Откровение Заратустры. Книга для тех, кто жаждет проснуться (6)

 

 Глава пятая
 
День
 
                                                                                 ,, Сильным характером называют такой,
                                                                                    который стремится проявить свою
                                                                                    самобытность, хотя бы с опасностью
                                                                                    потерять свою личность”.
 
                                                                                                                                    И. В. Гёте
 
    Всё утро Заратустра гулял по горам и понемногу собирал хворост для нового костра. В полдень, когда хвороста уже было достаточно, он направился к источнику, который был рядом с его пещерой. Осматривая каждый камень на своём пути, он удивлялся, что при всей их похожести, они всё же отличались друг от друга, складывая общую неповторимую картину гор. И тогда он подумал в сердце своём:
,, Если столько разнообразия в камне, то, как же интересен сам человек? Сколько в нём неповторимого и неизвестного!
 
Илл. Владислава Крылышкина
 
            Я слышал, как некоторые из людей заявляли, что знают человека как свои пять пальцев, однако этим они свидетельствовали, что умеют считать лишь до пяти. И как они могут знать других, когда сами не знают себя?
            Да, люди очень похожи в своём поведении, ибо научены желать одного и того же. Уже с детства они отворачиваются сердцем от своей души, привлечённые одними и теми же игрушками.
             Игрушка создаёт образ желания, и всё, что имеет форму, начинает становиться целью, а чувство уходит на второй план. Даже своё самочувствие люди приучилсь связывать с приобретением желанных вещей!
            Человек стремится в совершенстве овладеть многими искусствами, теряя из виду главное искусство – искусство быть. Но кто и когда посвящал человека в это искусство? На этом пути возможно лишь самопосвящение!
Как бы ни было много у человека побуждений и целей, вершина у него одна – это пик его самоосуществления! Как бы ни было много у человека надежд и желаний, его истинная воля -  сродни стремлению зерна стать колосом.
Быть самому себе благодатной почвой – вот искусство из искусств! Дать возможность прорасти собственной душе в этом мире и, насладившись её цветами, собрать обильный урожай – вот истинное садоводство!
О, если бы каждый человек стремился к пику своих возможностей,  можно было бы созерцать то, как много путей к одной вершине и как много красоты в любом из них!
Путь к вершине самопознания никому заранее не известен, но он уже проложен в душе каждого и проявляет себя в  причудливых и настойчивых всплесках самоутверждения. Даже желая одного и того же, каждый хочет этого по-разному.
 Однако, будучи разумным существом, человек потерял интуицию, её заглушили навязанные цели. Теперь он думает, когда надо сознавать, и делает то, чего не чувствует сердцем.
          Человек не может пригласить тишину внутрь себя, он постоянно разговаривает, если не с другими, то с самим собой. Он стал нуждаться в диалоге, ибо истинное самоутверждение утопил в бессмысленных спорах и желании быть первым. Но первенство может доказать лишь то, что ты не такой, как другой, и не более.
Человек стремится выделиться, но для чего ему похвалы, неужели для познания себя? Есть единственная возможность увидеть истинного себя – а не ходячую маску – это стать спокойным, как зеркало, обратить тишину в сознание, и все тайны станут явью.
Жизнь перестанет быть вопросом, и все как станут так. Видеть вещи насквозь – это не значит смотреть в большую лупу, это значит чувствовать ногу бытия, быть открытым для всего, что вокруг и внутри тебя.
Истинное познание - в умении одновременно воспринимать увиденное и видящего. Я есть – вот подлинная форма осознания бытия! Именно так свидетельствует о себе сознание себя и происходящего, именно так, одновременно воспринимая мир и себя, человек находится здесь и сейчас, а не уходит, после каждого чувства или мысли, в какой-нибудь лабиринт памяти или фантазий!
Нет более глубокого познания, чем познание через  восприятие собственного отношения к всевозможным  почему  бытия. Ибо в нашем отношении мы ещё раскрываем и самих себя.
 
Многое говорит, и  многое скрывает наш характер. И чтобы увидеть, что именно принадлежит в наших поступках и мыслях собственной душе, а что нашему эго, нужно чтобы наблюдение ангелом хранителем всегда пребывало над нами.
Иначе эго, иначе – все наши привычки и слабости будут руководить нами, а за ними и тот, кто их создал. Но что можно сказать о несчастных людях-куклах, когда даже кукловоды ведомы другими цыркачами-наставниками и так далее по взрастающей и теряющейся в облаках – а может быть и под землёй – ниточке?                      Но у каждого человека есть шанс проснуться и отбросить связывающие установления с порочными амбициями. Укаждого есть выбор: свободно жить по изволению души, или рабски существовать по законам эго!
И оглядывая весь этот окружающий меня горный ландшафт, я говорю себе: лучше лежать здесь горным камнем и хорошо вписываться в неповторимый пейзаж, чем быть кирпичиком в стене здания для слепых и умалишённых”.-
            Так говорило сердце Заратустры.
 
 * * *
 
                                                                                                               
Глава шестая
 О страстях
 
                                        ,, Истинная страсть, подобно потоку,
                                          несущемуся с горы, не знает препятствия”.
                                                                             К. Боуви
 
 
 Заратустра, подойдя к источнику, который нашел себе выход в небольшом углублении под отвесной скалой, зачерпнул ладонями холодной воды и умыл лицо. Потом он достал из своей сумы небольшой глиняный сосуд и, наполнив его до краёв водой, отпил из него несколько глотков. Закрыв сосуд деревянной пробкой, Заратустра присел на лежащий у скалы камень, и задумался о журчащем перед ним источнике:
,, Из какой глубины вода нашла себе здесь выход? Возможно, очень велико подземное озеро, способное в горах, на такую высоту поднять свои воды!
Человеческие страсти тоже вырываются на свет из переполненного подсознания. Но они не утоляют жажды, они и есть сама жажда – огонь поколений, сплавляющий человеческое сердце с умом, ради утоления их чаяний.
 И только сила потока общая для воды и страстей, является мерилом человеческого духа. Только сильное сердце, способное на крепкую волю, достойно истинной страсти.
Множеству мелких страстей свойственно растекаться из неглубоких водоёмов, в какой-нибудь низменности из них обычно образуется болото желаний. Если же говорить о подлинных страстях, захватывающих человека до безумия, то это редкие горные ручьи, перерастающие в большие водопады.
Именно подземные разломы, свойственные горам, дают путь воде, собравшейся на большой глубине. Сверхчеловек – это великий разлом между прошлым  и  будущим! Он – молчаливое ожидание природы, прорыв в запутанной судьбе человечества, он – ясное понимание смысла жизни на Земле!
 
 Но что можно сказать о нынешних людях, они – только чаяние, они – руки, слепо тянущееся к чему-то обещанному и налганному!
Лишь когда у кого-то из них случается прозрение – это великое событие, ибо в этот момент свет сознания обличает человеческие подвалы – все тайные желания и страстишки.
Подлинной может быть только одна страсть, страсть к высвобождению великого замысла, что проложен бытием через человеческие жизни. Который нарастающей волной захватывает какое-нибудь чуткое сердце и выбрасывает его на берег осознания.
Человек ближе всех существ на земле к осознанию и пониманию смысла своего бытия. Но он увязает в своих желаниях, и запутывает себя привязанностями.
Из-за них он недостоин даже бытия ящерицы, которая любит греться на солнце и гоняться за мухами. Ибо она, когда надо спасать свою жизнь, готова отбросить собственный хвост – частицу себя, но человек готов даже умереть ради своего эго – вымышленного объекта своей гордыни!
И что есть эго, как ни бездонная яма, в которой тонут замыслы и чаяния многих поколений?  Эго – это всего лишь роль, всего лишь маска, хитрая игра с собою в прятки, когда нет истинного стремления к бытию – но есть лишь игра в жизнь.
И разве государство – это не великое эго человечества? Разве спорящая друг с другом верхушка государственной власти – это не побуждения каждого человека в отдельности, которые можно честно назвать никчемными?
 Если человек ищет смысла своей жизни в мелких удовольствиях, он получит в конечном итоге только разочарование. Но истинное удовольствие приходит лишь к тому, кто открывает смысл своей жизни!
Эго – это замок на человеческих душах, но все они замкнуты одним ключом, и этот ключ – тщеславие. Человек соблазнился на гордость, он решил отобрать себе славу разлитого во всём Великого Разума.
Но всё тщетно, не смог устроить он своё бытие совершенным, и тем более не смог блеснуть пред миром своим разумением, разве что только – безумием. Поэтому человек так зол, что может не только унизить ближнего, превратив его в раба, но и убить его.
 
Для этого у властного человека есть изощрённая дыба - великое государство – великий уговор всех слепых и умалишённых подчинить себя Молоху власти. И всё для того, чтобы разменять себя на мелкие услады!
Маленькое счастье для слепой души – что может быть лучше, когда лень для человека уже стала удовольствием. Когда чем больше в удовольствии лени, тем оно – ценнее!
Страсть уже стала чем-то лишним в ожидаемом наслаждении. И ныне человеку незачем хотеть чего-то одного, когда так много вариантов быстрого осчастливливания.
Страсти обратились в прихоти, а душевные порывы стали любовью к мелочам. Стремление к откровенности сменилось на болтливость, а жажда истины утолена всезнайством!
Человек утерял – истинное наследие, подлинную страсть поколений, двигающую камни истории, как горный поток, - стремление к осмыслению человеческого бытия и воплощению этого понимания.
Чего ныне осталось желать человеку?  Ослабли круги желаний в пружине страсти его! И если даже назовёт он свои желания страстными, они не станут от этого благороднее и власть их над человеком не сделает его великим.
Величие есть только в осознанности, - она и есть не что иное, как взгляд сверху”!-
Так думал Заратустра.
 
                                                     * * *
 
  
Глава седьмая  
О свободе  
                                                                                                                                                                      
                                                                  ,, Мы бываем свободны каждый раз,
                                                                   когда хотим вновь вернуться к самим
                                                                  себе, но мы редко этого хотим”.          
                                                                                                      Анри Бергсон
 
Крик орла отвлёк Заратустру от его мыслей, и он, обратив свой взор в небо, долго наблюдал за летящей среди вершин птицей. Как много раз он уже созерцал это свободное, окрылённое ветром, парение орла! И каждый раз он восторгался  лёгкостью полёта и всеохватностью взора, присущего этой сильной птице! Но вся кажущаяся невесомость и безграничность орлиного полёта возможна благодаря большому размаху широких и сильных крыльев орла. Понимание этого, вновь напомнило Заратустре, что сила и могущество на Земле тождественны свободе.
 
Илл. Владислава Крылышкина.
 
После долгого восхищения кругами, совершаемыми орлом в небе, Заратустра опустил свой взор на большую связку веток, которые он бережно и кропотливо собирал в течение всего утра, их нужно было отнести в его пещеру для приготовления скромной трапезы и обогрева на ночь. Спустившись в своих впечатлениях на землю, Заратустра подумал в сердце своём:
,, Каждый раз, когда мне удаётся добыть или найти что-нибудь съестное, в этих суровых местах, я спрашиваю себя: зачем всё ещё держится мой дух за эту Землю, почему моё тело всё ещё не отпускает душу мою? И вообще, я хочу спросить себя сейчас: зачем понадобилось безграничному и вездесущему духу ограничить себя столь малым телом и весьма плотным миром?
,, Но разве человеческое тело, с его судьбой и страданиями, это не форма для духа, в которой отливается человеческая душа?”- так, спрашивая, отвечало сердце, и с ним нельзя было не согласиться.
             Да, жизнь на Земле – это перекрёсток двух миров, где сознание тонкого мира приходит к осознанию плотного мира. Потом их пути расходятся, чтобы вновь встретиться и стать новой почкой на одной из раскидистых ветвей Древа Жизни.
            
          Однако какой плод должно принести это Древо? И если семя – это дух, то тогда плод – это душа! Неведомо человеческому сердцу, на какую почву суждено упасть духу, и какой мир открыть для себя в момент прорастания, но сердце знает, что именно ради души, ради её неповторимого ангельского тела, оно готово биться всю земную многострадальную жизнь.
             И как бы ни была плотна и тяжела для духа человеческая жизнь, для души – тело это всего лишь кокон: сон о красоте.   Жизнь в человеческом теле для души, словно нахождение утробе матери, в которой душа переживает всё то, что чувствует мать, и в которой, будучи ещё не зрелой, душа находится под защитой.
             Так дух, витающий над бездной, обретает своё гнездо и, после отведённого срока, вылетает из него красивой птицей в простор великого мира, предел которого - в способностях самой птицы! Ибо, как жил и как мыслил человек в своей жизни, на каком огне плавил и какую форму придавал он своему духу, такой и наследует его душа мир.
             Что есть мысль, как не начало действия?! И кто не способен рождать собственные мысли, никогда не вылетит из гнезда!
             Что есть воля, как не сила, приходящая с  осмыслением жизни?! И что есть понимание, как ни уже начатое действие?!
             Пути мысли, в отличие от тела, неограниченны, но благодаря телу возможно воплощение тех образов, что плавают в бесконечном пространстве тонкого мира.
             Человек много думает, и многое желает, но сила к желанию приходит с постижением того, о чём он думает. Так человек становится созидателем, и его постижения становятся творческой силой.
             Он может творить не только руками, но и самим сердцем, благодаря пониманию внутреннего мира – мира своей души. И когда сердце становится творцом жизни тела, и душа находит тело прекрасным дворцом, она переполняется радостью и дарит свет своего счастья миру.
             Так огонь одного сердца может зажечь другие сердца и внести свет понимания в их тела – дома их души. Ибо воистину тело – пристанище души, где она должна обогреться и не оставаться голодной, где она должна чувствовать себя по-царски, и не жалеть о пребывании в нём!
            
          Тело человека являет собою то, что он унаследовал, и в том, как он живёт, видно его отношение к вверенному ему наследству. Для души даже покалеченное тело не может быть препятствием, оно может её только подстегнуть. Лишь небрежение, лишь слепота к душе может обратить тело в развалины, а сердце – в Цербера.
             Что есть воля? – она внутренняя нарастающая сила, сила веления души, ставшая возможностью действовать вопреки навязанным нуждам и слабостям человеческого тела. Ибо есть одна подлинная нужда - поддержание жизни тела, а ни его ублажение. Тело – это лишь временный слуга души, а не наоборот!
             Лишь служа душе, тело становится свободным от собственных пут. Разве дом должен служить самому себе? Без хозяина он – развалится!
             Просыпаясь в человеческом теле, душа постепенно узнаёт о себе, и, удерживаемая им, она всё же, во время его жизни, может обрести два возможных свободных состояния:
             Первое состояние – это свобода воспринимать окружающий мир и себя в нём так, как они есть. Стремясь в бесконечность - постигая мир, душа расширяет возможности тела. Через усилие к познанию, она развивает его чувства и открывает свои, обогащаясь новым опытом и делая круг собственного восприятия  всеобъемлющим.
             Через усилие к самопостижению, душа ломает все препятствия обусловленного ума, и открывает мир и себя в чистом зеркале сознания. Так душа становится способной воспринимать мир и себя как единое целое, и вопрос – кто от кого зависит – становится абсурдным.
             Но, в большинстве, люди ограничиваются в своём познании чужим мнением, и притупляют свои чувства в узком кругу бессмысленных удовольствий. Так теряют они свою первую и теперь уже последнюю свободу. 
             Второе состояние – это свобода души быть самой собой. Не слепнуть от впечатлений, исходящих из чувств тела, но видеть себя в собственных проявлениях.
             Ведь что такое побуждения души, как ни желание осознать себя и увидеть свой образ во всей неповторимой красоте?! Ибо душа – это та сущность, та единственная форма сознания, которая входит в мир одной из мыслей Творца и, воплощаясь частью творения, видит движение Его замысла.
             Так, делая шаг в сторону постижения мира, в сторону бесконечности, человеческая душа делает шаг и в сторону изначального. Ибо где бы ни был человек на кольце проявления, бесконечность замыкается на его душе.
             И, по сути, бесконечность есть только в уходе человека от себя, именно, уходя во внешний, кажущийся беспредельным, мир, он шаг за шагом возвращается к себе, всегда оставаясь концом начатого пути. Только самосознание души делает кратчайшим бесконечно длинный путь к самому себе.
             Но у души есть ещё третья возможность – быть свободной от самой себя, быть растворённой в потоке мыслей Творца, быть его изначальной силой, переходящей из образа в образ. У неё есть возможность причаститься к Его великому сну о мире, стать безграничной мечтой о новом сотворении.
             Это случается с душой, когда она изживает свой мир, и её тонкое, словно ангельская музыка, тело вновь становится светом духа – светящимся вихрем в ещё большем кружении Изначального Света, пока этот вихрь не войдёт в новое тело из будущего мира”.-
              Так думал Заратустра в сердце своём, неся связку веток и воду в пещеру свою, понимая, что не пришло ещё время его.
 
 * * *
 
Последние публикации: 
Спокойствие (23/03/2019)
Благодарение (01/03/2019)
Познание (08/02/2019)
Невозможное (24/01/2019)
Человечество (14/01/2019)
Блудный сын (11/12/2018)
Кто или что? (25/11/2018)

Комментарии

Pulp philosophy!

Публикация Топосом вариаций на тему Ницше подтверждает высказывание Кралечкина в его ЖЖ:

"Ницше как pulp
Более чем вековая популярность Ницше объяснима не тем, что он какой-то особенно сильный философ, а тем, что невозможно читать его и одновременно уважительно относиться к собственному чтению, не придумывая какого-либо мета-комментария к тексту, некоей виньетки или же "развития" того или иного хода. Речь идет о весьма специфической "плодотворности": если не дополнять Ницше собственными вложениями, ощущение ерунды будет слишком навязчивым, поэтому, разумеется, оправдание его текста собственными мыслями равносильно оправданию собственного времяпрепровождения. Нельзя заниматься такими глупостями, как "чтение Ницше", если не сделать это чтение концептуальным предприятием. Иными словами, проект "Ницше" - это длительная логодицея, позволившая аккумулировать такие прибавочные мысли на одном "аккаунте". Это же объясняет, почему, собственно, нет большой связи между Ницше, которого читают в метро, и "философией Ницше". Разумеется, это не отменяет его гениальности, поскольку создать такой требующий дополнения - за счет умаления непосредственного достоинства чтения - текст сложнее, чем просто нечто "основополагающее" или "глубокое". В этом Ницше выше и Канта, и Хайдеггера и очень-очень многих. Ницше - это pulp philosophy, которая смогла стать собой за счет апроприации профессионального читателя. " http://pharmakos.livejournal.com/534154.html#comments

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

X
Загрузка