Комментарий | 0

Наша Африка

 

                                                                                                                                       Фото: ya-rinka
 
 
 
 
***
По-латынски живем: инструкция…
Эволюция… Ветер с Севера…
… А у нас в стране революция
Началась от князя Владимира.
 
Началась и никак не кончится,
И ничто в нас не переменится.
И грохочет лихая конница,
Неуклюжая, как медведиТца.
 
 
 
 
Общага
 
Койка моя с краю,
Но я очень много знаю…
 
Снегом своим мокрым
Нам Ветер кричал в окна.
 
… Спутники…  Дорогие…
Спутаны все следы…
Яблони и другие,
Райские и сады…
 
Зимняя муть застолий,
Сонные наши рожи…
Как же мы здесь похожи! –
Все со своим горем…
 
 
 
 
***
Лягу спать… Может быть, я увижу пророческий сон… 
Это будет,  конечно, слон…
Из болот придет бегемот,
Но во сне все наоборот…
 
Это просто от совести болит душа,
Громче, чем бегемот, дыша,
Жесткой осокой вокруг шурша…
 
 
 
 
***
От греха потерь
Закрываю дверь…
Кто я есть теперь?
Кто я здесь теперь?
 
Жизнь трудна моя:
Всё в ней я да я,
Все в ней я да я:
Чаша по края.
 
Чаша по края…
Пуст лишь дом родной…
Чаща по краям
Суеты земной.
 
 
 
 
ХХ-ый век
 
...Чем будем мы еще согреты?
Все письма стали белыми клочками.
В метро сияет ясными очами
Простой народ, читающий газеты…
 
Объятые туманом и бензином
Просторы родины открыты перед нами.
И снег, и свет над дальним магазином,
И очередь колышется, как знамя.
 
Как сиротливо сходятся утраты.
Как много мы почувствовать успели:
В окне детсада белые халаты,
В широком поле белые метели.
 
 
 
 
***
Сосны вдоль пути. Подъем пологий…
И куда-то все оно течет?
Поворот. Объезд. Ремонт дороги…
- Той дороги?
- А какой еще…
 
То холмы, то берега оврагов…
Это на волне, как на волне…
 
Светлый день, живительная влага,
Без которой счастье не вполне…
 
Что там дальше? Лишь сума и посох?
Гибель, неизбежная, увы…
Полно, просто это город Боровск,
Шум деревьев, берега Протвы.
 
Стаи чувств устали и уснули.
Ясно все. Неясное не в счет.
Лишь бы мы однажды не свернули
- С той дороги?
 – А с какой еще...
 
 
 
 
***
Шаг от трезвости до подлости,
Лютый хмель в чужом пиру.
От избытка жуткой совести
Я, наверно, не умру.
 
Счастья видимо-невидимо
В свете фар или лучин.
Наша смерть грозит нам, видимо,
От совсем других причин.
 
Ходит смерть вокруг и около,
Неуемна, хоть убей.
Над крестами кружат соколы,
Ловят сизых голубей.
 
 
 
***
Прошумело, промелькнуло лето.
Уж зима совсем не за горами.
Снег, белее белого билета,
Так и жди, закружится над нами.
 
Умноженье кончилось деленьем.
Тайная ль какая сила,
Гауссово ли распределенье
Нас куда-то мимо утащило?
 
Снег и ветер. Колебанье трона.
Тихий путь по краю и по кругу.
На заборе старая ворона
Что-то громко говорит подругам.
 
 
 
***
Потерялись. Ищут, где мы?
Время поздно, стогны немы.
В полусвете полутьмы
Это мы или не мы?
 
Ни ответа, ни привета.
Ночь идет по белу свету.
Где мы были столько лет...
Ночь идет ни да, ни нет.
 
Над полями и лугами
Ночь расходится кругами…
Никому не говори:
Ночь приходит изнутри.
 
 
 
 
Лето
 
Жаркого света – ну сколько еще!
Ранняя сушь охватила окрестность.
И сиротою плелась в неизвестность,
И, как добыча, легла на плечо.
 
Летней тоскою, привычной, увы,
Небом расшатанным над головою
Отдана воздуху, свету и зною,
Женщина вянет охапкой травы.
 
Горы и долы. Родная страна.
Бедные дни за ночной темнотою.
Бывшая чьей-нибудь давней мечтою,
Серой копной увядает она…
 
Станция. Поезд. Деревья в пыли.
Знойный пейзаж не вмещается в раме…
Бедное сердце, подобное ране,
Бьется, терзается, рвется, болит…
 
... Болью и страстью шальной головы
Ты на мои опустилась ладони…
Между букетами в дачном вагоне -
Жаждой и сухостью мертвой травы.
 
 
 
 
***
Тяжела столичная ноша…
Участь горькая, нехорошая…
Каждый вечер на Красную площадь
Выходят Рубикон и Рубиконша.
 
Выходят веселые, неразлучные,
Прогуливаются, улыбаются,
Ничему судьбой не наученные,
На придурков не обижаются.
 
Каждый вечер на Красную площадь,
На вокзальную Красную площадь
Выходят те, кто попроще.
Девочки и другие,
Веселые, дорогие…
 
Но ямы наши бездонны,
Дела наши беззаконны,
Мысли смешаны, бездомны…
Качаются наши троны.
 
Но главное – каждый вечер
Веселые и хорошие
И в дождь и в холодный ветер
Рубикон выходит и Рубиконша.
 
 
 
 
***
 
Тяжелые чаши весов
Покроются пылью веков.
Сквозь шорохи наших лесов
Чуть слышны звоны оков...
 
По правилам этой игры
В краях, где свободу куют,
Чуть слышно звенят топоры,
И пилы тихонько поют.
 
И точатся нежно ножи
Для будущих битв или бед,
И каждый живет одержим:
Тревога, бессонница, бред…
 
Морока: не быть или быть...
Не важно, откуда узнав,
Тоскуешь: боишься забыть,
Уйти, никому не сказав...
 
Писать? Изломалось перо...
Но знают не все до сих пор:
Палач по-французски: Буро.
Но он потеряет топор.
 
 
 
 
Подражание Николаю Глазкову
 
Непостоянные мы человеки!
Нас соблазняют чужие флаги:
По вечерам – из варягов в греки,
Но по утрам – обратно в варяги.

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS