Создан для блаженства (под редакцией Льва Пирогова)

Рейтинг раздела

История о том, как одна овца испортила 8 марта двум нормальным пацанам
— Саша Новая
(21/03/2003)
А Митя позвонил Лосеву и говорит, что купили они с Егором четыре бутылки, ну как ее, что все пьют. Лосев - водки? Митя - нет, четыре клюквы на коньяке. И пошли к Мите пить, потому что и праздник как раз, восьмое марта, кстати. Так. В общем, сидят так, пьют, отмечают нормально восьмое марта, но тут баба Егора решила им праздник испортить и звонит на мобилу.
Овощная фасоль
— Саша Новая
(18/03/2003)
Насчет коровьего гороха у меня нехорошие догадки. Но горох вроде овечий, а у коров лепешки. А может, это мелкие коровы, карликовые, живут в тундре, плохо питаются ягелем, олени их обижают, народы севера за скотину не считают. Вот они и измельчали. Коровьим горохом устлана вся тундра. И никому он не нужен. А мне его тут впаривают.
Операция <Тайд или кипячение>
— Дмитрий Брисенко
(17/03/2003)
Виктор, 30 лет, безработный.
Ведущий: "Здравствуйте, это операция "Тайд или кипячение?". Скажите, вы уже попробовали новый Тайд?"
Виктор: "Ну да, пробовали... с Толяном..."
Ведущий: "И что вы можете сказать?"
Виктор: "Ну, чего сказать... нормально. Водки в два раза меньше надо... если на стакан пару ложек развести... И если с пивом утром... нормально так... особенно с балтикой-девяткой... смягчает так... нормально"
Однажды
— Кирилл Куталов
(15/03/2003)
...Вероятно, я бы мог рассказать об этом эпизоде отцу - просто спросить его, помнит ли он о таком разговоре - но мне кажется, я не готов.
Я отдаю себе отчет в том, что могу никогда не сделать этого.
Просто однажды станет не у кого спрашивать.
Или некому.
Думать о будущем
— Александр Непомнящий
(13/03/2003)
Помысли, душе моя, горький час смерти и страшный суд Творца твоего и Бога: ангелы бо грознии поимут тя, душе, и в вечный огнь введут: ибо прежде смерти покайся, вопиющи: Господи, помилуй мя грешного
Расставание
— Дмитрий Брисенко
(12/03/2003)
Пятно чернил на столе. В ночном небе блестят огоньки звезд. Дом на окраине леса. Чорный лес, из которого сквозит вселенская скорбь. По деревьям прыгают чорные белки. Белки игрушечные, заводные. Кто их завёл - неизвестно. Хотя вот сидит человек у стола, в том самом доме на краю леса. Вот мы у него и спросим.
Стихотворения
— Ольга Родионова
(11/03/2003)
Если хочешь знать, я давно не видела снов,/ Не гоняла сов, не ловила в лесу лисят... / Потеряла голос, истратив на горький зов - / Сколько лет прошло - двести? Тысяча? Пятьдесят?.. / Я давно не растила роз, не роняла слез, / Не глядела вечности в каменные глаза. / И меня не трогал извечный мужской вопрос: / Для чего живу? - да чтоб ты мне в ответ сказал...
Литература после кризиса новизны
— Кирилл Куталов
(10/03/2003)
...Мы поставили мировой рекорд по скорости прочтения, усвоения и переработки чужой культуры. За две пятилетки пропустили через себя как минимум полвека. Процесс этот нам нравился. Вспомним, как ждали новых переводов, кидались на каждое новое имя, забивали книжные полки томами, которые так никогда до конца и не прочтем. Но нечеловеческий ритм, в котором пришлось работать как читателю, так и автору, сказался на результате. Все золотоносные жилы, какие только были в литературе, разработаны. Остались лишь заброшенные штольни. И апатия.
Актуальная литература
— Денис Яцутко
(08/03/2003)
Хорошо бы художественно описать принципиальную недемократичность демократических институтов, т.е. просто взять пресловутый парадокс нетранзитивности Кондорсе и построить на нём захватывающий сюжет.
Призвание апостола Репы
— Алексей Рамас
(07/03/2003)
... Вечерело. Пирогов въехал в Москву. И вдруг влетели звуки. Мистическим образом зазвонил отключенный телефон. Верба, набухая почками, качнулась под ветром, осыпая снег. В церкви ударили в колокол. Не веря своим глазам, Пирогов посмотрел на экран отключенного телефона. Там, розовым зигзагом в лазури, прорисовывался тонкий силуэт репы. ..
Манифест постинтеллектуализма: Новая программа философии
— Александр Дугин
(06/03/2003)
Человек и мир. Кажется, что такая постановка вопроса уместна во все времена. Однако все гораздо сложнее. Человек - это не утверждение, это вопросительный знак. Человек? Да разве? А человек ли по существу? На самом деле? Вы так в этом уверены?
Мир без США. Крестовый поход Патрика Бьюкенена
— Андрей Столяров
(06/03/2003)
Существует поверье, что все живое каким-то образом ощущает признаки надвигающегося несчастья. Наверное, существуют и люди тоже каким-то необъяснимым образом улавливающие первые колебания почвы. Только, в отличие от животных и птиц, реагирующих на сигналы природы исключительно поведением, люди способны вербализовать свои чувства, облечь их в слова - в статьи, в книги, в пророчества о грядущих событиях. Характерным показателем в этом смысле является вышедшая в прошлом году в США книга Патрика Дж. Бьюкенена "Смерть Запада: чем вымирание населения и возрастание иммиграции угрожают нашей стране и нашей цивилизации".
Никто не уйдет от погони
— Кирилл Куталов
(05/03/2003)
Вышли из-за дальнего угла забора. Сонное царство - убивать будут, никто к окну не подойдет. Трое, идут неслышно, снегопад, оттепель, все звуки - как сквозь подушку. Подумал, вдруг те же, что и неделю назад? Не следили, просто так получилось. Окажется еще - подумал - что никакие не бандиты, нормальные люди, обычные ребята, живут где-то неподалеку, работают на стройке. Идут спокойно, не разговаривают.
Краткий толковый словарь медиа-бизнеса
— Константин Крылов
(21/02/2003)
КОНКРЕТНЫЕ ЛЮДИ. Ну, они или на трубе сидят, или бюджет пилят, или Оттуда им башляют, или ещё как-то.
Хорошая история про Романа
— Лев Пирогов
(07/02/2003)
Ромка Зайцев не матерился, он был в душе поэт: А поэты всегда не против того, чтоб люди их поняли и простили. Но люди не спешили понимать Ромкин талант - видимо, он был не настолько прост. Время шло, издатели упирались, Ромка, пока суть да дело, сгорал на поприще <политических технологий> и носил красивый пиджак. Издатели косились на пиджак и относились к Ромке еще тупее. Оставалось либо уповать на чуткое ко всякому истинному таланту время, либо пристальнее ценить тех немногих, которые: которым:
Вера
— Лев Пирогов
(30/01/2003)
Были же и у Веры мысли. Тоже сочиняла стихи, рисовала гуашью картины. Мамка била подойником: иди, мол, лучше - с ребятами! Кто тебя, блин, замуж возьмет! Так и будешь наш хлеб есть с отцом! Но Вера, пока верила в возможность перемены судьбы, с ребятами не ходила. Терпела, сочиняла стихи, рисовала картины. Потом вышла замуж за сторожа Феодосия по принципу <за первого встречного>, стала, следовательно, Горябиной, отрастила пузо и сиськи, глазки заросли жиром. Привыкла и довольна стала. Привычка! Второе счастье.
Сон Генерала
— Кирилл Куталов
(27/01/2003)
В день, когда пришел Враг, Генерал отдыхал на даче. Дача находилась на Западе, а не на Юге, где первое появление Врага оставило самые ужасающие следы. По дороге в Кремль Генерал был в бешенстве. Его вызвали в выходной, не объяснив причин, никто толком ничего не знал, а офицер в приемной был пьян и бредил. Времени было уже два пополудни, но Генерал твердо пообещал домашним вернуться к ужину - что бы ни случилось, всему есть свой предел.
Случаи не из жизни
— Александр Сафонов
(27/01/2003)
Их отношения обыкновенны - цветы, пиво, постель, гогот товарищей. Их увлечения - музыка в стиле фьюжн или какой-нибудь американский поп-панк, чизбургеры и синенькая баночка пепси. Их мнение не важно ни для кого. Правонарушения ограничиваются безбилетным проездом, измены возможны только с такими же их друзьями-дебилами, понятие <нажраться> заменено понятием <святое действо>.
Как Петька Углов Высоцкому не помог
— Олег Попов
(24/01/2003)
Остается сказать пару слов по поводу цитируемого ниже романа. Читатель, экономно заточенный природой (скажем так, чтобы не оскорбить ничьих религиозных чувств) с одной стороны, уже и ниже приведенному по крохотному отрывку догадается, что роман этот - сплошная русофобия и сплошное попрание: Если не Духа, то уж Предания и Традиции - как пить дать. Люди, экономно заточенные с другой стороны, усмотрят в романе злостную ксенофобию, антисемитизм и национал-шовинизм, а люди, экономно заточенные с третьей, скажут, что роман является попыткой придать постмодернизма живаго серому и скучному жанру <деревенской прозы> в широком диапазоне от Василия Белова до Василия же Шукшина. И только люди, заточенные со всех сторон, к каковым, без сомнения, относятся все читатели рубрики <Создан для блаженства под редакцией Льва Пирогова>, скажут, что этот роман - великое эпическое произведение великой русской литературы, вздымающее читателя на неведомые ему высоты Нравственности и Национального Духа.
За тёплым хлебом
— Борис Екимов
(20/01/2003)
Сегодня в <блаженстве> публикуется мой любимый рассказ. Буквально. То есть - до буквы и без всяких там тайных кривляний. Я вообще обожаю рассказы Бориса Екимова, и всегда их читаю запоем, с хрустом, как соленые огурцы, мечтая, чтобы оставалось побольше, но этот - первый среди равных по особым причинам.
Черный <консерватор>
— Иван Поликаров
(17/01/2003)
Вся честная-благородная общессность, грызя ногти и ежечасно меняя памперсы, трепещет и ждёт выхода нового <Консерватора> под редакцией Великого Царя Ужаса и будущего Фюрера Межгалактического ГУЛАГа Мити О. Говорят, многие уже взяли билеты в Из...аиль и обратно в Баку. Я тоже волнуюсь, понятное дело.
Бананы и пиво
— Лев Пирогов
(16/01/2003)
Вот говорят: <Россия поправляется, в Москве жить становится все лучше и лучше, а как похорошела столица!..> Только я думаю: жить-то, может, и лучше, но кто будет жить? Кто будет пользоваться всеми этими возникшими за восемнадцать лет Перестройки неоспоримыми благами? Пивом девяноста шести сортов, круглогодичными лимонами, доступными круглосуточно, и этими, мать их, бананами? Только не я.
Удавить руками
— Юля Фридман
(14/01/2003)
Память абсолютно негодящая. Строчки в голове не знаю откуда. Договорив до середины, забываю начало фразы. Решила вести урок по бумажке.
- Сегодня, - сказала школьникам, - я буду вести урок по бумажке.
- Это как? - шумят партами.
- А вот так. Вот бумажка. Здесь все записано. Пункт первый: ОЧЕНЬ РАДА ВАС ВСЕХ ВИДЕТЬ...
Вместе
— Кирилл Куталов
(10/01/2003)
Вероятно, я еще не до конца проснулся, и мне все еще снился нож, вращающийся в полете и с глухим ударом безошибочно вонзающийся в деревянную стенку.
Поездка
— Дмитрий Брисенко
(09/01/2003)
Игорь подолгу задерживался у окна. Пейзаж не сообщал ничего нового. Квартира ехала куда-то, а пейзажу было все равно: он прилип к окнам, не мытым с прошлой осени. Так и ехали: квартира, Игорь, пейзаж. Вот только вороны и люди: те ли они, или уже другие. Игорь перестал про это думать, он вообще сейчас мало думал. Смотрел телевизор, сидел на земле, спал. Вороны, люди, пейзаж - какая разница.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS