Комментарий | 0

Кочевье

 

 
… сами не основывали городов… занимали города, основанные другими...
 
 
 
 
 
 
 
Тип скитальца, чуждого родной стране, до сих пор жив в нашей крови.
                                      В. Эрн. Григорий Сковорода. Жизни и учение.
 
 
 
 
***
Дерево качается,
Думает: беда –
Или все кончается,
Или навсегда…
 
Всякое случается…
Время: взад-вперед
Все всегда кончается –
И – наоборот:
 
Время начинается
Легкое не очень. –
Это называется
Золотая осень.
 
Можно и отчаяться:
Сердце не поет…
Дерево качается,
Думает свое.
 
 
 
 
 
***
Тер­мин «гео­гра­фия», введен­ный алек­сан­дрий­ски­ми уче­ны­ми,
сме­нил более ран­ний тер­мин «gēs pe­rio­dos» (букв. «объ­езд зем­ли»)
                                                Примечания к Страбону
 
 
Что у нас: бегство или объезд земли?
Учим географию по мере сил…
Мы уже в Душанбе или мы еще на Руси?
Пути отступления куда привели?
 
Шумит водосток, не алеет Восток.
Ленивые и медленные Дни Дождя.
Тяжесть географии и ее урок…
Того ли мы ждали, в объезд земли уходя?
 
Мы на Восток, и Восток на нас.
Сентябрь. Балабаново. Толпа, толпа…
Урок географии. И пан и пропал.
Все в первый раз,
Все в последний раз.
 
Объезд географии… Идешь? – Иди.
Шатаются идолы, истуканы, божки…
Что там впереди? – Тоже, что позади?
Великие географы… Бомжи, бомжи…
 
 
 
 
 
***
Откочевка. Путь. Кочевье.
Суеверья, чудеса…
Здесь кончаются деревья,
Начинаются леса.
 
Нелюбимых лица многи…
А любимых не найти…
Здесь кончаются дороги,
Начинаются пути.
 
Елки, сосны – мимо, мимо…
Свежесть чувств не донесу…
И лицо моей любимой
Потеряется в лесу.
 
Хохот бури, эхо грома,
Различимое едва…
Беспорядок бурелома
И осенняя листва.
 
Дня и ночи солидарность,
Суета добра и зла…
И моя неблагодарность –
Как холодная зола…
 
 
 
 
 
Мат. анализ. Теорема Ферма
 
Бедное животное!..
Новый глюк:
Первая производная
Равна нулю.
 
Любовь бесплодная…
Цветы, кусты…
Первая производная,
Ну, что же ты!
 
Небо бледно синее.
Страсть до дрожи…
Максимум и минимум –
Не одно ль и то же…
 
 
 
 
 
***
Бедность и хозяйственные нужды –
Тоже – упражненье и закалка…
Ничего нам этого не нужно!
Ничего нам этого не жалко!
 
Звери-кони, хоть куда умчите…
Замордован здешней каруселью,
Я – учитель… Я уже совсем учитель…
Значит, нет уже надежды на спасенье…  
 
Сладко обаянье ночи черной…
В полдень солнце красное в зените…
Только поздно: я уже ученый:
Вы меня ничем не удивите…
 
А ведь даже в нашем поколенье
Трудно жить без чувства удивленья!
 
…Знаю, помню, где-то есть другие страны,
Там другие голоса и звуки…
Только эти дальние науки
Языков трудней чужих и иностранных.
 
 
 
 
***
Что осталось? Радость? Неизвестность?
Утро. Ветер. Хочется уснуть…
Облака играют в бестелесность,
Только им меня не обмануть.
 
Ночи, дни… Цветные и красивые.
Между ними грохот железяк…
Облака мои неугасимые,
Не летите мимо быстро так!
Облака мои, родные и бездонные,
Вы не призрачные и не невесомые…
 
 
 
 
 
***
         Je meurs de soif auprès de la fontaine                                         
                                              F. Villon
 
Умираю от жажды. Шумит ручей.
Умираю от жажды под шум ручья.
Дорогая, любимая! Свет моих очей,
Когда умру, ты будешь совсем ничья.
 
А пока живу, я хочу воды живой.
Все равно, из ручья или дождевой.
 
… Самоуверенный! Хочу еще воды иной,
Совсем нездешней, ничьей, неземной.
 
Умираю от жажды. Шумит ручей.
 
 
 
 
 
Из заветных сказок
 
Песни Северной Природы –
Клены в пламенных нарядах.
Жизнь проходит и возводит
Между нами баррикады.
 
Что за рыба… Что за птица…
Наша жизнь… Всегда загадка…
Не найду, куда укрыться
От чужого беспорядка.
 
Слева – пропасть, справа – подлость,
Впереди – еще не знаю…
Край земли. Калуга. Область.
Дольний мир казался раем…
 
Рай заветный… Плод запретный…
Запретить поторопились…
Жив любовью безответной
И надеждою на милость.
 
Я еще ни сном, ни духом…
В сладких грезах обитаю…
Общежительство. Разруха.
Где-то рядом ходит Таня.
 
Ночь. Река. Природа. Лоно.
Суета пугает адом…
Между нами буреломы,
Между нами баррикады.
 
 
 
 
 
***
И растения тоже зимуют в условьях кочевья.
Беспокойная жизнь: что ни день – то уход, то побег…
Свежий северный ветер усталые кости деревьев
Равнодушно ломает, и бедные падают в снег.
 
И растения тоже… А мы еще хуже растений…
Все в пути и в пути… От привала бредем до привала…
Ничего не осталось. Ни мужества, ни сновидений…
Ветер, снег и молитва, чтоб завтра метель миновала.
 
 
 
 
 
Селена
 
1
Роковые беспечные дни…
Что ни вечер – восходы Луны…
Я надеюсь на сладкие сны,
Но не знаю, придут ли они…
 
Я не знаю уже ничего:
Все так призрачно здесь и вокруг…
За кого полагаем живот?
Кто нам враг, ну, а кто уже друг…
 
Что ни сон – все трезвей и трезвей…
Бог, сияющий в сомне богов!
Охрани от опасных друзей,
Ниспошли настоящих врагов!
 
На просторах родной тишины –
Тишина: ни своих, ни чужих…
Лишь надежда на вещие сны,
Но не знаю, увижу ли их…
 
2
Умножаются миры:
Ночью, днем и поутру…
Рыба вышла из икры,
Чтоб самой метать икру.
 
Умножаются миры:
Повторяется беда:
Продолжение игры:
Хаос, космос и вода.
 
Умножаются миры:
Ничего нам не понять…
То туманы, то пары,
То вода течет опять.
 
То теченье, то волна,
То икра, то глубина…
А вверху, Луна, Луна…
… А мы и прошлого полнолуния
Не избыли еще полоумия…
 
3
Простирается наше молчание
Во все стороны родной страны,
От Священного писания, до бессмысленного мычания…
Безграничны сокровища тишины.
 
Безграничны опасности тишины.
Безграничны реальности тишины:
От Калужской области до Пекина – и до Луны.
 
 
 
 
 
***
Свет и счастье паче чаянья,
Но – грядущее в тумане…
Лето. Боровск. На окраине –
Наша жизнь в Таджикистане…
 
Не чужая, не холодная,
Отзовись, куда ты делась?
Афродита всенародная,
Афродиточка Падемос.
 
Афродитушка вульгарная,
Никакая ни Урания!..
Мы и так опасно ранены:
Просим помощь санитарную.
 
 
 
 
 
***
И мне снова жаль Чапаева, в кино который,
Из реки Урал он не выплывет… 
А жаль… Так жаль…
На широкие экранные просторы
Поползла наша детская густая печаль.
 
Снова жаль… Хоть и знаю, что не о чем нам жалеть,
Потому что не следует нам ничего желать…
Чтоб так грустно и стыдно душой не болеть,
Чтоб таким отчаянным огнем не пылать.
 
Но тогда мы не будем уже детьми…
А Чапаев доплыл почти до середины реки…
Тот самый Чапаев, который в кино…
 
Широки экраны в оренбургских степях…
 
 
 
***
Непорядки от необычайности.
А подумать: то ль еще случается…
И везде сходящиеся крайности –
Сходятся, расходятся, встречаются.
 
Что же это получается, товарищи?..
Жар надежд с похолоданием к утру…
И везде, всегда…  А где еще… Когда еще…
Нас за горло наши крайности берут…
 
Происшествия. Страна Черезвычайности…
И хотя я почти ни в чем не виноват,
«Я прошу вас обойтись без крайностей», -
Мне сказал милиции сержант…
 
Мало сил, а то бы возразил ему…
Нас природа поломала пополам.
Мы живем в стране невыразимого,
Друг от друга прячась по углам…
 
Бедные, дурные, суеверные,
Не сгубили б нас опасные случайности…
Мы с тобою – беды непомерные:
Мы с тобой сходящиеся крайности.
 
 
 
 
***
Нет на свете совсем ничего,
Которое было бы совсем Ничего
Такого объекта не обнаружено ни одного.
 
Розанов различает Nihil и Ни х**
Не предполагается ли этим гибель:
Товарища Розанова и моя?..
 
Нет. Не предполагается… Потому что нет
Никакой темноты, есть спрятанный свет.
Есть погашенный свет, потому что пора…
Есть просто свет, погашенный до поры…
 
В поле дым от костра… Смешная игра:
Горят костры, и точатся топоры…
 
 
 
 
Из Гомера. Одиссея
 
Как я плыл? Приблизительно помню:
То кусты, то мосты, то моря, то леса, то вокзалы…
Где же плавсредство мое?
Не пешком же пришел я в Итаку…
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS