Рок в Сибири... Глава 9


Глава 9
«О том как Юрке в армии служилось». И прочее

Дело в том, что герой нашего времени, то бишь Шапа, начав ещё с 10
класса хождение по кабакам и девочкам, по достижении
студенческого и совсем ещё невеликого возраста успел существенно
подорвать своё здоровье. Уже годам к 22-м—23-м у него
обнаружились самые различные заболевания. С раннего детства он ни
особым здоровьем, ни значительным физическим развитием не
отличался, что можно понять из глав этой книги, где описано
наше с ним босоногое детство. Но в возрасте ранней юности
родители, решив спасти положение, отдали Юрку в хоккейную секцию.
Благодаря некоторой протекции угодил Юрка в юношескую
команду тюменского «Рубина». И хоккей совершил с Юркой чудо! Из
хилого мальчика он за 2–3 года превратился в юношу с фигурой
атлета, вытянулся до 174 сантиметров, а благородным и
высоким челом стал похож на писанного красавца из журнала мод.

В общем, расцвёл наш юноша, ну просто хоть куда!

Однако, повторяю, бабы, да плюс частые возлияния алкоголя... Это
подорвёт чьи хочешь силы. К тому же, как я уже говорил,
рок-музыка настраивает психику на особую, этакую «лукавую» волну.
Теряется интерес к учёбе, возникает желание несколько
отстраниться от социальной действительности с её насущными
проблемами и удалиться в некую обособленную нишу, где балом правит
Рок-н-ролл. Простите, чуть было не обмолвился, не сказал —
Сатана. Впрочем, ещё рано. Даст Бог, доберёмся и до Сатаны. А
пока что не в нём суть дела.

И вот к оным 23-м годам начали Шапу одолевать всеразличнейшие
болезни. Причём такие, о каких и не слышал никогда. Например
«гипоталамия». Что это, как вы думаете? Я — так понятия не имею.
Или, например, астма — то появляющаяся, то исчезающая.
Такая, знаете ли, блуждающая астма. Ну и ещё много всего такого,
о чём лучше и не говорить. При этом, увлечение рок-музыкой
как-то незаметно способно пробуждать неподдельный интерес к
восточной мистике. Многие, конечно, будут спорить и
утверждать, что никакой тут закономерной связи нету. Но мои личные
наблюдения и жизненные истории многих моих друзей и знакомых
заставляют меня делать вывод, что связь тут всё-таки есть.
Факты, знаете ли — вещь упрямая. Самые знаменитые
«рокеры-востоковеды» — это, естественно, «Битлз», но и остальные эту
тему, в массе своей, стороной не обошли. Как там у Владимира
Богомякова? «30 лет работы на Шамбалу»? Так, кажется.

Короче, всё это как-то загадочным образом расцвело в шапином
сознании — и рок-н-ролл (а точнее, панк-рок), и Шамбала, и
гипоталамия, далее к этому добавился алкоголь, а потом и эфедрин.
Нетрудно догадаться, какой у нашего героя мог бы быть скорый и
трагический конец с этаким-то джентльменским набором
современного «молодого Вертера». Но, как говорится, милостив
Господь к избранникам своим. Провидение явилось к Юрке в лице
военкома Поливцева. Оно его безжалостной рукой швырнуло «белый
билет» нашего героя в ящик военкомовского стола, а его
самого — в новобранцы осеннего призыва 1986 года. И поехал Юрка
служить родной Отчизне в далёких казахских степях. И тут
произошло такое, что, опять-таки, только чудом и можно назвать.
Исчезли вдруг все юркины болезни, будто бы их никогда и не
было. Все 10 ужаснейших хворей вдруг оставили нашего
новобранца, как по волшебству. Словно бы убоялись они армейских
сапог и солдатской каши, и кинулись врассыпную. Так бежали шведы
из-под Полтавы, французы из Москвы и немцы из-под
Сталинграда.

Да, вот так и получается, что все Юркины болезни, одна за одной,
отстали от поезда, в котором ехал наш друг в армейскую учёбку.
И когда он туда доехал, то с изумлением обнаружил у себя
нормальное давление, идеальный пульс хорошего наполнения,
прекрасное дыхание и сон младенца. Что остаётся предположить? Что
все Юркины болезни были ни чем иным, как результатом
сильнейшего самовнушения!

Ну, дальше была учёба и служба, что о ней расскажешь? Мною об этом
написано и сказано. Неинтересно. Пришлось Юрке пару раз
продемонстрировать характер, заставить себя кое-кого уважать.
Нормально приняла его армия, как положено. Но вот пролетело
время в учебке, и отправился Юрка к месту прохождения службы. И
тут давай его одолевать тоска по дому и по друзьям. Из
писем, получаемых от Ромыча, узнавал Юрка о рок-н-рольных
тюменских событиях, и по всему выходило, творческая музыкальная
жизнь в Тюмени никоим образом не закончилась. Братаны рокеры
ничуть даже не сдались, а наоборот полны планов и свершений.
Это там, в Тюмени. А ему тут, в долбанном Казахстане, что?
Трубить ему тут ещё полтора года и нюхать портянки. Тоска,
короче. Думал Юрка, думал, и как-то раз решил: хватит! Ноги
надо делать из казахских степей. А как? Самострел?
Дезертирство? Первое больно. Фигура у Юрки прекрасная, руки-ноги
красивые, о лице уже было сказано. Жалко. Второе — просто не
солидно, и кончится непременно тюрягой. Как быть? И тут вспомнил
Юрка о своих познаниях в области восточной мистики. Нет, не
подумайте, что он собрался телепортироваться, выходить в
астрал или левитировать, Юрка, всё ж таки, человек
здравомыслящий. Но вот грамотно «закосить» 1, да «надуть потом врачам в
уши» про «синих драконов» и «белых будд» — это дело другое.
Это вполне могло и получиться. У нас в стране уже в те годы
по психушкам ошивалось немало всяческих эзотериков,
астрокосмонавтов и гениев буддизма.

И вот однажды собрался Юрка с духом и пошёл в отрыв. Вот что он
провернул на практике. Пришлось ему как-то раз идти в наряд,
охранять военный объект. Выдали Юрке автомат, и он пошёл. Стоит
он на боевом посту. Ночь, понимаешь ли, и луна, блин, ну
такая огромная, ну такая, сука, большая, что хоть плачь.
Достал он из кармана гимнастёрки очередное письмецо от Ромыча, из
Тюмени, перечитал его ещё разок и заплакал. Потом сунул
письмо обратно в карман, снял шинельку, разложил её аккуратно
на траве. Разделся до пояса. Лёг на свою шинельку. Снял
автомат с предохранителя. Дёрнул затвор, да и врезал по этой
жёлтой суке длиннющую очередь...

Затихло эхо выстрела. Лежит Юрка на шинели, плачет. Рядом автомат
валяется. Ждёт Юрка. Сейчас, думает, боевой командир с
товарищами бойцами прибегут и всё... Дальше — будь что будет.
Лежит. Ждёт. Проходит пять минут, десять, пятнадцать! Не идут
боевые товарищи. Страшно им, оказывается. У Юрки —
«калашников», а не водяной пистолет. В кого он там палит, хрен его
знает.

Минут эдак сорок прошло. А ночи-то в Казахстане холодные,
ледяные-таки, ночи-то. Замерзает уж Юрка. И тут, наконец, раздаётся
робкий окрик боевых его товарищей:

— Юрок!.. Ты чего там делаешь-то?..

— Лежу,— отвечает Юрка обречённо.

— А в кого стрелял-то?

— В луну... Жёлтая, стерва... Убить её надо!

На следующий день повезли Юрка в дурдом. На экспертизу. А оттуда —
либо комиссуют и домой, либо признают симулянтом, и на
кичу 2, как дезертира. Такая вот петрушка.

Пришёл к Юрке в палату профессор. Юрка ему давай всё подробно
рассказывать. И про суку-луну, и про буддизм, и синих драконов и
белых будд не забыл помянуть.

— Да, милок,— вздыхает профессор,— жаль, конечно, тебя, но ведь ты — симулянт!

Вот ведь какая петрушка получается.

Кто его знает, чем бы это дело закончилось. Но приехал Юркин отец.
Позвонил туда какой-то бати друг-генерал, и повезли Юрку
домой в Тюмень, лечить его там прежними, проверенными способами.
И, пока ехали домой, хвори Юркины опять поезд догонять
стали, и вернулись они в Тюмень все вместе: Юрка, его отец и
Юркины экзотические болезни. Разные, всякие болезни. Но среди
них одна особенная — гипоталамия! А что это такое, так и не
понятно. Вы не знаете?

Я не знаю. И никто не знает!

Ко всему сказанному можно лишь добавить, что идея с «армейской
ссылкой» в Казахстан и иные живописные края нашего отечества
полностью удалась только в отношении двух членов ИПВ: Кости
Пахомова (какового особенно невзлюбил пресловутый Франц Кафка) и
Игоря Жевтуна.

Пахомов отслужил в железнодорожных войсках от звонка до звонка. А
про Игоря Жевтуна Шапа высказался в том смысле, что «он может
врубиться в кайф» любой ситуации, будь то тяжелая работа или
служба в армии, и не ощущать дискомфорта. Что ж, редкое и
очень ценное качество! В православии это называется
смирением.

Что до остальных «повстанцев», то все они, подстрекаемые своими
«безответственными лидерами» — Немировым и Неумоевым, прибегли к
различного рода уловкам, типа отлёжки в тюменских Винзилях,
и счастливо избежали перспективы оказаться когда-либо в
рядах победоносной и прославленной Красной Армии.

Из всего этого следует, что уже к началу правления Миши Горбачёва
советское КГБ оказалось не в состоянии осуществить какие-либо
решительные репрессивные меры в отношении граждан, хоть
сколь-нибудь настроенных на неповиновение и сопротивление.
Трагичная для наших «спецорганов» возникла ситуация: ни посадить,
ни сослать невозможно каких-то засранцев, коих еще лет 10
назад можно было попросту раздавить, как надоедливых клопов.
И вся система «внесудебных преследований» срабатывает
исключительно в отношении «честного дурака».

«О, помоги нам, товарищ Горбачев!
О, помоги нам, отец родной!..»

Что тут еще скажешь? Помог!



Продолжение следует.



1 «Закосить»(сленг.) — уклонится от чего-либо, прибегнув к некоторой хитрости.

1 «Кича» (сленг.) — то же, что тюрьма.



Последние публикации: 

X
Загрузка