Комментарий | 0

Подвиги Геракла. Лернейская гидра (Опыт историософско-антропологического прочтения)

 

 

 

 

Второй подвиг Геракла — победа над Лернейской гидрой. Если Немейский лев символизировал смертельную угрозу человечеству со стороны природы как среды обитания, то Лернейская гидра — это вечная угроза, обусловленная внутренней (животной) природой человека как воплощением в нем диких природных инстинктов и стра­стей, приводящих к соперничеству людей за место под солнцем, нескончаемым войнам между племенами, народами, государствами, и даже братоубийственным войнам за обладание территорией и ресурсами.

Лернейская гидра (Ὕδρα, водяная змея) — одновременно мать и сестра Немейского льва, дочь чудовищ Тифона и Ехидны, вскормленная (как и Геракл) богиней Герой[i]. У гидры было собачье туловище и 9 змеиных голов[ii], из которых средняя голова была бессмертной, остальные смертными. Гидра была настолько ядовита, что одно её дыхание убивало всё живое вокруг. Она обитала в Алкионском озере (болоте) близ города Лерны, в окрестностях которого находился вход в подземный мир — Аид, куда мог беспрепятственно мог войти лишь Дионис (Διώνυσος), младший из богов-олимпийцев, бог растительности, виноделия и веселья, покровитель театра[iii]. Этот вход и охраняла гидра. Ее существование имело смысл только в отношении живых людей, ибо мертвые уже не воюют между собою за место под солнцем. Гидра постоянно выползала из смрадного озера на равнину, похищала скот и опустошала окрестные земли.

Взойдя на колесницу, возничим которой был Иолай, Геракл прибыл в Лерну. Там он поставил лошадей и на­шел гидру где-то на холме у источника Амимоны: там находилось логовище гидры. С помощью горящих стрел Геракл заставил ее выйти и после упорной борьбы схватил ее. Она повисла на нем, обвившись вокруг одной ноги. Геракл, сбивая дубиной ее головы, ничего не мог с ней сделать: вместо каждой сбитой головы вырастали немедленно две. На помощь гидре выполз огромный рак Каркин, укусивший Геракла за ногу. Поэтому Геракл, убив рака, и сам позвал на помощь Иолая. Тот поджег часть близлежа­щей рощи и стал прижигать горящими головнями основа­ния голов гидры, не давая им вырастать. Таким способом Геракл с помощью Иолая одолел возрождающиеся головы гидры, и срубив, наконец, бессмертную голову, зарыл ее в землю и навалил на это место тяжелый камень: место это находится у доро­ги, ведущей через Лерну на Элеунт.

Разрубив тело гидры, Геракл обмакнул в ее желчь свои стрелы. Стрелы стали смертельными, даже незначительное ранение ими становилось гибельным[iv]. Но это был опрометчивый поступок: через много лет именно яд Лернейской гидры стал опосредованной причиной смерти самого героя. После того, как Геракл закопал тело и головы гидры, включая бессмертную, он привалил это место огромным камнем.

Обратим внимание на несколько не всегда очевидных символов в этом мифе:

То, что Лернейская гидра вскормлена молоком Геры, свидетельствует о том, что ее мощь подпитывалась волей к жизни в ее крайне эгоистичных формах проявления.

Рак — символ мрачного прошлого во взаимоотношениях между людьми, когда-либо враждовавших между собой, как во французской поговорке: «Le mort saisit le vif» (мертвый хватает живого)[v].

Вырастающие новые головы Лернейской гидры на месте срубленной означает, что появление даже одного агрессора сразу порождает, как минимум, двух врагов (агрессора и его жертвы), а также бесконечное число их возможных союзников[vi].

Желчь — символ озлобления, в которое люди впадают в противоборстве друг с другом за жизненное пространство и которого нет у животных, даже поедающих друг друга.

Прижигание на месте отрубленной головы означает необходимость подавить — ради мирного сосуществования людей — и предать забвению чувство злобы, превращающего человека во врага по отношению к другим людям.

Закопанные в землю и придавленные камнем головы гидры говорят о том, что — пока живо человечество! — справиться с этим злом раз и навсегда невозможно. Мо­жно только держать его под контролем, так как при неблагоприятных условиях (например, войны или голода) злая природа человека в любой момент может дать о себе знать.

Таким образом, второй подвиг Геракла — это непрерывное усмирение, хотя бы на какое-то время, природных инстинктов человека, которые порождают сугубо животную вражду людей между собой за условия существования, «войну всех против всех». Поэтому Геракл был не в со­стоянии справится с этой задачей в одиночку, рассчитывая только на собственные силы и помощь благоволящих к не­му сил внешней природы. Он берет в помощники Иолая, относившимся к Гераклу как к богу. Еще Гераклу помогает совершить этот подвиг богиня мудрости Афина.

На мой взгляд, второй подвиг по опасности и слож­ности уступал только двенадцатому, когда Гераклу, довелось спуститься в царство мертвых — Аид. В этом же случае герою пришлось бороться с тем, что окончательно победить невозможно (да и не нужно) в принципе, и потому требующим непрерывного подчинения того, что присуще каждому человеку: его ego со всеми его — часто отвратительными и опасными для других — издержками.

Эврисфей не засчитал Гераклу этот подвиг, ссылаясь на то, что в этом деле ему помогал Иолай. И он, Эврисфей, был, в сущности, прав, ведь никаких свидетельств победы над гидрой Геракл принести ему не мог. К тому же природному пространству безразличны идеальные принципы примирения между людьми (уважение, любовь и муд­рость), поскольку они напрямую не касаются существования самой природы.

 

Афина и Иолай, помогающие Гераклу
в борьбе с Лернейской гидрой

 

 

[i] Геси­од. Тео­го­ния. 326 слл.

[ii] Разные античные авторы указывают различное количество голов Лернейской гидры: от 7 до 100. Аполлодор и Павсаний — именно 9, что, на мой взгляд, более всего соответствует символике данного мифа. Девять (эннеада) — число, «не подверженное порче»; символ неуничтожаемой материи, так как сумма цифр любого числа, кратного девяти, дает девятку. У пифагорейцев девять — предел всех чисел, внутри которого существуют и обращаются все прочие.

См.: https://sekretwomen.mirtesen.ru/blog/43901256372/Simvolika-chisla-DEVYAT.-Zanimatelnaya-numerologiya?nr=1&utm_referrer=mirtesen.ru

[v] «Мертвый хватает живого». Фраза получила известность в России, поскольку часто цитировалась как фраза К. Маркса из Предисловия к первому тому его «Капитала» (1867). Но К. Маркс только сослался на французскую поговорку. Смысл выражения: инерция устаревших, негативных традиций, предубеждений, предрассудков, их живучесть мешает взглянуть на вещи по-новому, как того требует новое время. // Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс».

[vi] Одно из первых аллегорических упоминаний Лернейской гидры содержится в «Государстве» Платона, где он пишет: «И верно, такие законодатели всего забавнее: они, как мы только что говорили, всё время вносят поправки в свои законы, думая положить предел злоупотреблениям в делах, но, как я сейчас заметил, не отдают себе отсчета, что на самом-то деле уподобляются людям, рассекающим гидру». // Платон Государство, 2007, Государство. IV. 426 e.

6e.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS