Литературная критика

Рейтинг раздела

Северный дятел. Как мы г. с. или "Приключения Электроника".
— Лев Пирогов
(15/05/2002)
<Говори сердцем!> - угрожающе звучало всю ночь под сводами клуба <Метелица>: пановья отмечали выход в свет сорокинского романа <Лед>. Событие это (если не считать отсипевшей надысь презентации книжки <Ватель>) стало главнейшим в литературной жизни.
Знаки препинания #14. Полые люди.
— Дмитрий Бавильский
(14/05/2002)
Коннор лепит драму абсурда словно бы из глубины опустошённых, полых каких-то людей. Их слова и жесты, поступки и мотивы оказываются непредсказуемыми, непросчитываемыми. Книга, написанная как хорошо темперированный клавир, прошитая ниточками едва различимых лейтмотивов, делает финал логическим и закономерным.
Дневник неписателя. Мой маленький Зощенко.
— Павел Басинский
(14/05/2002)
Былое и думы. Несколько лет назад, получив от шпиона и диверсанта Сороса грант на написание подрывного школьного учебника по литературе, я не потратил его (грант) абы на что, на всякие там факсы, принтеры, компьютеры и прочую лишнюю в смысле полноты бытия дребедень, но честно отдал эти деньги мужикам из города Конаково за построенную ими на тверской земле дачу.
Рыбный четверг. Постмодернизм и национальная идентичность.
— Лев Пирогов
(14/05/2002)
Понятно, что для того, чтобы обрасти ракушками мирового опыта, надобно включиться в мировой же контекст. А туда не берут на шару, как в НАТО. Туда можно вступить, только изумив мировой контекст какой-нибудь национально-культурной идентичностью. То, что в свое время не удалось Пушкину (хоть он и был хороший), - удалось Лермонтову, одному из первых протопостмодернистов.
Дневник неписателя. Говоря "Тольятти", не обязательно вспоминать коммуниста Пальмиро.
— Павел Басинский
(05/05/2002)
Перед тем, как отправиться в Тольятти на Первые Татищевские чтения, я, как водится, наслушался об этом городе разного от разных людей. И то, что это город ужасный, и то, что это город прекрасный. И что он промышленный и скучный, и что он на Волге и красивый.
Всякое дыхание...
— Дмитрий Мстиславович Крылов
(05/05/2002)
Два года назад я услышал глубокой ночью благовест, точно бы звонили где-то вдалеке. Воображение, конечно же. Но он-то, воображаемый, заставил меня написать рассказ <Пасха> на забытом мною к тому времени русском (я говорил по-русски, но писать почти полностью разучился, пользуясь только английским). Рассказ этот для меня стал началом возрождения. До того словно бы мертвецом был. А как вспомнил русский и начал писать, так и ожил.
Знаки препинания #13. Дары моря.
— Дмитрий Бавильский
(05/05/2002)
Эту книгу, написанную о радостях жизни, связанных с едой и кухонным уютом, нужно продавать в паре с <Пиром> В. Сорокина. Интересная получится пара: если для японцев пища -- символ гармонии и красоты, то для нас -- сами знаете что, <гной и сало>. Разница подходов к трапезе и к потреблению продуктов может сказать о близости или разнице наших культур много больше, чем энциклопедические тома.
Знаки препинания #12. Танго и кэш.
— Дмитрий Бавильский
(02/05/2002)
Когда хочется сказать: <нам явлен новый Сорокин>, -- всегда следует объяснять, что же нового явлено и чего мы в Сорокине ещё не знали, не видели. Прежде всего, цельности и точности характеров. В сценариях Сорокина действуют не картонные муляжи, склеенные из слов, но реальные люди из крови и кожи.
Главное - керосин. Евгеника либеральности и потаенное место Проханова.
— Лев Пирогов
(29/04/2002)
Люди реально струхнули <черного передела>: коммуно-фашистской, березовски-пропутинской контрреволюции. Предательства идеалов Борьбы за Свободу. <За что мы мерзли на баррикадах в девяносто, кажется, первом?> Предательства идеалов Галича, Окуджавы и Ильи Кабакова забоялись они. Атаки зла на добро, говна -- на святое.
Знаки препинания #11. Без минета -- как без лета.
— Дмитрий Бавильский
(29/04/2002)
Некоторое время назад заметил: все более или менее интересные поэтические события последнего времени создают для меня внутренние методологические проблемы, и встаёт вопрос определения, всегда хочется спросить: а это точно поэзия? Точно стихи?
Рыбный четверг. Неизвестный Литомин
— Лев Пирогов
(23/04/2002)
Это было не то, что пишут в коленкоровые тетрадки. Нагромождения неправильных, не заботящихся о понятности и красоте слов, убеждающих сильнее, чем боль. И хотя в семнадцать лет не очень понятно, что там, за болью, но где-то на обширных задворках моего тупого сознания начала зреть догадка: настоящие поэты не потому настоящие, что лучше прочих умеют <слагать>, а потому, что они правду пишут.
Русский Шиболет
— Дмитрий Мстиславович Крылов
(23/04/2002)
В частном разговоре меня спросили, как я отношусь к Ольшанскому, имея в виду именно последние события, и я ответил, что <никак>. Никак, потому что меня мало заботят его политические пристрастия, а гораздо интереснее мне будет, когда закончатся декларации и начнётся собственно дело, т.е. его работа литературного критика и публициста. Тогда и будет о чём говорить, а сейчас я по этой теме отметился и её закрываю.
Знаки препинания #10. Средний класс
— Дмитрий Бавильский
(21/04/2002)
Голливуд, конечно, помогает нам в насаждении зон цивилизованного быта, но всю остальную свою жизнь мы должны отстраивать сами - в том числе и с помощью вменяемой литературы, держа в голове лучшие образцы современных западных романов. Как в своё время это делал Пушкин, вышивавший свои сюжеты на полях Вальтера Скотта и Ричардсона.
Не могу молчать!
— Мирослав Немиров
(17/04/2002)
На самом деле, ни хера они - красно-коричневые - не победили. И не они будут гнобить, а это мы, либералы, их мочили в сортире, мочим и будем и далее мочить. Привести примеры? Пожалуйста!
Рыбный четверг. Шульпяков с географией
— Лев Пирогов
(17/04/2002)
Что не хорошо и не плохо: у Гомера были <прибойные>, у Винни Пуха -- пыхтельные, а у Шульпякова -- походные. Я не об экстенсивности выдоха речь веду. Я о том, что помимо, может, даже собственного желания переводит шульпяковскую формальную экстенсивность в метафизический нехороший контекст. О стратегиях. Они, понятно, не в поэзии, они в социалке сильнее видны.
Дневник неписателя. Четвертая правда Леонида Бородина
— Павел Басинский
(16/04/2002)
Мне хотелось бы, чтобы сегодня мы чествовали Бородина-писателя, а не Бородина-диссидента. Полагаю (догадываюсь), что и Леонид Иванович предпочел бы это. Ибо всякое подлинное творчество всегда шире одной, даже очень интересной человеческой судьбы.
Рыбный четверг. Экстренный выпуск. Допетюкались.
— Лев Пирогов
(15/04/2002)
Если помните, все началось по недомыслию мечтающего о чем-то большем, нежели неотвратимый петючий конец, человека и журналиста Игоря Зотова. Это он придумал натравить лоснящегося от фуа-гры Сашу Иванова на божественный роман А. Проханова. Теперь Саша говорит в интервью, что всегда, мол, размышлял о чем-то подобном, и что это его Бог упромыслил, -- так вот фиг.
О Насте, которая вышла замуж за смерть или постскриптум к Владимиру Сорокину
— Дмитрий Мстиславович Крылов
(14/04/2002)
То, что они сделали, не свойственно не только человеку, но и животным. Кто-то воспитал у них такую особенную мораль, образ мысли, даже артистизм своего рода (поцелуй). И если ты любовался Сорокиным и находил в его романах правду жизни, то на кого будешь жаловаться, когда такая именно жизнь придёт и к тебе?
Знаки препинания #9. Нелюдимая зима
— Дмитрий Бавильский
(14/04/2002)
Берроуз и Дебрянская создают странную, дуальную пару мужественной женщины и несильного мужчины, подавленного-задавленного своими страстями. Отсутствие психологии -- вот, что не даёт Берроузу быть традиционно мужественным. Книга состоит из разнонаправленных отрывков, которые (создаётся ощущение) автор собрал в разных ящиках письменного стола и объединил в книгу. Наличие (хотя и пунктирное) причинно-следственных связей -- вот что делает прозу Дебрянской не окончательно женской. Хотя и не совсем ещё мужской, мужеской: тональность агрессии, вот что выдаёт страдания по поводу <кастрационного комплекса>. Всё остальное, кажется, на месте.
Рыбный четверг. Писал, какал... Весной жизненные прерогативы виднее
— Лев Пирогов
(10/04/2002)
А мне вот Бритни Спирс реально не нравится. У нее глаза широко и нос какой-то тупой. И музыка у нее говно. И я даже ни секунды не сомневаюсь, что таких, как она, кумиров производят по тайному плану сами понимаете, кто. В смысле, там же, в Голливуде, сами понимаете, кто. Вот они и производят -- специально, чтоб людям было кого ненавидеть. А ненавидя Бритни Спирс, люди уподобляются, как известно, скотам.
Еще об отмачивании старух в русской прозе (читая "Пиковую даму").
— Михаил Кошкин
(10/04/2002)
Однажды я в очередной раз устал ждать того чудесного, неуловимого момента, когда моя двенадцатилетняя дочь возьмёт наконец с полки маленькую книжку Пушкина и раскроет её -- чтобы непременно присоветовать ребёнку поменять Александра Сергеевича на Михаила Юрьевича, (о напрасные чаяния!), -- и я уцепил за мягкий серый корешок этот самый том, вытянул его из стопки подобных и перечитал "Пиковую Даму".
Дневник неписателя. Где вы были, когда мы кровь проливали?!
— Павел Басинский
(09/04/2002)
Саша! Где вы были, когда мы кровь проливали? В боях с этим самым маргиналитетом. Не вы ли с Немзером меня гвоздили и гвоздили, как самого лютого врага? Ну ладно, я злой, я нехороший. А вы были хорошие? Кстати, кто из Проханова (и из Белова, и из Распутина) маргиналов-то сделал? Я что ли? Кто их в угол загонял? Кто в "приличные" газеты не пускал? Кто в журналах и на телевидении замалчивал?
Знаки препинания #8. "Национальный бестселлер": в поисках самого лучшего (3)
— Дмитрий Бавильский
(07/04/2002)
Организаторы премии очень чётко прописали устав и процедуру: всё прозрачно, никаких подтасовок. Но вот в части содержательной -- разброд и шатание. Мы так до сих пор и не знаем, как должен выглядеть русский бестселлер.
Рыбный четверг. Защита Зотова
— Лев Пирогов
(04/04/2002)
Начиная с одиннадцатого апреля выходит в новом формате. На двенадцати страницах, с цветной <обложкой> и тиражом 42 тысячи -- против бывших пяти. Купить его можно будет теперь повсеместно: по четвергам (рыбным) вместе с <Независькой> в киосках Русской печати. Без ложной скромности доложу, что 42 тыщи -- это крупнейший в мире тираж газеты про литературу (поскольку <Литературка> про литературу больше не пишет). Вызвано это, понятно, тем, что в штат взяли меня. Начальство (в лице самого высокого) дождалось моёго согласия и вздохнуло с облегчением: теперь можно!... И назначило соответствующий облегченью тираж.
Знаки препинания #7. "Национальный бестселлер": в поисках самого лучшего (2).
— Дмитрий Бавильский
(03/04/2002)
Продолжаем читать тексты, номинированные на премию <Национальный бестселлер>. Недоразумения. Помнится, однажды кто-то даже сборник стихов Евгения Рейна на Букера выдвигал. Что уж тут удивляться, если на <Нацбест> выдвигаются пьесы, исторические исследования, сплетни и даже матершинки! Если такой широкий подход оказывается легитимным, то странно, что никто не выдвинул сборника Веры Павловой <Совершеннолетие> (<ОГИ>, 2002) - самой веселой и остроумной книжки наступившего года.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS