Комментарий | 0

Клаустрофобия

Дом изо льда

И будет день, я постучу в каждый дом, 
и каждый дом отзовётся во мне 
тоской, — случайно,— как всплеск подо льдом, 
и в доме каждом привидится свет в глубине.

И будет ночь, я закричу подо льдом, 
что белый свет лишь привиделся мне.
...Вздрогнут призраки в доме пустом, 
да растревоженный свет уползёт по стене.

 

Нетварный свет

Когда бот станет богом, 
душа — ношей, кодексом, файлом, папкой,
и за сервером каждым — духом падкий юзер 
свято уверует: «я — Бог!»,
неизреченных глаголов "ноль бит" перевесит 
бесшабашную спесь бесью.

 

Обратный отсчёт

А что, если небо заглядывать в окна устанет,
колючей щетиной ощерятся солнце и воздух,
Навеки покинут родные края птичьи стаи,
пожухнет трава в лабиринтах бетона и стали,
поникнут деревья, цветы и поймём вдруг, что поздно...

 

Клаустрофобия

И этот мир пуст, 
лишь бег электронов 
по замкнутым линиям. 
Иллюзия! 
Майя – то, чего нет.

За двадцать вторым кругом – обратный отсчёт. 
Всё ещё существует, 
архитекторы нитей продолжают работу 
над архитектоникой связей коммуникативных пространств, 
но уже не секрет,
что универсальное множество круга 
зиждется на композиционном совершенстве точки. 
Всё – иллюзия, обман чувств, 
будь то Моаи, зияющая пустыми глазницами,
будь та пульсирующая углеродная звезда, 
что маяком в безжизненном вакууме... 
Нет свободы внутри, 
но за двадцать вторым кругом начинается 
обратный отсчёт.

 

Дао

— кто ты?..
мир полон света!
падают листья
оземь
так незаметно! осень
— тот ли ты 
который босиком...
та ли — я 
что за тобой повсюду

на рассвете 
вместе с солнцем 
тронемся в путь
искать начало неба 
рай земли
И будет полдень 
в лучах неуёмной звезды
иссякнут истоки 
и скажу тебе — выпей меня 
ибо без тебя жизни нет! 
и будешь спасён
Придет полночь 
в час беспросветный 
выдохну, тихая — наполни меня!
ибо глаза твои полны неба и света
и буду полниться 
прорастать и множиться
ирисами медоносными 
ковылём убегающим 
и стану тебе самым дальним краем земли
и станешь мне истоком неба

 

 Прото

В этом измерении меры нет и времени,
звук троичной пустоты качается на стремени.
Ветры первозданные рвутся в мироздание,
и бушующий огонь томится, в ожидании.

Ради этой  ромашки и росы на траве
ты взорвешься однажды…

 

Линия ли?

Сурово и просто, горизонтальную линию ливни вымыли,                                                                               тишина. Слово вымолви, и она!..
Любовь с ароматом вишни, сингулярное лето.
А было ли это?

 

инклюз

время вязко — вынырну ли?
стекловидная магма в пропасть стекает

 

громовержец

воровато
не увидел бы кто!  
кончиками пальцев 
пробежаться по небу
синапсы молний импульсно 
протуберанцами 
вдоль тела
в кожу нежно
мы одной крови! 
никого кроме тебя нет
свет только! 
света столько
что тела мало 
мал свет

 

Каменное

Очи долу — взгляд полон ненависти.
Скор на руку палач! Бога не зови.
Он мог бы помочь, да твои мольбы слабы.
Скорым шёпотом вымолена душа, но не жизнь.
Усмехнулась дерзко: "Было бы чем дорожить!"
— Бей ведьму, брось камень, изгони
дух нечистый из волчицы —
за вшей в голове, голод в желудке,
зной, холод и то, что ночами жутко.
Фиги крутит, рожи корчит,
бесноватая, хохочет площадная рвань.
(И не лень же им — в такую рань).
— Дьявол в ней, Бог с нами — брось камень.
Брось камень!..

Не молчи.
Даже если шёпотом: "Господи, что потом?.."

Каменнее каменных истуканов, люди, где-то позади,
палач милосерден и кроток, слезинка в глазу ребёнка...

Везде и всегда пребудет вовек бросающий камень
человек.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS