Комментарий | 0

Христос или христианство? (К 150-летию со дня рождения Д.С. Мережковского)

 

(Окончание)

 

И.Репин.  Портрет Д. Мережковского.
 

 ***

Что такое Реформация? Религиозное сознание того времени вращалось внутри догматов христианской религии, но стремилось выйти за её пределы и всё-таки по существу не могло это сделать.

Для правильного понимания сущности Реформации нужно иметь в виду такие, внешне не схожие, но исторически очень близкие явления: перед тем, как Мартин Лютер начал свою реформаторскую деятельность (напомним сакральный год и сакральный день – 7 ноября 1517 года),  окончательно рухнула Византийская  империя (1453 г.), родились и проявили себя великие художники Возрождения – Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти, Микеланджело Буанаротти. Только что Христофор Колумб открыл Америку,  и это Лютер несомненно знал, поскольку невероятно раздвинулись горизонты мышления.

Ощущение того, что прежний христианско-католический мир распадается на части  было в ту эпоху столь же сильным, как и то, что мы чувствуем сегодня: рушилась и должна была рухнуть целая эпоха. Так и случилось. Для современников Лютера открылись новые горизонты в верованиях, географических открытиях, а чуть попозже – в космологии (Николай Коперник –  современник Лютера).

Но, как и во всяких революционных начинаниях, появляются две стороны, особенно в трактовках текста еврейского Писания. Лютер открыл национальную сторону: любая религия должна иметь национальный характер. Но к вопросу о религиозной Реформации можно подойти и с другой стороны,  вскрыв глубины еврейского происхождения христианской религии.

Книгу Д.С. Мережковского «Кальвин» Т. Пахмусс предуведомляет таким предисловием: «Он (Кальвин – Г.М.) настаивал на том, что одной из главных обязанностей Церкви  является благополучие государства и что государство должно обеспечивать благополучие Церкви. Оно также обязано поощрять набожность и благочестие, и богохульство должно караться как гражданское преступление» (с.108). Далее Т. Пахмусс поясняет эту мысль так: «Пресвитерианские Церкви примыкали в основном к учению Кальвина, и главное религиозное направление в американских колониях было кальвинистским» (с.108).

В чём же состоит учение кальвинизма? Д.М. пишет так: «Бог Кальвина хуже Сатаны» (с.184). Кальвин, подобно Ленину, строит своё мышление особым образом: «Новую политическую свободу он выкует из древнего железа – Ветхого Завета –  Закона» (с. 184).

Обратим внимание ещё на одну деталь: «Воля к народности  у Лютера, а у Кальвина – к всемирности» (с. 193).  Повторим ещё раз – вот где истоки учения о  международной всемирной революции, которая роднит кальвинизм с марксизмом-ленинизмом: «Кальвин – второй Моисей, осуществляющий Евангелие по скрижалям Синая» (с. 197).  Когда Кальвин обосновался в Женеве и создал там некое религиозное псевдо-государство,  он, основываясь на своём вероучении, поставил перед своим как бы народом, а на самом деле гигантской сектой, охватывающей сотни тысяч человек, такую задачу:  «После Ветхозаветной Теократии, здесь, в Женеве, снова является впервые не святой человек, а Святой Народ;  цель государства и Церкви становится снова не личная, а общая святость; избранному народу снова говорит Бог Израиля: "Будете святы, потому что Я свят".

"Вы – род избранный, царственное священство, народ святой", –  говорит Женевским гражданам устами Кальвина тот же Бог» (с. 249).

Кальвин устроил в своём псевдо-государстве в Женеве удивительный режим, который, как две капли воды, похож на всюду осуждаемый сталинский тоталитаризм. Нас, людей ХХI века, удивляет только, почему англо-американские исследователи не обращают на это внимания. Вследствие малообразованности?  Или, попросту говоря, серости – наступлению «грядущего хама», о котором писал Мережковский?  Однако в вольнолюбивом городе Женеве при Кальвине обязательной была такая присяга: «Если я узнаю о чём-либо, заслуживающим доноса в Консисторию (Так назывался тогда государственный церковный орган правления – Г.М.) ,   то клянусь доносить, исполняя мой долг без гнева и милости» (с.250). И дальше ещё: «Судятся не только дела, но мысли и чувства» (с.251).

Всё это до такой жути похоже на советскую реальность прошлых времён, а отчасти и сегодняшних, что просто поражает воображение. 

Тогда Д.М. в 30-х годах это казалось удивительным, но для нас, особенно сегодня, это выглядит почти банально: «Трудно людям наших дней  поверить в такие случаи, как эти: именитый купец, осуждённый за прелюбодеяние на смерть, уже взойдя на плаху, благодарил Бога за то, что будет казнён,  "по суровым, но нелицеприятным законам своего отечества". А в 1545 году, в дни страшной чумы, колдун и ведьма, муж и жена, приговорённые к сожжению за то, что "сеяли в народе чуму", радостно идут на костёр. Благодарят и эти двое Бога и Кальвина за то, что "будут, может быть, избавлены временной смертью от вечной "» (с. 252).

Вспомним процессы врачей-убийц.

Размышляя на ту тему, впоследствии уже упомянутый выше Вольтер сказал: «Павшего врага Кальвин оскорблял, как это делают все подлецы у власти» (с. 271).  Сталин?

А вот как закончилась жизнь Кальвина: «"Только что прошёл по городу слух о блаженной кончине мэтра Кальвина, как начался великий плач и рыдания". Радоваться бы надо было, что умер палач и кончилась пытка, но вот люди плакали так, как будто умер самый близкий и нужный для них, родной человек» (с.290).

Ей-богу,  если бы это писал не Мережковский в конце 30-х годов, и речь бы не шла о смерти Кальвина, а о смерти Сталина в 1953 году (роман Юрия Бондарева «Тишина»), я бы подумал, что это написано буквально сегодня. Так умирают псевдо-великие религиозные вожди, которые влекут за собой тысячи, десятки тысяч и миллионы трупов. Но это признак обновления великой грандиозной веры. Сейчас кальвинизм – это основополагающая великая религия, которая владеет всем миром и которая под флагом псевдодемократии и американизма диктует своё мировоззрение и вероисповедание как современную идеологию неоглобализма.

 

Чем же закончилась роль Христа-спасителя?

                                              Глава ХXV

«"Иисус есть Христос – Мессия",– этого Иоанн не говорит нигде у синоптиков. "Идёт со мною Сильнейший меня",– вовсе ещё не значит, что идущий за ним Христос есть Иисус» (с.151).

Здесь мы сталкиваемся с удивительным вопросом, является ли богоявленный Иисус настоящим Христом Спасителем. Вопрос состоит вот в чём, был ли Иисус – Христом, то есть богом. Сейчас, в ХХI веке, вряд ли кто сомневается в том, что Иисус БЫЛ. Об этом свидетельствуют многочисленные заметки тогдашних и последующих историков.  Марксисты-ленинисты сомневались в существовании Иисуса, особенно Емельян Ярославский (Миней Израйлевич Губельман). Но Д.М. поставил очень важный вопрос, а кто такой был Иисус Христос? Неслучайно эта книга его называется «Иисус неизвестный»: «В явной жизни Сын – Отец; в тайной – Мать. Весь Иисус Известный – в Отце; весь Неизвестный – в Матери» (гл. ХХVIII).

Ну, и конечно, мы должны обратиться к вопросу о деятельности Иуды. Кем он был? «"Выбрал Он себе в Апостолы самых грешных людей, сверх всякой меры греха",– скажет Послание Варнаввы, от времён Мужей Апостольских. Судя по тому, что самим Иисусом Иуда назван будет "диаволом"» (ИО, 6,70), а Пётр – "сатаною" (МК.8,33 ), так оно и есть» (гл. III, Х).

Апостол Пётр, который даже умел ходить по воде, был назначен Христом основателем истинной церкви: «Ты, Пётр (Petros), имя твоё означает камень, на тебе воздвигну я Церковь свою (edificabo ecclesiam meam )». 

Обратим внимание на то, что апостол Пётр, несмотря на своё римское имя, – чистокровный еврей. Но на это Д.М. как бы не обращает внимания, а мы обратим, потому что это факт говорит нам об обосновании Римско-католической Церкви, камнем веры которой является  апостол Пётр. Также обратим внимание на определённое свидетельство евангелиста Иоанна.

Повторюсь:

  1. «Спасение от иудеев» (4. 22) и

  2. «Ваш отец – диавол» (8. 44) о тех же самых иудеях. Я не знаток каббалистической мистики Талмуда, но хочу подчеркнуть интереснейший факт:прямо противоположные суждения образованы простым удвоением номеров глав и стихов: 4,22 – 8,44. Что это значит, пусть решают читатели моей статьи.Последние главы книги «Иисус неизестный» Д.М. посвящает вопросу о соотношении христианства и еврейства. Христос «Пришёл к своим» –так называется глава 7: «Царство Божие для Иисуса начинается и кончается Израилем.

На путь к язычникам не ходите… а идите к погибшим овцам дома Израилева (МТ. 10, 5-6) (…) Я послан только к погибшим овцам дома Израилева (МТ. 15-24) ».

Ну и что же, что «пришёл к своим»? Д.М. пишет:

«Крестная надпись: "Царь Иудейский", будет насмешкой Рима – мира над царём Израиля; но не спасётся мир, пока не узнает, что "спасение от иудеев" (Ио. 4,22 ) и от распятого Царя Иудейского, или, как тогда ругались и теперь ещё ругаются враги всех вообще иудеев и Христа-Иудея особенно,– спасение от "Жида распятого" (гл. V).

 И вот «пришёл к своим» – «И свои не приняли» (так называется глава 8). В чём тут вопрос?  Может, в том, что  всё-таки приняли, но приняли по-своему, отвергнув и  убив. Дело в том, что понятие Христа как спасителя, о чём мы писали выше, имело и другой смысл. В одной из сохранившихся римских надписей 9-го года до РХ, посвящённой дню рождения тогдашнего римского императора Августа, написано так: «Бог послал нам Спасителя,  σωτηρ… Море и суша радуются миру… Большего, чем Он, не будет никогда… Ныне Евангелие, ευαγγελιον, о рождестве бога исполнилось» (гл.9 II).

Вот теперь и зададимся вопросом, кто был истинным Христом-Спасителем, маленький еврей Иисус, Иешуа или великий император Римской империи кесарь Август?  Надо обратить внимание, что вся символика и даже терминология этой древней римской надписи полностью предвосхищают все так называемые еврейские святые писания. Боюсь показаться кощунником, но: Карл у Клары украл кораллы, Клара у Карла украла кларнет…

Снова и снова Д.М. с упорством пишет, что суть христианства: «в трёх словах "Иисус есть Христос"» (ХIII).

А если мы спросим: а вдруг Иисус не есть Христос, а вдруг Христос – это кесарь Август или кесарь Тиберий? А что значит «спасти мир»? И от чего его надо спасать? Куда он денется без Христа?

 

 ***

Последний вопрос, который мы обсуждаем в рамках настоящей статьи – это вопрос о роли Иуды в символической жизни Иисуса Христа. Бытовое мнение: Иуда – символ предательства, дескать, если бы его и не было, то Христос продолжил бы свою деятельность, как Богочеловек, Отец своей Матери – Богородицы Приснодевы  Марии… И до чего бы дошла эта деятельность? Может быть, весь мир был бы «спасён»?  Как-нибудь изменился бы ход мировой истории? Может быть, не было бы ни ужасного средневековья, ни фашизма, ни мировых войн, ни сталинских репрессий?

И вдруг появился Иуда. Слово Иуда – это не имя, это символ, который разрушил мировую цивилизацию. Первый факт: Иисус назвал Иуду «другом» (Мт. 26,50).  Почему?  А вот почему – Иуда был патриотом еврейского народа: «Вы ничего не знаете; и не рассудите, что лучше нам, чтобы один человек умер за народ, нежели чтоб весь народ погиб» (Ио. 11, 49-50).

Вот в этом и скрыто, что называлось впоследствии  Холокостом – Холокаустом, по-еврейски это называется «всесожжением» – лучше убить небольшую часть народа, но сохранить его в целом.

«Тайна Иуды – тайна всего Иудейства: верность Ягве, Супругу, – измена Мессии Возлюбленному,– "Соблазнителю", "Обманщику", mesith, как назовёт Иисуса Талмуд, вечная книга Иуды-племени – "Вечного Жида" во всемирной истории. Всё ещё жив для Иудейства и разумен нелепый вопрос: "Кто кого предал, Иуда  – Христа или Христос – Иуду"?» (гл. ХIII).

Лично мне этот вопрос в отличие от Д.М. не кажется нелепым. Причина здесь, на мой взгляд, очевидна. Если Иисус не есть Христос, то есть Спаситель, то зачем он вообще существовал? А если он был Спасителем. То он должен был обязательно обречён к закланию, как агнец божий. Отчасти эта мысль близка и Д.М..

 

 ***

Ещё одна важная тема –  это война и сексуальность. Напомним, что она является центральной в известной книге З.Фрейда «Эрос и Танатос». Фрейд трактует этот вопрос на несколько сниженном уровне, а Д.М. глубоко убеждён, что: «Пол с войной пересекаются, но  точки пересечения, большею частью, слишком глубокие, невидимы.

Главный очаг войны, любовь к отечеству, связывает малые семьи в большие –   в роды, народы, племена, связью крови – темени. Это и значит: пол рождает войну; Эрос – Этнос рождает Эриса» (с. 228, 1 , IV).   

И уж совсем близкая к нашим теперешним дискуссиям: «половое соитие родственно убийству» (Вейнингер, с. 232, 1, IХ ).

Вот откуда рождается гомосексуализм: «Содом глубже, чем думает брак;  день брака заходит, восходит ночь Содома, святая или грешная, благородная или смертная, – это смотря по вкусу. Пал Сион, Содом восстал. Племя, "отверженное" некогда, теперь уже таким себя не чувствует: древнее проклятие снято с него, и огненный дождь ему не страшен. Третий пол смотрит прямо в глаза двум остальным и говорит: "Я, как вы"; я лучше вашего; я первенец создания, цвет мира, соль земли: вы – половины, я – целое"» (с. 231, 1, VII).

Исследования Д.М. в этой области нам интересны не только с точки зрения его учения об андрогинности, но с точки зрения претензий современных гомосексуалистов на некую, якобы высшую правду. Был ли Христос гомосексуалистом?  Если Бог воплотился в образе мужчины, то почему унижена женщина? Есть такое понятие: «люди лунного света». Этот образ возник у знаменитого философа Платона и  продолжен был в одноимённой книге В.В. Розанова. Вопрос о том, были ли дети у Христа и могли ли они быть от земной женщины, стоит во главе угла многих исследователей, но ответа на него не дано, а между тем, – это вопрос, определяющий сущность цивилизации.

«Весь христианский эон (эонами называются гигантские временные промежутки,  которыми определяются судьбы истории – Г.М.) протекает под знаком божеской личности – Христа, или демонической – Антихриста; весь эон дохристианский – под знаком божеского или демонического пола. Тайна Одного – Сына – открывается в христианском эоне; в дохристианском – тайна Двух – Отца и Матери» (с. 242, 2, I).

Может быть, Ева зачала Каина от Змия, ангела Люцифера, сошедшего с небес, его звали Бен-Элохим. Так пишет Сергей Нилус, но от Каина произошёл род каинитов, который еврейский бог запретил не только проклинать, но и осуждать. Обратим внимание на такую деталь: после нападения Гитлера на СССР Папа Римский охарактеризовал его наступление, как «благородную отвагу в защите основ христианской культуры» (Дж. Толанд «Адольф Гитлер», кн. 2, М., 1993 г. с. 147).

Христианство, антисемитизм и фашизм? Насколько эти учения парадоксально  связаны между собой?

 

 ***

«Пол для нас Явление, для древних – Явление и сущность, нечто земное и небесное. (…)

Вся языческая религия струится от пола. –  Вся древность непрерывно внимает полу» (2, III).

И вот в чём сущность христианства по Д.М.: «Вода купели –  ложесна Матери, а крещальная свеча – огненный фалл» (2, VIII). Христианство следует рассматривать как еврейскую религию, и проблема борьбы между христианством и еврейством – проблема надуманная.  Д.М. идёт ещё дальше, когда утверждает, что христианство произошло от древней критской религии: «Критская богиня Европа – мать критского бога-царя Миноса. Имя нашего материка, матери нашей, «Европа» – от неё» (3, ХVIII).

Что такое критская –  христианская цивилизация? «Лабиринт – стойло бога Быка, Минотавра. Лютым пожирателем человеческих жертв он будет потом, а вначале сам – жертва, небесный Телец, закланный от создания мира – вечный божественный символ Крита»  (3,  ХХХVIII)."

Слова – Крит, Христос, Chrestos – очень похожи. А кто же была мать Христа, которая одновременно его дочь: тут мы вторгаемся в вопрос «покруче», чем в романе Дэна Брауна: «Мать его  (Иисуса) была Мирьям, Misjam, женских волос уборщица, magdalla». «Хитростью однажды выманил у неё Рабби Акиба признание, что "сын её родился от любодеяния". – "Имя же любовника её – Pandera".–  сообщает Талмуд Вавилонский.

Гнусность эту жадно подхватил и "просвещённый" римлянин Цельз, александрийский врач-эпикуреец в своём "Слове истины": "сына родила она от какого-то воина Пантеры, Panthera, – (судя по имени, римского легионера),– и выгнанная мужем, бездомная, презренная, где-то в тёмном углу родила Иисуса, Skotion egenesse"» (5, VII).

Прежде чем перейти к дальнейшим вопросам, надо обратить внимание на то, что мать Иисуса – Дева Мария,– возможно, и есть Мария Магдалина, как это следует из текста, из прямых буквенных сочетаний.  И она же по «учению» Дэна Брауна и Д. Фрэнсис является женой Христа, которая родила ему нескольких детей, ставших основателями французской династии королей.

 

***

Между понятиями – распятие и оскопление, кастрация – есть определённая связь, «Aттис  – Вакх. Это значит: бог оскоплённый – тот же, что растерзанный или распятый. Между ними  ставится в мистериях знак равенства» (6, III).

Что же такое скопческая, распятая любовь? Любовь без пола, любовь без соития, любовь, которую можно условно назвать «любованием». Однако продолжим наши исследования: «Кажется, нет хулы, которой бы люди не хулили Сына Человеческого. Но никогда, никому, кроме несчастных офитов (так называли змеепоклонников – Г.М.), не приходило в голову, что Он – скопец. (…)

Что значит евангельское слово о скопцах, сделавших себя «скопцами ради царства небесного?» (7,  ХХIII). 

Секта скопцов в России существовала, по крайней мере, до середины ХIХ  века. Об этом ярко рассказал талантливый писатель П.И. Мельников-Печерский в своих знаменитых романах «В лесах» и «На горах». Он, рисуя обряды скопцов, которые кастрируют себя «во имя Божие», набрасывает наиболее уродливые и жуткие сцены кастрации: не только мужчинам отрезают яйца и половой член, но и женщинам отрезают груди, а удаление яичников и матки производят, вводя во влагалище особый штырь с крючком, который выдёргивают потом обратно. Наркоза тогда ещё не было. И это есть вера христова?!

Д.М. пишет, что распятие равно оскоплению.

«"Если хочешь принести Богу человеческую жертву, будь ею сам…  Плоть и кровь свою, а не чужую, отдай", – учит Квецалькоатль,  древне-мексиканский Дионис-Орфей» (12, ХХХII).

Что же такое Бог? Что же такое божественные обряды?

Поедание Бога – причастие – это и есть обожествление, а одновременно вкушение иудейской плоти и вбирание её в себя.

ТАНТАЛ
АТЛАНТ

Это взаимно обратное и взаимно искажающее сочетание зверя  с бездонно глубоким корнем tlao; "страдаю", "терплю", – если филологически случайно, то, может быть, "не случайно", "ни стерильно магически", потому что Тантал есть, в самом деле, "обратный", "превратный", как бы в дьявольском зеркале искажённый и опрокинутый Атлас-Атлант» (12, ХХХVIII).

Христос пришёл в мир, чтобы спасти его, но «тот ли Христос пришёл». Рассуждая о влиянии церкви на мировую историю, Д.М. приводит интересную цитату  из римского историка Лукиана об основателе христианской церкви апостоле Павле –  «маленький жид с крючковатым носом» (14, ХIII).

 И, пожалуй, следует закончить ещё одной цитатой из античного философа Прокла: "Есть много путей к истинекаждое богопочитание предлагает свой путь, и мудрый шествует по всем путямчтобы тем легче дойти до истины", радуется последний». (14, ХIV).

Мы уже подчёркивали, что Мережковский в 30-е годы редко обращался к политическим вопросам, но всё-таки одну из его мыслей того времени нужно выделить особо (Из статьи в газете «Возрождение», лето 1935 г.): «так как власть русских коммунистов, действующая силой, действий своих ни изменить, ни прекратить не может, то мы считаем, что без действий на неё тоже силой, без её насильственного свержения нельзя положить начало воскрешению человека ни в России, ни в мире.

Каждый, кто бы ни начал войну с русскими коммунистами, будет воевать, хочет ли он этого или не хочет,  знает или не знает,  не с Россией, а за неё, и не только за неё, а за всё человечество, ибо торжество того мира, не человеческого, двухмерного, есть гибель нашего, трёхмерного, глубокого и высокого  человеческого мира»  (Цит. по кн. «Тайна русской революции. Опыт социальной демонологии», М., 1998 г. ).

Борьба с русским коммунизмом для Д.М. была столь же очевидной и естественной, как борьба Гоголя с чёртом, о чём мы писали выше. В этом одна из причин его одобрения гитлеровской агрессии. Исторический опыт показал, что коммунизм – явление довольно стойкое; и, перерождаясь в сегодняшнюю форму псевдодемократии, он всё-таки продолжает сохранять, хотя и в ослабленном виде, некоторое  своё влияние.

 Но сегодня мы живём в другую эпоху – время торжества постмодернизма.  Последний же  рассматривает путь к мировоззрению как язык, охватывающий всё вселенную, посредством разных учений, религий и иных сверхкоммуникаций. Мне кажется,  начала этого мировоззрения были заложены в творчестве Д.С. Мережковского начала 20-х – 30-х годов.

 

***

Подведём некоторые итоги. То мировоззрение, которое окончательно сложилось у Д.М. в 1930-е  годы и которому он оставался верен до самого конца, конечно, христианским в любой из его форм назвать достаточно сложно. Это была, скорее, вера в образ Христа, каким он представлялся ему в таинственных откровениях, и – одновременно  – отвержение христианства исторического и церковного,  даже если понимать его в духе учения св. Иоахима Флорского о Царстве Духа и Откровении Третьего Завета.

Убедительно и чётко сказал об этом Н. Бердяев уже после Второй мировой войны в своей философско-мемуарной книге «Самопознание»: «Религиозное возрождение (это относится и к Д.М. –Г.М.) было христианообразным, обсуждались христианские темы и употреблялась христианская терминология. Но был сильный элемент языческого возрождения, дух эллинский был сильнее библейского мессианского духа. В известный момент произошло смешение разных духовных течений. Эпоха была синкретической, она напоминала искания мистерий и неоплатонизм эпохи эллинистической и немецкий романтизм начала XIХ века. Настоящего религиозного возрождения не было, но была духовная напряжённость, религиозная взволнованность и искания. Было чувство таинственности мира. Была новая проблематика религиозного сознания…».

Н. Бердяев пришёл здесь к более широкому пониманию духовных исканий эпохи «Серебряного века» и последующего периода, чем это обычно было принято и во многом остаётся штампом истолкования этой эпохи  вплоть до настоящего времени. Фразеология, образная и мистическая структура христианства уже и тогда всего лишь вскрывала совершенно новое – оккультно-языческое содержание. По сути, новое вино стали вливать в старые мехи – и они продолжали и продолжают рваться на наших глазах. Это  уже отчётливо видел младший современник и друг Д.М. Ю. Терапиано, сам глубокий знаток и практик эзотеризма.

«Неведомый бог», которым в своё время казался Христос, но не стал им, грядёт сегодня. В подготовке его пришествия, в своеобразной «расчистке» места от обломков изживших вероучений, как нам кажется, и состоит главная заслуга творчества Д.М. двух последних десятилетий его жизни.

 

Санкт-Петербург                                                                           Июнь 2015 года

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS