вероятной специфике неофеодального социализма. Жесткое иерархическое общество, напоминающее индейские цивилизации доколумбовой Америки. Возникшие на базе развитой и абсолютно безальтернативной техногенной инфраструктуры, для поддержания которой, однако, нужны будут организованные усилия на пределе возможностей. Такие общества могут быть сравнительно многолюдными и территориально обширными.

   Неофеодальный коммунизм, наоборот, может быть представлен компактными и эгалитарными общинами. Основой которых будет самоограничение и самодостаточность. Общины будут сравнительно технически развитыми. В них будут использоваться максимально экономные, автономные и дешевые технологии, максимально надёжные и долговечные механизмы. Возможно, в этих общинах будут сделаны некоторые важнейшие изобретения в этом направлении.

    Общины будут использовать минимальное количество ресурсов, не будут стремиться к территориальной экспансии и социальному усложнению. В них будет существовать контроль над рождаемостью. Основноё идеологемой будет сохранение status quo, выживание и воспроизводство на прежнем уровне.

   Жители коммунистических общин (если они появятся) станут продуктом жестокого естественного и социального отбора. Для них будет характерна высочайшая физическая и психологическая выносливость, глубоко укоренённый, осознанный самоконтроль и способность к добровольному самоограничению. При наличии в общине разделения труда каждый её член будет обладать весьма разнообразными знаниями и навыками.

   Для общин будет характерен примат самодисциплины и самоорганизации над иерархической дисциплиной. Их члены будут осознанно и добровольно делать то, что представителей других неофеодальных сообществ придётся заставлять и очень жестоко…

    Для подобных сообществ будет характерен глубоко естественный коллективизм, забота о благе общины и других её членов с риском для жизни и в ущерб себе. Поэтому такие, в принципе мирные, сообщества могут стать опаснейшими противниками для агрессоров.

      Для подобных общин, не практикующих многодетность, возможно, будет характерно и гендерное равенство. Никто не будет препятствовать женщине развивать нужные общине способности, она сможет обладать, благодаря реальным заслугам, самым высоким статусом, возможно в эгалитарном обществе.

   Если «неофеодальный социализм» может превратиться в общество, сходное с деспотиями древних индейцев, то неофеодальный коммунизм  может иметь аналогии с более северными индейскими сообществами, такими, как пуэбло и пр.. (Вообще при неофеодализме вероятно распространение многих практик доколумбовых индейцев на территорию Старого света. Ведь индейцы жили и развивались в условиях неустойчивости хозяйства, нехватки многих необходимых для общества их уровня развития технических средств и ресурсов).

   Выше описаны качества, которые приписывали людям мыслители-социалисты, Маркс и Энгельс, которые воспели фантасты братья Стругацкие и Иван Ефремов. Однако они соотносили такое общество с высочайшим уровнем материальной обеспеченности и свободы от необходимости. Что оказалось в корне ложным посылом.

   Однако, оно реально вероятно в ситуации жесточайшей нехватки всего и вся, опасностей, т.е., классического тойнбианского вызова при возможности ответа в виде подготовленных для него людей и эффективных и экономичных технических устройств.

   Такие общины могут появиться только в результате сочетания различных обстоятельств, таких как длительная и успешная традиция общинной самоорганизации, уровня технического развития, отсутствие чрезмерно сильных противников, особенно на стадии становления.

Поэтому неофеодальный коммунизм может появиться, а может и не появиться…