Диалоги

Предисловие к Диалогам

В историю жанра философских диалогов я углубляться не буду. Отличия
от традиционных форм важны, но и очевидны. Мой поток не имеет
определенных начала и конца, пришлось просто отрезать. Все же
это специфическая письменно-устная форма общения, равноудаленная
и от продуманного структурированного и фиксированного текста и
от спонтанной беседы со случайными попутчиками. Мне кажется, что
это вполне актуальный работающий жанр философской дискуссии, которую
в современном контексте от кухонных посиделок отличает большая
ответственность, а от эфирных и печатных «круглых столов», напротив,
большая свобода. Круг участников одновременно и разомкнут, и определен,
в первую очередь тем, что дискутирующие действительно друг другу
интересны. К этому разговору вообще не принуждает никакая иная
мотивация, кроме взаимного интереса и любви к рассуждению, а в
нашем случае конкретно – к логосу.

Я заметила не так давно, что я их веду, диалоги. Именно последние
пол года я стала себя обнаруживать все чаще за длиной беседой
по общим философским вопросам. Виртуальная дискуссия развивает,
уточняет и деформирует мою мысль. Не знаю, насколько это продуктивно
для моих гостей, но для меня определенно. Я поняла, что стала
изготавливать реплики подобно ловушкам, силкам, расставленным
на определенную проблему мысли. Силки-мембрана, в принципе, все
равно где ловить сортируемое, на самой сетке или за ней. И то,
и то вполне осмысленно. Иногда от беседы в моем дневнике отпочковываются
дискуссии в другие блоги, как, впрочем, случается и мне переносить
из другого пространства разросшуюся мысль к себе. Я включила в
данный текст некоторые отпочковавшиеся отростки, поскольку они
меня порадовали. Собрание разговоров получилось довольно объемное,
только поэтому я решилась разбить его на условно-тематические
блоки: «О методе», «О языке», «О сознании», «О любви». Однако
это разграничение действительно условно, это только некоторые
доминанты и предпочтения в темах рассуждений.

Удивительно же, что в этом Дивном новом мире, в пространстве,
куда традиция просачивается вполне избирательно, возникает философская
беседа о простых и базовых вещах. Никто не заставляет вируталов
думать об отвлеченном, никто не заставляет это читать и делиться
отвлеченным знанием с другими, это не школа и не академическая
мафия. Я вижу в происходящем свидетельство того, что философия
есть простая и базовая потребность человеческого существа, говорящего
на языке, то есть мыслящего. Это такая же функция речи как и ее
социально-коммуникативное приложение. Собственно, наиболее точно
эта функция определяется именно как любовь к мысли. Философия
это отвлечение прагматической функции языка, так же как любовь
есть отвлечение прагматической репродуктивной функции. Вполне
возможно, что именно виртуальность, отсутствие физического контакта
между коммуницирующими персоналиями, способствует отвлеченности
обсуждаемых проблем. Это такой эксперимент, кто о чем стал бы
говорить, если бы его лишили телесности.

И еще – это не очень серьезные ученые споры, скорее вольные упражнения
и мозговые игры. Я сохранила неформальность и неологичность выражений,
кое-где даже индивидуальный синтаксис и орфографию, подчистив
только наиболее рискованные моменты. Увы, пришлось и кое-что просто
сократить, хотя и было жалко, но текст пух на глазах. Я оставила
всех участников под их никами, это реально существующие аватары,
их сейчас можно найти в сетях и продолжить беседу. Я счастлива
этими знакомствами и благодарна за коммуникативные пиршества.

Часть I.

О снах и сознании.

Subject: Нарост воображения

Бывают такие сны, пусть даже и ни о чем, что с трудом удается
уговорить себя, что этого ничего не было в реальности. Бывают
такие сны наяву, что тоже хрен различишь, случилось или нет. Бывают
дежавю настолько яркие, что память о настоящем бывшем бледнеет.
Случаются такие повреждения психики, когда люди начинают слышать
музыку и распоряжения из раструба душа и вентиляционных отверстий.
Удивляться же, по идее, следует не этим аберрациям сознания, но
тому, как вообще человеку удается сохранять эту тонкую грань между
реальностью и воображением, различать их на регулярной основе.
Все компоненты, с которыми имеет дело мозг, которыми оперирует
сознание, суть воображаемые элементы. Образы, не более. Как различить
образ реальности от образа воображения, когда они уже переведены
на один язык химии и электричества, дающий эффект мыслей? Это
задача, которая кажется гораздо более трудноразрешимой, чем простое
спускание воображения с поводка. Контроль над гранью различения
реальности от не-реальности предстает столь могущественным только
потому, что он очень поверхностен. Это очень напоминает следующий
уровень перевода – дигитализации информации, очень трудно в виртуальном
мире различать разные модусы явлений.

Почему художники веками, не моргнув глазом, рисуют монстров так,
как будто видели их воочию. Потому что 1. сознание всегда оперирует
воображаемыми объектами; 2. уже переведенные на единый язык компоненты
тем более легко переводятся еще раз, они уже гомогенны.

9000: Хорошая мысль.

Спекуляция: если можно проследить ход преобразования ощущения
(от органов чувств) в образ (целиком виртуальный), то можно, вероятно,
помечать образы, исходящие от органов чувств, как «реальные»,
и уменьшать степень «реальности» по мере мыслительных преобразований.
(Очень грубая аналогия: в некоторых компьютерных системах существует
специальный механизм, который позволяет отследить, какие данные
введены пользователем или получены в результате преобразования
таковых, а какие нет.)

egmg: Вот, вот именно специальные механизмы, автоматом-то
ничего не различится.

Вы забываете о том, что память о цепочке импульсов полученного
ощущения, вещь, не существующая постоянно, она сама по себе переходит
в разряд воображения очень скоро. Все ваши помечалки – суть виртуальные
насечки, различить реальную от виртуальной опять весьма затруднительно.
Поэтому различение должно даваться очень специальным усилием сознания.

9000: Не забываю. («Вы должны сделать добро из зла,
потому что больше его сделать не из чего» -> «...реальность из
воображаемого...».) «Насечки» сделаны из той же материи воображения,
но всё ж их обычно можно различить. Более-менее. По крайней мере,
так кажется изнутри.

Кстати, всякие галлюциногены типа LSD дают почву для исследований
на тему. При небольших дозах того же LSD потребители обычно могут
рационально «отсечь» галлюцинацию от реальности, насколько я понимаю,
на основе её неправдоподобности, хотя в тот же момент эмоции (более
древний и примитивный механизм) обманываются галлюцинациями. Можно
осторожно предположить, что более примитивные мозги живут во всё
более иллюзорном (в смысле расхождения с реальностью) мире.

egmg: Я же не говорю, что их НЕЛЬЗЯ различить, я говорю,
что удивительно, что мы их различаем, хотя обычно в качестве эксцесса
представляют именно отклонения в различении.

Subject: Дайте две! – Не дает.

Все-таки больше всего сон похож на вывернутую наизнанку сознанку.
Смотришь на изнанку, и воспринимаешь ее налицо. А потом всплываешь,
выворачиваешь – и уже не перепутаешь изнанку с лицом. Почти ничего
не угадывается, но знаешь, что это один и тот же материальчик.
Но бывают, бывают такие материи, знаете ли, что долго еще хочется
изнанки. Или вот еще почти неразличимые даже после выворачивания,
двусторонний такой материальчик.

Но я не к тому. Я к тому, что сон не дает выхода в за-сознание.
Эта изнанка – просто эффект Мёбиуса. То есть собственно, любая
штука материи с двумя сторонами, двумя поверхностями, считай,
эта самая лента, потому что штука-то одна, даром, что стороны
две. Не надо просто себя утешать тем, что их якобы две.

Сознание же это язык, вернее, языки, символическая активность
мозга.

Если душа, духовка, есть язык, то тогда, конечно, душа – коллективна,
а тело, напротив, в силу своей материальности, индивидуально.

Душа есть темница тела. Тому, собственно, нас и учит Лакан.

А ладно – оба хороши. Тюремщики друг для друга. Бдит сосед.

9000: Есть характерный старинный контрпример: трудность
(а то и невозможность) адекватно выразить некоторые «движения
души» как раз при помощи языка. Из этого можно счесть, что «духовка»,
по крайней мере, *не сводится* к языку. Хотя запросто могла бы
включать его как часть.

egmg: Думаю, что не сводится только в том смысле, в
каком сам язык не сводится к своей единичности. Насчет же смутных
движений и трудности выразимости, кто сказал, что они НЕ коллективны?

О, смотрите, смешной еще поворот – а что если то самое невыразимое,
этот пресловутый «невыразимчик» и есть потуги ТЕЛА?

9000: Да, поворот неожиданный. В том числе и с интроспективной
точки зрения: «вот это, то, что я чувствую и тщусь выразить словами
– есть потуги *тела*?»

Задумался.

Subject: Миф-сознание

I_shmael: О достоверности информации.

А вот интересно – какой процент того, что вы знаете, основан на
личном опыте? Ели ли вы волчью ягоду? Были ли на заводе оргсинтеза?
Мерили ли скорость звука?

А то получается, что большая часть действий основана на информации,
полученной по ссылке на ссылку на ссылку, да ещё и полузабытой
и полуискажённой. Рефлекс проверки почти исчез – что не мешает
нам судить обо всём с апломбом и пониманием.

egmg: Собственно, рациональному по существу знанию
ничто не мешает быть знанием мифологического типа. Далее по схеме
– «если твоя жена тебе изменяет, это не значит, что ты не параноик».
Вот и Мишель о том же – о достоверности информации.

Просто мифологическое знание это определенный тип знания, который
не есть сознание этого знания. Это состояние, а не анализ. Мириманов
(В. Мириманов. Искусство и миф. Центральный образ картины мира.
М.: «Согласие». 1997. С. 9) пишет о происхождении человека, вернее,
его сознания, что это было подобно пробуждению лунатика. Мне это
кажется очень верным. В какой-то момент происходит щелчок и –
«мы его теряем!» Потому что сознание есть, конечно, утеря себя
в своей незнаковой (а знак НЕ есть) сути. Чтобы понять, что я
есть, надо себя потерять.

«Что такое я, я не знаю, то, что я знаю, не есть я». – Angelius
Silesius (1624-1677) «Der Himmel ist in dir». Собственно, это
положение повторяет Эпикруа о смерти – «Смерть к нам не относится».

Idavirus: а некоторые (А.Ф.Лосев. Диалектика мифа.
М.: «Правда», 1990) говорят, что рациональное есть вид относительной
мифологии, т.е. то знание без веры, или в других случаях вера
без знания.

egmg: Когда мы ставим вопрос о противостоянии мифа
и сознания таким образом (противостояние невозможное на практике,
лишь в качестве абстракции), становится сразу понятно, почему
сон не дает доступа ни к какому бессознательному, почему у сна
и сознания одна сторона и единая природа. Сон есть просто плохо
управляемая деятельность сознания. В этом смысле сон и медитация,
очень разные вещи. Медитация действительно работает на невозможное,
на выход из сознания. Во сне же нет ничего невозможного, напротив,
сон это фейерверк возможностей, буквально – перебор ассоциативных
вариантов.

Annyway: «Сон есть просто плохо управляемая деятельность
сознания».

Плохо управляемая кем/чем?

egmg: Да сознанием же. Любое сознание есть в первую
очередь самосознание, это и есть самый главный контроль.

Annyway: А. То есть сон – это когда сознание перестает
себя контролировать и пускается во все тяжкие?

egmg: Ну типа.

Annyway: А Вы медитацией занимались, в смысле, медитировали?

egmg: Я пытаюсь, да.

Annyway: Тогда я Вам просто поверю. На слово.

egmg: Верить «на слово» нельзя. Верить только помимо
слова.

9000: >Сон есть просто плохо управляемая деятельность
сознания

...но не только его, предполагаю. Т.е. «воспринимающая» часть
сознания работает активнее, получая варианты от каких-то иных
слоёв, а «принимающая решения» нередко крайне лениво себя проявляет
(тогда мы смотрим сон, а не участвуем в нём). Т.е. бессознательное»,
imho, всё же участвует.

egmg: Я все же исхожу из того, что бессознательное
есть неартикулированное, то есть оно никак не выражено, соответственно,
если что-то уже пошло, какие-то сигналы, это не бессознательное.

Еще я думаю, что «смотреть» сон и «участвовать» это граница очень
малосущественная, поскольку «смотря» сон, мы участвуем в процессе
смотрения по аналогии с кино, мы же участвуем в сидении в кинозале.
Иногда происходит растворение понимания, что это текст (что это
сон), иногда снова включается. Но ровно так же происходит в нормальном
течении восприятия – то мы знаем, что воспринимаем, то просто
воспринимаем и все.

9000: 1) но как бессознательное проявляет себя? Если
никак, то как возможно говорить о его существовании?

2) да, границы нет, есть плавный переход от «активного участия»
в сюжете сна к «безучастному просмотру». Вообще сны, похоже, сходны
с компьютерными играми или кино – они тоже погружают в виртуальный
мир.

egmg: Ну я вот и думаю, стоит ли вообще обсуждать бессознательное.
Честно. То есть в каждом локальном индивидууме, очевидно, бывает
некая потенция захватывать сознанием все новые области. Можно
ли эти области считать сферой бессознательного, даже если эти
области, скажем, уже осознаны соседом? Вот я очень сомневаюсь,
что стоит. Коллективное сознание как некая абстракция, по всей
видимости, вполне работающее понятие, а коллективное бессознательное
– чушь на постном масле.

9000: Про коллективно бессознательное готов согласиться,
но я имел в виду личное. Сны смотреть коллективно я не умею.

egmg: Ну понимаете, я думаю, что и личное на тех же
основаниях. В принципе, наше сознание есть продукт коллективной
языковой (многоязыковой) работы. Поэтому говорить о том, что что-то
у нас личное, я бы тоже затруднилась. Соответственно, есть просто
активированное в данный момент и неактивированное, но оно уже
есть и это сознание, а не какое-то там бессознательное.

9000: А, типа бурлящего котла, где разные вещи то выплывают
на свет (в «сознательное»), то пропадают в пучине?

Мне всё же рисуются некие тяжкие, скажем, кости, которые на поверхность
сами никогда не всплывают, но на вкус варева влияют. Их вытащить
можно, пошарив в глубине и поддев. Разумеется, а какой-то момент
они были на поверхности (когда их кидали в котёл), но быстро ушли
вниз.

Бывает, покажешь человеку некоторую особенность, часто срабатывающий
механизм в его мышлении, он хлопнет себя по лбу и скажет: «ёлки!
а ведь и правда, похоже... а ведь никогда не задумывался!» Хуже
того: покажут, бывало, *мне* такую особенность во мне же – и точно,
я её никогда, похоже, не осознавал. По крайней мере не могу вспомнить,
чтобы осознавал.

egmg: Но котел-то один. Котел один, в нем нет никакого
второго дна, никакого закотелья. Поэтому несущественно, самому
приходиться лезть за костью, или она всплывет внезапно, и так,
и так бывает, важно, что, чтобы всплыть, кость там должна быть.

И в этом смысле, конечно, есть разница в тех типах узнавания,
которые вы описываете, но она скорее именно по принципу центра
– периферии. Что-то лежало именно в центре, который я определила
как само-собой-разумеещность мифа (ведь, по большей части, в этом
знании мы не отдаем отчета), а что-то по краям, где само-собой-разумеещностьности
мало, или она не работает. Там требуется знание как бы извне.

9000: ОК, принимается. Это я пытался определить «бессознательное»,
как я его понимаю. У вас это называется другим словом (а у Юнга
этим словом, поди, называется что-то ещё) – не вопрос, о терминах
можно и нужно договариваться.

egmg: Не знаю, я вообще никак не определяю «бессознательное»,
потому что считаю это бессмысленным.

Subject: коллективное-индивидуальное.

Если душа, духовка, есть язык, то тогда, конечно, душа – коллективна,
а тело, напротив, в силу своей материальности, индивидуально.

Душа есть темница тела. Тому, собственно, нас и учит Лакан.

А ладно – оба хороши. Тюремщики друг для друга. Бдит сосед.

9000: Есть характерный старинный контрпример: трудность
(а то и невозможность) адекватно выразить некоторые «движения
души» как раз при помощи языка. Из этого можно счесть, что «духовка»,
по крайней мере, *не сводится* к языку. Хотя запросто могла бы
включать его как часть.

egmg: Думаю, что не сводится только в том смысле, в
каком сам язык не сводится к своей единичности. Все.

Насчет же смутных движений и трудности выразимости, кто сказал,
что они НЕ коллективны?

9000: Да, пусть они коллективны, но они коллективны
через какой-то другой механизм, не «язык в узком смысле» (типа
устного / письменного).

Т.е. про «темницы тела» вывод сохраняется, но нуждается в какой-то
ещё одной опоре, скрепе «коллективного чего-то».

egmg: О, смотрите, смешной еще поворот – а что если
то самое невыразимое, этот пресловутый «невыразимчик» и есть потуги
ТЕЛА?

Нет, не обязательно подчеркивать очевидное, что язык не только
вербален.

9000: Да, поворот неожиданный. В том числе и с интроспективной
точки зрения: «вот это, то, что я чувствую и тщусь выразить словами
– есть потуги *тела*?»

Задумался.

Про вербальный язык я потому, что он наиболее кодифицирован, универсален.
Рядом многие невербальные визуальные и даже аудио-вещи. А, скажем,
насчёт body language у меня уже больше сомнений.

bigbagabum: Вот бы им лучше как в «Графе Монте-Кристо»:
один пусть остается в каком угодно виде, а другой бул-тых – и
за Сокровищами, за Сокровищами.

Кстати, когда Сартр говорил об «обреченности Человека на Свободу»,
имея ввиду свободу именно внутреннюю, то под «Человека» здесь
можно подставить только Душу: при внутренней свободе Тело вообще
отпадает и внутренняя свобода становится Всеобщей. Тело можно
вынести за скобки – это доказано.

egmg: Угу – отличная свобода в клетке-то (замечу в
скобках, другой и не бывает, диалектика-с). Внутренняя такая свобода,
это про ту свободу, которая и в подземелье, и у закованного цепями,
лишь бы до капута не доходило. А вот, когда капут, сразу становится
ясно, где была эта свобода, и кто был главнее – тело или дух.

Диалоги о любви.

Subject: Прежде и теперь

Что нынче маловероятно, а ведь могло случаться в эпоху бумажных
личных писем. Вот идет любовное письмо от А к Б, а когда доходит,
где та любовь. Как свет далекой звезды.

emahunt: Ага. Я недавно получила письмо. Самое настоящее,
бумажное письмо. Специально так заявленное, как настоящее – в
противовес емеле. Это было очень сильное эмоциональное потрясение.
Это такой фетиш. Его можно хранить в пачке, перевязанной лентой.
Можно перечитывать. Можно сидеть на полу и... Сжигать, там. Так
круто. Но. Короче, на такое письмо невозможно написать уже в ответ
имейл. Уже надо собраться и написать круто, как следует. Но это
же сколько будет идти! Ужас! И вообще – какая ответственность
– писать настоящие чувства – настоящими буквами, чернилами! Какой
это требует эмоциональной отдачи! Так пока и не смогла, не собралась.
Сейчас, спустя месяц, конечно, уже настрой не тот, что был, когда
только получила.

egmg: Ну да, я когда-то давно уже писала про такое
материальное отличие бумажной почты от электронной http://old.russ.ru/netcult/20010902_grigoryeva.html.
Вот тут вообще говорят, что произошла замена контагиозной магии
коммуникации на симпатическую. А это ведь совсем-совсем другое.

А на письмо бумажное так и не ответилось?

maxnicol: (задумчиво) Так, небось, все может хрустнуть
и перемениться даже пока на емейл отправленная почта идет...

egmg: Ну вообще верно – хрустнуть может всегда. И у
кого как с отправкой мыла обстоит, но я стараюсь отрапортоваться
как можно сразу.

crivelli: С изумлением обнаруживаю, что и на е-мэйл
бывает проруха.

egmg: Ах, скорости растут. Утром любил, к ночи – глядь,
разлюбил.

crivelli: Об этом ещё Виланд писал.

Subject: «Козлы зла» – новая книга стихов.

Понятно, что любовь есть гиперболическая форма редукции – гиперболическая,
потому что преувеличивает различия между одним объектом и всеми
остальными.

Обопрусь-ка я здесь на platan: «Если ты избираешь для
любви кого-то – любовь твоя зла ты отдаешь одному, чтобы забрать
у остальных». http://www.livejournal.com/users/platan/224948.html#cutid1

Но самая худшая форма редукции и эгоизма есть безответная любовь.
Эгоизм здесь доводится до прямого абсурда – при безответной любви
нельзя сделать счастливым просто таки ни одного человека.

Чему меня научила сеть, за что я вот прямо сейчас ставлю ей памятник
в своем сердце, это не любить безответно. Ни при каких обстоятельствах.
Зачем, когда есть те, кого можно любить взаимно. А нет – так нет.
Какой смысл поднимать пыль в пустых коммуникационных каналах.

Bo_ba: Согласно известной доктрине, высшей формой любви
является любовь к идее. Такая любовь по определению безответна.
Полезно не забывать также о любви к прекрасной даме. Оба эти вида
могут сделать носителя вполне счастливым.

egmg: Я все же о любви как вполне сексуальном коммуникативном
механизме, а не вообще мол бывает такое стеснение в груди, как
при. Это по поводу любви к идее. С любовью к прекрасной даме надо
подумать, как тут дело обстоит со счастьем и коммуникацией. Подумаю.

Bo_ba: тут еще одна тема неявно присутствует – ты допускаешь,
что «счастье» есть фундаментальная категория, к которой человек
должен приближаться несмотря ни на что.

egmg: Да, я так думаю. Не уверена, подходит ли здесь
условие «несмотря ни на что». Счастье все же зависит, относительная
это категория.

И вообще состояние счастья вещь сугубо и глубоко индивидуальная
и достигается разнообразными способами. Но мы еще раз ограничим
эту категорию – счастьем в любви.

Я все еще думаю насчет любви к прекрасной даме. Как-то тут все
плохо ложится. Трахаться, значит, хоть с мавританкой, хоть с осликом,
хоть с мальчиком-оруженосцем, а любить Прекрасную Даму, и при
этом быть счастливым в любви? Нет, не получается, быть счастливым
в любви означает только одно – быть любимым ответно. То есть когда
мы составляем так фразу – «быть счастливым в любви» не остается
никаких разночтений.

Bo_ba: Если допустить, что не счастье, а, например,
свобода или, еще лучше, мяч, есть смысл жизни, то траханье маркитантки
и любовь к прекрасной даме станут вполне совместимы.

egmg: Видишь ли, свобода, мяч, а также траханье маркитантки
и ослика вполне могут быть дериватами счастья, почему бы и нет.
И счастье опять-таки останется смыслом жизни, просто под разными
масками. Это все его разные возможности, но они могут быть сведены
и генерализованы – для счастья.

Но мы же про счастье в любви, а не вообще.

Bo_ba: Дериватами-то они могут быть, однако, как ты
сама указываешь, – не всегда совместимыми. А признание счастья
целью жизни попахивает «счастливым фашизмом». В нем нам начнут
указывать, что трахать маркитантку – это плохое счастье, а любить
прекрасную даму – хорошее счастье. «Свободный фашизм», напротив,
есть оксюморон.

egmg: Странные ты делаешь выводы, по-моему, это уже
чистая фантазия. Я же говорю, что счастье – вещь зависящая от
множества индивидуальных факторов, просто чувство счастья весьма
похоже от разных причин, при этом. А обсуждала я счастливую любовь,
а не счастье вообще. Именно вот эту зависимость. Ты же сворачиваешь
в сторону фашизма по каким-то туманным соображениям.

Bo_ba: Да нет, я просто обсуждаю дизайн вселенной,
в которой твое определение любовного счастья будет иметь достойное
место. И предупреждаю об опасностях такого дизайна.

egmg: Ну ладно, дизайн так дизайн, вселенной так вселенной.
Я же, ты знаешь, мыслю мелочами.

Bo_ba: Ну что уж совсем поспорить нельзя?

egmg: А мне, что нельзя??!! Я тоже спорю – взаимность
такая, однако.

Subject: Потерянная пара.

Программа музея или выставки «Потерянная пара». Перчатки, варежки
обычно теряются по одной, было бы забавно собрать таких одиночек
в коллекцию, потом выставку устроить. На левой стене – левые,
на правой – правые, в центре стенд для тех, что пришли одиночками
и нашли утерянную парную. Поскольку это не бюро находок, такие
тоже остаются в экспозиции.

Теоретическое обоснование проекта: напоминаю, что именно бесполезность
делает искусство, в данном случае, утраченная с потерей пары функциональность.
Кроме того, эта потеря пары (и функциональности) ведет к порождению
сюжета, нарратива – ср. с сюжетом о потерявшихся гешвистерах,
обручниках или любовниках. Отсюда – парность мыслится как норма
и функциональность (что определяется начальной физиологической
симметрией человеческого тела), сингулярность является отступлением
от нормы, то есть потенциально содержит сюжет о восполнении пары.
Ну да – вплоть до сюжета о несчастливом делении биоклетки.

Эстетическое обоснование: жалко их, потерянных и оставшихся. Сразу
в отсутствие функциональности на первый план выступают эстетические
и прочие (например, меморативные) аспекты. Хочется их как-то задействовать.

ЗЫ: попутная смешная проблема – что является сингулярной частью,
а что неразделенным целым?

ge_m: Чёрная Зимняя Перчатка

Пока только буковками, но по теме.

Когда жена на днях потеряла одну черную зимнюю (шерстяную) перчатку,
то совсем не огорчилась, а немедленно провозгласила: «Мы будем
шить зимнее платье для Барби!»

И точно, вскоре из второй выжившей перчатки для самой омерзительной
из наших барбей (которая из своего имущества всегда имела только
лишь бордовый купальник) было пошито зимнее платье и два черных
сапожка из пятого пальца.

Вот вам и дополнительная, утилитарная, нота к вашей печальной
песне о разлучённых предметах.

egmg: Ага, точно, моя мама тоже всегда радостно отбирала
у меня одиночные, правда, кожаные перчатки, и на что только она
их не пускала!

И я помнится в смутные начально-перестроечные времена, когда нигде
не было ничего, резала одиночные перчатки и делала кожаные браслеты,
не на продажу, а на себя. Есть оптимистическая нотка!

french_man: Как обидно!

Пропустил я эту запись в предновогодней лихоманке. А сегодня тапки
выкинул. Одна совсем была, а другая очень даже. Я б ее Вам подарил.

Порылся в помойке (под проливным дождем, между прочим), нашел:

(И два непарных носка в придачу).

egmg: Непарная тапка (между прочим, нашему другу пришлось
покопаться в помойке под проливным зимним французским дождем,
вот на что готовы друзья друг для друга и концепта!) и два непарных
носка. Кстати, с носками это вообще чума, их просто лучше не стирать
в машине, оттуда они выходят уже только непарными.

Прошу обратить внимание, что в композицию включен бокал, очевидно
для указания на календарные праздники. Однако – и в этом состоит
сила контекста и концепта – кажется, что и бокал потерял свою
пару. Расстроенный брудершафт. Вот так вещи заражают друг друга
своим смыслом, в данном случае, одиночеством.

elina_w: А кисточки, кисточки Вы не упоминаете! А ведь
одинокая тапка – она и корабль, и палитра. В стакан, правда, пол-литра
никак не поместится.

egmg: Да, все верно, и корабль, и палитра. Это просто
не очень в концепт потерянного от пары. НО: коннотация одиночества
и в том, и в другом мотиве присутствует – одинокий корабль в житейском
море, одиночество художника-мастера.

herr_und_knecht: Да, меня тоже не перестаёт удивлять
этот феномен исчезновения парного носка... Я думаю, следует создать
нечто вроде могилы неизвестного солдата – какой-нибудь обелиск,
посвящённый всем исчезнувшим во время стирки носкам.

(Примечание egmg: Проблема непарности носков вообще
оказалась одной из важнейших в жж-блогах. С периодичностью циклонов
треды на эту тему вспыхивали в разных точках необъятной сети.
Было даже создано комьюнити, посвященное этому предмету. fyysik
предлагает считать это первой из трех загадок энтропии: 1. носки
всегда теряют свою пару в процессе стирки; 2. провода (женский
вариант – цепочки в шкатулке) всегда запутываются в узлы, хотя
их никто не запутывал; 3. ключи от неизвестных дверей имеют тенденцию
накапливаться как по ящикам, так и по связкам).

ipain: Какая то у вас бессердечная симметрия.

egmg: Ну ладно, ладно! у нас печень сердце уравновешивает,
во как! И потом это все внутри, не видно, пока не разрежешь. Мы
же не о том, не о расчлененке.

ipain: Ну в облаченке тоже асимметричность важна. особенно
в современной моде и деятельности, но это имеет отношение лишь
левым ботинком.

В том смысле что асимметричность мозга должна оказывать влияние
на валентность потери. Типа правши будут скорее терять правые
перчатки и левые ботинки, а китайцы наоборот. Я к тому что в вашем
музее хорошо бы по возможности учитывать это дело.

Зы: лично я предпочитаю носки и перчатки разными.

egmg: Да, это вполне в духе американских грантов было
бы заполучить проект на исследование, кто какую перчатку (тапку)
теряет чаще по статистике. А разность перчаток, носков не значит,
что они не составляют пару. Но, конечно, тут есть над чем подумать.

squez: Foto du jour

egmg: Это перчатка-одиночка?

squez: Да, бобылка.

У меня есть коллекция из примерно 70-ти снимков потерянных перчаток.
(снимков 70-ти потерянных перч). Так, к сведению.

m_a: Мне ваша «перчатка» напоминает один известный
персонаж Миро. Еще не прочитав комменты даже хотел спросить чего
ето он на дерево залез.

ezhinka: Когда-то я учила английский стишок:

Losing one glove
is certainly painful,
but nothing
compared to the pain
of losing one,
throwing away the other
and finding
the first one again.

Гугль мне подсказал сейчас, что автора зовут Piet Hein.

А в той книжке, что я читала, был и милый русский перевод – автора,
увы, не знаю:

Обидно, конечно, 
перчатку посеять,
но вдвое обидней, 
посеяв одну,
бросить к черту 
другую
и тут же наткнуться 
на первую.

mea_sententia:

Тот, кто теряет одну перчатку,
много счастливей, чем тот,
кто, первой не видя, бросит вторую
и первую снова найдет.

Перевод помню лет 10 – был в ИЛ – а вот чей он, забыл.

filin: Любопытно, что проект принципиально исчерпаем:
когда-то в бесконечности все разлученные пары должны встретиться
посреди экспозиции.

И это будет хорошо.

Правда, возможно, тогда-то и настанет конец света.

squez: Меня вариация на тему перчатки устраивает.
Body glove открывает сферу эротического, бросание перчатки – ритуального,
и так без конца. Словесные игры дают любовь.

All you need is glove.
Glove is all you need.

m_a: Да, а вот я уже 10 лет перчатки не ношу ( не из-за
отсутствия рук, а из-за климатических изменений). Зато могу похвастаться
богатой коллекцией разведенных носков.

squez: А ваше про носки напомнило, что потерянные вещи
сохраняют форму хозяйской конечности, творчески, или старчески-слабоумно
ее перевирая. Они, как бы это сказать, чтобы не оскорбить прекрасный
пол, гротескно-антропоморфные.

egmg: Да, носки тоже теряются по одному. Но в отличие
от перчаток в носках есть что-то комическое, соответственно, и
потеря одного воспринимается в худшем случае с досадой, но не
как трагедия.

m_a: Согласен, они выглядят не столь трагично, как,
скажем, потерянный ботинок или вставная челюсть. Зато двоюродный
брат носка, чулок, даже и не набитый деньгами, может вызвать вполне
приятные консонации.

seann: А туфли, туфельки?!

Одинокие мужские башмаки выглядят то жалко, то комично, то философски.
А женские и детские одиночные обуви вышибают или сентимент, или
лирическое сожаление.

paslen: Носки

Перед тем как выйти за сигаретами (первый раз сегодня за день
оказался на улице) сунулся в ящик с бельём, не нашёл ни одной
пары носков, кроме тёплых, толстых с шерстяной ниткой. Надел с
недоумением, близким к отвращению. Пошёл по улицам, тревожно и
радостно констатируя необычные ощущения, приятное, минимальное
отклонение от нормы. Оно и заняло всё это пространство моей прогулки
+ придумывание новых постов для ЖЖ.

Вот что интересно (вопрос к egmg отчего это именно носки становятся
в нашей «культуре» (семиосфере, так?) таким важным и существенным
символом мужской самости, описывающим мужчину как особую социокультурную
данность? Не штаны, не трусы, не обувь, не презервативы даже,
что было бы более понятным, а именно носки?

Или – это сугубо моя личная синдроматика?

У тетеньков есть точная рифма носкам – нас как в детстве учили
– мальчики каждый день должны менять носочки, а девочки – трусики.
Трусики, конечно, лакомый фетиш, но фигуру женственности, тем
не менее, он не описывает. А я в одном посте прочитал, как девушка
своего парня через его отношения с его носками описывает, вот
и задумался. Есть тут какая-то тайна. Может, носки заменяют пенис,
точнее, презерватив?

egmg: Носки как мужской символ. Вне всякого сомнения,
так. Но и женский, понятно. Достаточно вспомнить «Зверя» Боровчика.
То место, где она остается только в корсете и носках, повисает
на ветке дерева, и ножками в белых, полуспущенных носочках сучит
прямо... Ну, кто видел, не забудет.

Но вообще, есть такие андрогинные предметы, например, зонтики.
Зонтик в сложенном виде и зонтик в раскрытом – М и Ж. Носки, презервативы
и всякие колпаки тоже самое. Так – М, эдак – Ж. Есть более тонкие
андрогины – пуговицы. Вроде чисто женский предмет, как правило,
округлый, с дырочками, ну то се. Но ведь есть еще и петля, в которую
он вдевается, вот и выходит, что при таком раскладе – чистый М.
Или вот недавно совсем я обнаружила, что солонки имеют место и
мужские, и женские. Последние делаются в виде розеточек, а первые
в виде грибочков, вернее, того, на что эти грибочки похожи. Тоже
с дырочками, иногда одной, а иногда несколькими, собранными на
головке в кружочек.

Прототипом всех этих андрогинностей является треугольник, как
правило равнобедренный. Направь его острием вверх – будет знак,
присущий М-сортиру, направь вниз – Ж. Поэтому, вернее, наоборот:
происходит сие различие от Magen David, известнейшего символа
андрогина. Далее читай Майринка! VVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVVV

А еще привет MacDonald's с его явным заимствованием своей M из
иконографии скрижалей Завета. Ср. уши зайца-Бафомета в «Големе»
того же Майринка.

r_l: См. у Топорова о грибах.

egmg: Как же-с, цитирую: «Грибы – это захиревшие в
лесу фаллосы». Вот где гениальность-то!

seann: Ге-ни-аль-но!

Так вот отчего так смешон мужчина в носочках. Вот отчего женщина
иронически улыбаются, когда речь заходит об этих предметах туалета.
Это же еще одна ипостась презерватива! Который мы все... это...
ну.

Ой. А чего же тогда Гумберт Гумберт так остро среагировал на Лолитины
носочки? Он же типичный гетеросексуал. Не должен бы, а?..

egmg: Так речь как раз о том, что носочки бисексуальны.
Они могут и женственными быть, и мужественными. Лолиточка, конечно,
деточка в носочках – типаж.

paslen: Конечно, любую горизонталь можно свести к вагине,
любую вертикаль – к пенису, неисчерпаемы ассоциации в бытовом
психоанализе. Как в фильме со Шварцнеггером, где маленький мальчик
говорил: у каждого мальчика есть пенис, у каждой девочки – вагина.

И никакой ереси!

egmg: Нет – тут речь о том, что носок – андрогинен.
А Вы написали, что он – исключительно мужской предмет. И не надо
меня пугать бытовым психоанализом – пуганые мы, пуганые.

paslen: Нет, увы-увы, не возбуждает.

Не уверен, что носки – би. Скорее, это некая мужская сущность,
присвоенная женщинами, как и много чего – в процессе эволюции.

Subject: Не провести ли нам вечер на даче?

Драматургия -

Царица, голосом и взором: «Скажите, кто меж вами?»

Проза:

«Этот анекдот совершенно древний. Таковой торг нынче несбыточен,
как сооружение пирамид.

— Отчего же несбыточен? Неужто между нынешними женщинами не найдется
ни одной, которая захотела бы испытать на самом деле справедливость
того, что твердят ей поминутно: что любовь ее была бы дороже им
жизни».

Я вот думаю, почему до сих пор такой хэппенинг не случился в жж.
Виртуальное самоубийство в ответ на публично (в кругу френдов,
в привате) проведенный акт виртуального секса. Конечно, юзер(ица)
«может взять с любовника его честное слово, что на другой день
он застрелится.

«— А он на другой день уедет в чужие края, а она останется в дурах.»

То есть – читай – а он(а) заведет себе другой аккаунт и будет
живехонький. Ну что ж – и секс тоже виртуальный, да и аккаунты
и аватары бывают в разную ценность и многие на дороге не валяются.

(Мечтательно) Виртуальный секс может проводиться в любых комбинациях,
самоубийство может быть коллективным.

И попадались мне такие персонажи здесь, которые может быть и могли
закрутить подобный флэшмоб. Но вряд ли, конечно, драйва нет, все
ненастоящее. Возможно даже, что скорее политические или идеологические
мотивы могут дать этот эффект. Виртуал все же не сфера секса.
Но забавно подумать.

tallen: А все же, когда речь идет о виртуальном сексе,
немедленно представляю себе домохозяйку с вязаньем или с глажкой
белья, нашептывающую по телефону эротические банальности. Такой
распространенный голливудский штамп.

Но, с другой стороны, и самоубийство будет таким же.

egmg: Ну ясное дело. Тут все не всерьез. Но, с другой
стороны, вообрази, что это уже известный юзер с известным именем
дает сеанс виртуального секса. Это в любом случае занимательно,
занимательно текстуально, а не тем, вяжет он(а) перед экраном
или потихоньку раздевается.

9000: Напрашивается

>дает сеанс виртуального секса

...одновременного...

egmg: Why not? Чем плохо-то?

9000: Ничем не плохо. Ещё одна лычка в строку.

это папс: Самое главное достоинство виртуала – необязательность!!!
Это должны понимать все стороны. Я здесь и везде, я везде и нигде...

Я дух, который живёт на дне глубокого колодца.

zson: весьма готическое предложение.

А я вот вязать не умею, даже виртуально. замочить коллективно
или поодиночке – без проблем. а виртуальным сексом в ЖЖ уже многие
занимаются: кто-то ищет пару, кто-то просто трахает мозги себе
и людям.

Если расценивать виртуальное, как возможное, то почему бы и не
смоделировать ваше предложение в реальном времени и интерактивном
режиме.

*а необязательность – это не только достоинство виртуала, но и
недостаток некоторых реальных пацанов.

egmg: Это верно, виртуальный секс не диво. Но вот жж
– несколько специфичен, здесь более живая модель и более публичных
отношений, чем обычно в чате, скажем. Тут уже есть роли, есть
персоналии, реноме и популярности, именно их интересно вовлечь
во фривольную и рискованную игру.

9000: >персоналии, реноме и популярности

В долгоживущих чатах есть всё то же самое. Будучи пару лет админом
на chat.cnt.ru, всякого насмотрелся.

Но вашу идею никто на моей памяти ещё не выдвигал. Попадавшиеся
мне кружки, где опознают цитату про Клеопатру, обычно как-то не
очень склонны к [публичному] виртуальному сексу, и наоборот. (Впрочем,
это от ограниченности моего кругозора).

zson: весьма готическое предложение.

«Именно их интересно вовлечь во фривольную и рискованную игру».

Вовлечь по негласной договоренности, или развести?

egmg: Ну уж как получится:) Но пока энтузиазма не наблюдается.
Фригидно-импотентный народ виртуальный.

zson: Да нет, не думаю.

Те, кто имеют реноме и блюдут репутацию заняты во многом своими
блоггерскими задачами: раскручивают идеи, партии, журналы и подогревают
интерес к себе само собой...Но ничто человеческое и им, конечно...

У многих прослеживаются эротические слабости на явном или скрытом
уровнях.

egmg: Ну да, это я погорячилась. Есть, есть задатки.
Кстати, тут на заре жж еще одна юзерица evva во всеуслышанье заявила,
что хочет сделать минет Юдику Шерману, а потом его в подробностях
описала. Так что задатки есть, просто я не умею раскручивать идеи.

zson: Ну не знаю, может Юдику минет и на йух не нужен.

Секс ведь понятие растяжимое в наше время, как синтетические колготки.

evva: Да ладно. Вам ли не понимать, насколько это непересекающиеся
пространства. А юзер евва в те приснопамятные времена была непробиваемым
виртуалом.

egmg: А я говорила исключительно о виртуальном пространстве.

bo_ba: В египетскую ночь цена любви равнялась цене
смерти. А у тебя цена виртуальной смерти вполне измерима и неизбежна,
в то время как цена виртуального секса гораздо хуже определена,
по крайней мере, для самоубивающейся стороны.

egmg: нет, в те времена точно также ночь любви была
гораздо менее определенна. Клеопатра говорит:

— Клянусь... — о матерь наслаждений,
Тебе неслыханно служу,
На ложе страстных искушений
Простой наемницей всхожу.
Внемли же, мощная Киприда,
И вы, подземные цари,
О боги грозного Аида,
Клянусь — до утренней зари
Моих властителей желанья
Я сладострастно утомлю
И всеми тайнами лобзанья
И дивной негой утолю.
Но только утренней порфирой
Аврора вечная блеснет,
Клянусь — под смертною секирой
Глава счастливцев отпадет.

То есть определенности здесь тоже кот наплакал, и все скорее перекладывается,
как водится, на мужские плечи – «Моих властителей желанья», ну
и смутные намеки на «все тайны лобзанья» и «дивную негу» и обещание,
что измотает партнера до последнего (как пелось в одной песне
«мерилом работы считают усталость»). Я думаю, что эта неопределенность
и ценна – любовь, как и жизнь сама, противостоит в этом аспекте
смерти. Это в смерти все застыло и определено, а вот в любви,
как и в жизни, все подвижно, текуче, обманно, да, неопределенно.
За то и цену платят.

bo_ba: Нет, Пушкин здесь дает самое лучшее определение,
абсолютно недвусмысленной награды. Я думаю, под одни эти строки
не один юноша кончил в 19м веке. Да это просто вербализация фантазии
лицеиста.

egmg: Ну слушай, так и наша виртуальная Клеопатра может
ровно такие же уверения «утолить» да «утомить» дать.

bo_ba: Точно, может, технология уже существует – http://www.wired.com/news/culture/0,1284,65064,00.html

Subject: О невозможном к накоплению.

Любовь является некапитализируемым феноменом, либо – лучше – некумулятивным
опытом. То есть, конечно, можно накопить техническую сноровку,
выучить там все позы и применять. Но самое состояние невозможно
множить и увеличивать, каждый раз приходится в него впадать заново,
а накопленные воспоминания ничего не могут скорректировать ни
в силе, ни в характере чувства. И в этом смысле, любовь дает нам
опыт некумулятивности сопоставимый со смертью, однако переживаемый
в многократности. Я бы не сводила, как эти баловники французы,
смертельность такого опыта к оргазму, но где-то рядом, да.

Кстати, почему чувство? Каким это органом это чувство ощущается?
Что об этом говорят Локк и Юм?

flaas: > накопленные воспоминания ничего не
могут скорректировать ни в силе, ни в характере чувства.

Зато могут помочь правильнее отнестись к собственным чувствам.

yols: Да. Это страсть имеет степени интенсивности,
а любовь, как абсолютное такое явление души, ни каких степеней
не имеет. Либо-либо. Там всегда максимум возможного. Наверное.

Говорят же «религиозное чувство», так и про любовь можно сказать.
Чувство бывает «стыда», «долга» (чувствовать долг и стыд)... В
том смысле любовь это чувство, что любовь можно чувствовать.

egmg: Ну да, просто странное словоупотребление. Мешает.
Чувство и чувственность.

alte_voce: От любови к любови чего-то все-таки меняется.
Главный циничный вывод: единственных нет, их много всяких.

egmg: Ну да, меняется, и еще как, только это не накопление,
а измена.

alte_voce: Почему сразу измена? Измена – это из другой
философии.

egmg: Измена безоценочно – как измена состояния, сознания,
мне показалось забавным взять это слово.

alte_voce: Так изначально же речь шла о том, что ничего
не меняется.

egmg: Почему не меняется? Меняется и не меняется –
не накапливается.

alte_voce: Я ж говорю, что накапливается: ощущение
неуникальности. Вечное возвращение.

egmg: Я думаю, что все же любовь в каждом случае уникальна,
поскольку уникальны люди, становящиеся ее объектом. Попробуй замени
Петю, в которого влюблена сейчас, на Васю, в которого была в прошлом
году, сразу почувствуешь разницу. Но вообще, отчасти, объект любви,
как и всякий Другой, не уникален, поскольку включен во множество
Других. Так что тут опять диалектика.

amarillys: По-моему, еще больше накапливается ощущение
невозможности испытывать.

alte_voce: Ну и слава Богу, между нами девочками говоря.

quantum_angel: я вам больше скажу

регулярно и на постоянной основе экспериментируя с фенэтиламином
MDMA (наиболее точно искусственно воспроизводящим ощущения, которые
испытывает человек в состоянии счастливой любовной истомы), замечаешь
резкий рост органической толерантности – гораздо быстрей, чем
для других психомиметиков

иными словами, требуются считанные разы, чтоб переть почти перестало

т.е. и в синтетическом аналоге наблюдаем эффект отсутствия капитализации

egmg: Вау! Вот это да. Эк, вы эту проблему некапитализируемости
повернули, прямехонько в противоположную сторону. Правда, тут
есть какая-то засада. Я вот слышала про крыс, которые со вживленными
электродами к центру удовольствия (уж простите, не знаю, верно
ли поняла, что такой имеется в мозгу) жмут на кнопку, пока не
сдохнут. Значит, вырабатывается по самое не могу. Нет?

quantum_angel: жмут, родимые! ещё как отжимают!

но мы сложней, к сожалению

особенно в том, что касается топографии центров удовольствий

greenadine: Несогласная я.

Каждый опыт любви меняет нас бесповоротно. Меняемся мы сами, наше
понимание другого и мира. Как иначе можно объяснить переход от
зависимой («детской») любви к бескорыстной и безусловной любви
без ожиданий, сначала к отдельным людям и временами, а затем испытываемой
постоянно и ко всему миру?

Продолжение следует.

X
Загрузка