Комментарий | 0

Волшба

 
 
 
 
 
 
 
аналоги эксклюзивной доставки
 
записать на позолоченный диск и отправить третьим «Вояджером», или:
намечтать и зафинтить иллюзию в заданный квадрант звёздного неба;
также можно снарядить космическую экспедицию в один конец...
какая, в сущности, разница?
 
 
 
 
волшба
 
выверяю звуки, вычищаю созвучия — ритм, тон, высота...
всё должно быть чисто
многокомпонентный бинарный кристалл без примеси сомнений…
ему предстоит долгий путь во времени
коррозии не разрушить песнь любви
 
 
 
 
лотос
 
метро, медитация, ты здесь и сейчас, удобная поза, тихое — да...
безопасно? возможно
не первый год, не первый том, не первая вечность…
всё будет хорошо! всё будет так, никак иначе
когда маршрут исчезает, остаётся только лотос
 
 
 
 
сон
 
и ты падаешь, они падают, все падают, мир дробится
ничего не нужно себе объяснять
именно так, именно это и должно быть
 
 
 
 
репродукция
 
как же хочется накормить всех, и напоить, и дать кров
и даже если очень нужно — кровь
но я лишь повзрослевшая девочка, разучившаяся рисовать
 
 
 
 
кисти
 
незавершенность пейзажа, кисти расслаблены,
кисти рисуют нечто... славное
один на один с небом, не Бог, никогда им не был…
но в небе высоком — глубоко одинока, чья душа парит?
 
 
 
 
***
 
если ваша женщина не королева, вы — не король
 
 
 
 
Ева
 
Итак, в её мироустройстве, ты — первородное зло.
Нет, ей не сказали об этом прямо, и ты точно им не являешься.
Или всё же — зло? По всей вероятности,
кто-то довольно тонко подвёл к этой мысли тебя, — мою первую дочь.
И где-то даже просматривается цепь размышлений:
женщина, Дочь Евы, первородный грех...
Второй Адам — Иисус Христос, искупил его,
но, по какой-то причине на меня это чудо не распространилось.
Я люблю тебя, доченька, ты моё дитя, моё первородное счастье.
Я не то, что помню — вижу! вижу нашу первую встречу;
чувствую, как ты жадно вцепилась в грудь.
Кто ты, прекрасное существо? Откуда ты взялось?
Кто тебя этому научил? Вижу, как тебя от меня уносят...
И потом три часа, нет! — вечность, мутная вечность и слёзы,
глупые вопросы проходящим мимо сестричкам:
это моя плачет? у неё животик болит? Я ела яблоки перед кормлением.
Конечно же, всё закончилось тем, что молодая врачиха
затащила меня в санитарную комнату и холодно спросила:
«Ты что, в психушку захотела?
Ты понимаешь, что я не смогу отдать тебе ребёнка,
если ты не придёшь в себя?»
Вот и всё, вот оттуда и пошло спокойствие:
твой ребёнок — сильный, самый сильный.
Вспомни, как жадно она вцепилась в жизнь
своим маленьким всезнающим ротиком,
и очень умело — для новорожденной,
избавила твою деревянную грудь от тяжести и боли.
Такие дети должны жить мощно!
Просто потому что в них невиданная жажда жизни.
Первородная.
Как же это произошло? Почему? Можно ли верить сказанному?
Как исправить, если всё уже сделано? Поздно.
Все попытки сближения заканчиваются взрывами.
Кто-то увёл её от тебя. Кто?..
А помнишь ваш разговор пару лет назад?
В кафе, когда всё было «нормально»,
её восхищение тобой, твоя радость — вместе в кафе! —
разговор равных, и вдруг!
Этот блеск в глазах, её монолог о сакральном,
и о том, что они — рядом, они — везде, и нельзя так открыто об этом,
и что везде их люди, а потом — шёпотом, прямо в ухо,
беглый рассказ о мире, — прекрасном, таком прекрасном!
ведь всё уже написано, рассказано, но почему-то не верят...
Я верю. Я готова поверить и идти за тобой в твой мир.
Да, я первородное зло, мать. Я тьма, из которой ты проросла.
Попробуй с этим примириться.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS