Сибирская сказка

 

 

За меня не будете в ответе,
Можете пока спокойно спать. 
Сила – право, только ваши дети
За меня вас будут проклинать. 

Александр Пушкин

 

 
11 июля 1949 года Томский областной суд в отсутствие свидетелей приговорил Николая Евгеньевича Мартьянова по статье 58-10 УК РСФСР «За антисоветскую агитацию и пропаганду» к высшей мере наказания – расстрелу. Расстрел впоследствии был заменён 10 годами каторги в заполярных лагерях. Так случился самый яркий эпизод таинства, о котором до сих пор ничего неведомо и которое можно назвать сибирской сказкой.
 
Николай Евгеньевич Мартьянов был учёным-геологом и занимался только научной деятельностью, которая, понятное дело, никакого отношения к «антисоветской агитации и пропаганде» не имела. Но зато она ниспровергала основы геологии и естествознания в целом, – в этом и состоит сюжетная фабула сибирской сказки. Но не Мартьянов был первооткрывателем этого таинства. В 1936 году академик Михаил Андреевич Усов, которого числят первым академиком Сибири, провозгласил: «Земля не потому сжимается, что охлаждается, а потому охлаждается, что сжимается». Реакция в научном мире на такое заявление была аналогична, как, если бы некто решился обнажить в благородном собрании оба полушария своего мягкого места. Неоспоримо, что сжимание есть следствие охлаждения или уменьшения температуры, – таков непререкаемый закон физики, подтверждённый многократными экспериментами. На этом зиждется вся геология, и Земля в таком разе значится просто физическим телом в Солнечной системе. А Усов утверждает прямо противоположное: Земля самостоятельно сжимается и его следствием становится физическое снижение температуры или охлаждение. Эту дерзость академику не простили и его научная монография, готовая к печати, была запрещена, а набор рассыпан. Потрясённый академик М.А.Усов слёг и в 1939 году умер.
 
Процесс чередования сжатия и расширения Земли называется пульсацией. До Усова гипотезу пульсаций пытался внедрить в геологию Михаил Михайлович Тетяев, который на тот момент был первым геологом Союза, и геологи с почтением называли его «Мих-Михом». Тетяев использовал при своих исследованиях официальную идеологию диалектического материализма, и, тем не менее, Мих-Мих был репрессирован и сослан в Забайкалье. От идеи пульсаций Земли, которая, так или иначе, отвергает гегемонизм физических наук, поочерёдно отказались виднейшие представители геологии того времени: на Западе – Уолтер Бачер, в Советском Союзе – академик В.А.Обручев.
 
Итак, идея пульсаций стала крестом, на котором распинали вольнодумцев и еретиков, хотя тема пульсаций формально дозволялась геологической теорией. Но не дозволялась мысль, из-за которой, в сущности, пострадали Тетяев и Усов, что Земля способна обладать собственными законами развития, которые независимы от физико-математических выводов и постановлений. Вот тут-то и появился Н.Е.Мартьянов. Усовская трагедия проходила на его глазах, – в это время он учился на геологическом факультете Томского университета. Мартьянов взял у Усова эту самую еретическую мысль и продолжил сибирскую сказку дальше: идею пульсаций он превратил в идеологию, а мысль о самостоятельных законах Земли сделал мышлением. Даже приговор Томского суда, жестокий и несправедливый, не остановил смелого сказителя: в условиях ГУЛАГа Мартьянов сумел сотворить фундаментальную теорию пульсаций вещества Земли, которую можно поставить в один ряд с теорией относительности А.Эйнштейна и теорией естественного отбора Ч.Дарвина.
 
О чём же повествуется в сибирской сказке? О Земле, которая, находясь в составе Солнечной системы, живёт своей собственной жизнью и следует своим внутренним закономерностям. Нагляднее всего это можно продемонстрировать на примере человека. Человек является самым очевидным и наиболее совершенным макетом пульсационной механики: сжатие – расширение (работа человеческого сердца и системы кровообращения), вдох – выдох (дыхание человека), сокращение – растяжение (движение человека). Тот же закон пульсаций Мартьянов распространяет и на всю Вселенную. Пульсационное дыхание Земли, – извержения, землетрясения, наводнения, зной, морозы, цунами, ураганы, – мы наблюдаем повседневно, а в наше время ритмы свирепой стихии приобрели незнаемый ранее размах и частоту. И в этом содержится значительная доля вины человека, – такова мораль сибирской сказки, если её рассказывать в духе Мартьянова. Точь-в-точь по Пушкину: «сказка – ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок». Мартьянов единственный в геологической теории держал руку на пульсе Земли. Но Мартьянову не дали сказать, приговорив сибирскую сказку к высшей мере наказания.
 
Мартьянов происходил из касты сибирских просветителей (его дед является основателем знаменитого Минусинского прирородоведческого заповедника), и он не мог не обращать внимания на окружающую жизнь. Его врождённая аналитическая способность непроизвольно выливалась в оценки этой жизни, которыми он, в силу природной открытости и с присущей ему прямолинейностью, делился в беседах с друзьями-приятелями. Он говорил, «…что советское общество в своём развитии идёт к господству правящей части коммунистической партии. И диктатура пролетариата – это диктатура правящей в СССР некоторой части компартии, которая захватила командные высоты в стране», и ещё: «Россия идёт по собственному пути, который характеризуется деспотическим режимом. Как и во Франции, революция в России закончится деспотическим режимом и возвратом к господству частной собственности». Четверо из «друзей-приятелей» донесли на Мартьянова в НКВД, придав этим беседам форму антисоветской агитации. На следствие Мартьянов заявил: «Об этом я говорил своим друзьям (перечисляет их фамилии – Г.Г.). Но я перед ними изливал душу, а не преследовал цели повлиять на их убеждения и склонить на свою сторону». Подлые доносы были лишь поводом для лишения свободы вольнодумца Мартьянова, а подлинный «антисоветизм» заключался в его научном мировоззрении, то есть, в сибирской сказке.
 
Н.Е.Мартьянов скончался в Красноярске в 1983 году, в нужде и безвестности. В предисловии своего труда «Размышления о пульсациях Земли» Мартьянов написал: «Однако, оставаясь при еретическом убеждении, что идеи стоят дороже, чем их доказательства, я решился, дорогой потомок, представить их на твой суд. Я это делаю потому, что у своих современников я не сумел добиться того успеха, который называется признанием».
 
Неверно, что рукописи не горят, – горят, и ещё как! Не горят и не пропадают в забытье истины и идеи. С четвертьвековым опозданием сибирская сказка ожила: труд Н.Е.Мартьянова был издан в Красноярске в 2004 году, а Томский государственный университет написал в своём печатном органе «Alma mater»: «Открытия Н.Е.Мартьянова войдут в историю цивилизации как прорыв науки к новому знанию о структуре планеты Земли вопреки господствующим теориям» (2004г.)
 
Русский гений Н.Е.Мартьянов подарил своей стране прелестную сибирскую сказку. А чем ответила страна? Потомки великого учёного, – вдова, дочь и сын, – пребывают нынче в нищете и с трудом выживают. У дочери Ольги тяжело и опасно болен старший сын, и она не в состоянии обеспечить его лечение. Внук русского гения в опасности! В своём обращении к президенту В.В.Путину я написал:
 
Г-н Президент! Научное наследство Н.Е.Мартьянова есть национальное достояние России. Забота о национальном достоянии является прямой обязанностью верховной власти, и в эту обязанность входит создание достойных условий существования наследников того, кто отдал своей родине всё, что имел. В этом акте должно проявиться раскаяние не только в связи с осуждением невинного человека, но и в том, что была искалечена жизнь одного из русских гениев. Я прошу Вас напомнить местным властям, что оказание внимания вдове, дочери и внуку великого учёного есть акт по охранению государственного престижа России».
 
У русских сказок имеется прелестное свойство – оканчиваться счастливым концом. Будет ли счастливым конец у сибирской сказки, зависит от условий проживания семьи Ольги Николаевны Мартьяновой, не позорящих память её отца – великого русского учёного. О.Н.Мартьянова проживает в г. Томске 634062, ул. Иркутский тракт, 83, кв.49; телефон 3822-67-63-40.
 
 
Генрих Грузман