Комментарий | 0

Войны Геракла (Опыт историософско-антропологического прочтения)

 

Битва богов с гигантами
Барельеф с алтаря Зевса в Пергаме II в. до н. э.
 
 

 

После трехлетнего «семейного» рабства у лидийской царицы Омфалы Геракл целиком и полностью посвящает себя войне и жизни в условиях непрестанных войн, в которых в конечном счете всегда выигрывает не тот, кто храбрее или добрее, праведнее или умнее, а тот, за кем – будущее в соответствии с предначертаниями Зевса, т.е. объективными законами истории. Сила и мощь Геракла – это историческая необходимость, которая прокладывает себе путь через бесконечное множество случайных и субъективных обстоятельств. Так древние создатели мифов о Геракле выразили то, что спустя тысячелетия Г. Гегель назвал «хитростью мирового разума», который, давая каждому возможность действовать в соответствии со своими целями, в конечном счете – именно через них (или посредством их) –всегда реализует свой собственный замысел, не считаясь с частными интересами[i].

 

***

По мифам о Геракле нельзя писать фактическую историю Греции. Скорее, наоборот, можно находить в мифах отражение каких-то конкретных событий, о которых известно по археологическим находкам и письменным источникам, но мифы позволяют реконструировать представления и понимание, эстетику и логику восприятия происходивших событий создателями мифов и их современников. О любом событии миф – при всей его одухотворенной фантастичности – всегда рассказывает как бы через призму обыденного восприятия, когда на первый план выходят понятные и близкие каждому человеку чувственные переживания, поэтому не стоит удивляться тому, что поистине эпохальные события объясняются просто: кто-то на кого-то обиделся, кто-то затаил злобу, разгневался, обрадовался чему-то, удивился или загорелся «любовной» страстью. При этом миф не знает ни пафоса, ни морализирования, как нет этого в обыденной жизни, когда люди просто рассказывают о том, кто на ком женился, кто родился, кто умер и т.п.

Войны, которые пронизывают всю историю человечества, в первую очередь, длятся во времени. Мифы о войнах Геракла несут в себе отзвук тех сменяющих друг друга волн завоеваний, которые охватывают период с конца третьего – начало второго тысячелетия до н.э. вплоть до VIII в. до н.э. Во-первых, речь идет о завоевании племен пеласгов[ii], «изначально» населявших Крит и Пелопоннес, ахейцами, пришедшими предположительно с берегов Дуная. Именно они, ассимилировавшись с местными племенами, создали в эпоху бронзы Крито-микенскую цивилизацию. Во-вторых, о завоевании крито-микенцев дорийцами, пришедшими в Грецию с запада, которые разрушили существовавшую цивилизацию, погрузив Грецию в «темные века», которые длились порядка 700 лет вплоть до VIII в. до н.э., когда произошел переход к эпохе железа, и началось формирование классической древнегреческой цивилизации и культуры на основе десятков самых разных племен и народов.

Всякая война – это противоборство между племенами и народами за место под солнцем, по этой причине война всегда оформляется не только во времени, но и «топографически» (от слова τόπος – место). Поэтому, читая и анализирую мифы о войнах Геракла, целесообразно освежить в памяти карту Древней Греции. На ней, если ее увеличить, можно разглядеть расположенную на северо-восточном побережье Эгейского моря покоренную Гераклом Трою, а на Пелопонесском полуострове – окружающие со всех сторон Аркадию сопредельные царства: Элиду, Мессению, Спарту (Лаконику), Ахаю, Арголиду, в которых воевал Геракл, а позже – его сыновья[iii]. На этой карте отмечены Фивы (в Беотии) – родина Геракла, Микены, царем которых он должен был стать, Аргос – родина царя Микен Эврисфея, город Тиринф, в котором жил Геракл, пока был на службе у Эврисфея, а также все другие города и царства, которые упоминаются в мифах о жизни Геракла уже после свершения им 12 подвигов.

 

Карта Древней Греции

 

 

1. Троя (Илион)[iv]

 

Война с троянским царем Лаомедон(т)ом – это первый из предпринятых Гераклом военных походов. Так он исполнял своё грозное обещание, которое дал, возвращаясь в Микены из страны амазонок с поясом Ипполиты[v], после того, как не получил обещанной Лаомедонтом платы за избавление троянцев от морского чудовища, посланного Посейдоном в наказание (опять же) за неуплату Лаомедонтом денег. В жертву этому чудовищу троянцы, бросив жребий, отдали царскую дочь Гесиону[vi]. За избавление троянцев от чудовища и спасение царской дочери Геракл потребовал двух белоснежных летающих коней Зевса, подаренных Громовержцем Лаомедонту в качестве компенсации за его сына Ганимеда, превосходившего всех своей красотой, взятого из-за этого на Олимп[vii]. В «Илиаде» Гомер сообщает, что «великий и мощный Геракл»

… приплывший сюда, чтоб взыскать с Лаомедона коней,
Только с шестью кораблями, с дружиною ратною малой,
Град Илион разгромил и пустыными стогны[viii] оставил![ix]
 

Аполлодор так описывает взятие Трои Гераклом:

– Приплыв к Илиону [Трое], он поручил охрану кораблей [своему другу] Оиклею[x], а сам с остальными участниками похода двинулся на город. Лаомедонт с войском подошел к кораблям и в сражении убил Оиклея, но был отогнан. Геракл со спутниками стали его осаждать. Во время этой осады [царь острова Саламин, участник похода] Теламон[xi], проломив стену, первым ворвался в город и <…>[xii] стал собирать в кучу лежавшие поблизости камни. Геракл спросил его, что он делает, и Тела­мон отве­тил, что соору­жа­ет алтарь Герак­лу Победи­те­лю. Геракл похвалил его; взяв город, он перестрелял из лука Лаомедонта и всех его сыновей, кроме Подарка, а Теламону в качестве почетного дара отдал Гесиону, дочь Лаомедонта. Гесионе Геракл разрешил взять с собой, кого она захочет из пленников. Когда же она выбрала себе [разумеется, своего брата] Подарка, Геракл сказал ей, что прежде Подарк должен стать рабом и только после этого, если она что-либо даст вза­мен, она сможет его взять. Тогда Гесиона сняла с головы покрывало и отдала его в уплату. По этой причине Подарк (ποδάρκης, быстроногий) и был назван Приамом (от слова πρίασ­θαι – купить)[xiii]. <…> Предав Трою огню и не оставив людей на ее дорогах, Геракл посадил Приама на трон, а сам отплыл в море[xiv].

Когда Геракл возвращался морем из-под Трои, Гера обрушила на его флот страшные бури. Разгневавшись на нее за это, Зевс подвесил Геру между небом и землей. Этот случай был описан Гомером так:

 

Быстро и грозно на Геру смотря, провещал громодержец:
<…>
Или забыла, как с неба висела? как две навязал я
На́ ноги на́ковальни, а на руки набросил златую
Вервь неразрывную? Ты средь эфира и облаков черных
С неба висела; скорбели бессмертные все на Олимпе;
Но свободить не могли, приступая: кого ни постиг я,
С прага небесного махом свергал, и слетал он на землю,
Только что дышащий; сим не смягчился б мой гнев непреклонный,
Гнев за страдания богоподобного сына Геракла,
Коего ты, возбудив на него и Борея и бури,
Злобно гнала по пустынному понту, беды устрояя;
К краю чужому его, к многолюдному бросила Косу.
Я и оттоле избавил его и в отечество паки
В Аргос цве­ту­щий при­вел совершителя подвигов многих,
[претерпевшего многие беды][xv].

 

Аполлодор, а еще ранее Гесиод[xvi], излагает суть этой истории более прозаично (во всех смыслах): Гера, мино­вав супру­же­ское ложе, роди­ла Гефе­ста. Зевс низ­верг его с небес­ных высот за то, что он помог свя­зан­ной Гере, кото­рую Зевс под­ве­сил на высотах Олим­па. При­чи­ной нака­за­ния было то, что Гера нис­по­сла­ла бурю на флот Герак­ла, когда он после взя­тия Трои воз­вра­щал­ся домой. Гефе­ста же, упав­ше­го на ост­ров Лем­нос и пока­ле­чив­ше­го себе обе ноги, спас­ла Фети­да[xvii].

 Когда Геракл уже подходил к острову Косу, его жители приняли корабль Геракла (единственный уцелевший из шести его кораблей) за пиратский и стали метать в него камни, не давая пристать к берегу. Поэтому Геракл высадился ночью, захватил остров и убил царя Эврипила, сына Посейдона и Астипалеи. В ночной битве Геракл был ранен сыном Эврипила Халкодонтом (Χαλκώδων, «меднозубый)[xviii], но Зевс унес его с поля сражения, и Геракл спасся[xix]. Вот как о событиях на острове Ко(о)с рассказал Гомер, вложив эту историю в уста бога сна Гипноса, который обращается к богине Гере:

В день, как возвышенный духом Геракл, порожденный Зевесом,
Плыл от брегов Илиона, троянского града рушитель:
В оный я день обаял Эгиоха всесильного разум,
Сладко разлившися; ты ж устрояла напасти Гераклу;
Ты неистовых ветров воздвигнула бурю на море,
Сына его далеко от друзей, далеко от отчизны,
Бросила к брегу Кооса. Воспрянул Кронид и грозою
Всех по чертогу рассыпал бессмертных; меня наипаче
Гневный искал и на гибель с неба забросил бы в море,
Если бы Ночь не спасла, и бессмертных и смертных царица[xx].

 

С пребываем Геракла на острове Ко(о)с, куда он попал не то по злобе Геры, не то по ее же совету, обращенному к Зевсу (в различных версиях по-разному), связывают битву олимпийских богов с гигантами – хтоническими чудовищами, которыми и оказались те самые «жители» острова, что закидали корабль Геракла камнями. Основные моменты этой битвы таковы:

Возмущенные тем, что Зевс заключил их братьев-титанов в Аид, 24 гиганта, рожденные богиней земли Геей, с длинными волосами и бородами, со змеиными хвостами вместо ног решили напасть на небо. Гера сказала Зевсу, что никто из богов не победит гигантов, что это сможет сделать лишь простой смертный, одетый в львиную шкуру, т.е. Геракл, причем только в том случае, если ему удастся найти волшебную траву, которая растет в потаенном месте, раньше своих врагов. Зевс велел Афине сказать об этом Гераклу. Кроме того, Зевс временно запретил светить Эос (заре), Селене (луне) и Гелиосу (солнцу). При свете звезд Геракл отправился туда, куда указала ему Афина, нашел волшебную траву и благополучно доставил ее на небеса. Олимпийцы теперь могли присоединиться к битве с гигантами. Геракл выпустил свою первую стрелу в Алкионея, предводителя гигантов. Он упал на землю, но тут же ожил и вновь поднялся, потому что это была его родная земля Флегры. Тогда Геракл по совету Афины взвалил Алкионея на плечи и перенес его в Беотию, где и убил дубиной. Тогда гигант Порфирион с огромной кучей камней, которую собрали гиганты, прыгнул на небеса и дал такой бой, что перед ним не смог устоять никто из богов. Порфирион бросил к Гере и был готов связать ее, как вовремя пущенная Эросом стрела ранила его в печень. Гнев его тут же прошел и уступил место страсти. Зевс, видя, что его жену вот-вот могут обесчестить, поразил Порфириона перуном. Порфирион вновь попытался встать на ноги, но вернувшийся в тот момент из Беотии Геракл смертельно ранил его стрелой. Тем временем гигант Эфиал схватился с Аресом и сбил его с ног, но Аполлон попал ему стрелой в левый глаз, а подоспевший Геракл попал в правый, и окончательно ослепший Эфиал скончался[xxi].

Красочное изложение этой битвы с участием Геракла, основанное на сочинениях Эврипида, Аполлодора, Диодора Сицилийского, Гигина, Страбона и Павсания представлено в книге А.Н. Куна «Легенды и мифы древней Греции» – «Геракл сражается с богами против гигантов»[xxii], а также в книге Роберта Грейвса – «Бунт Гигантов», где автор, в частности, справедливо заметил, что элементы фарса, присутствующие в описании битвы, более характерны для народного повествования, чем для мифа[xxiii]. Впрочем, стиль поздних пересказов древнего космологического мифа, на наш взгляд, отнюдь не ставит под сомнение само его существование[xxiv]. Здесь гораздо важнее включение фигуры Геракла в космологическую историю о битве Олимпийцев с гигантами, несмотря на всю кажущуюся хронологическую и географическую абсурдность такого включения. Смысл его состоит в том, что без участия человека уже ничто не происходит на земле – в глобальном значении – как среды обитания человека.

 

 

2. Элида

 

Второй военный поход Геракла, как и первый, внешне был также спровоцирован долгом. На этот раз герой взыскивал денежный долг с царя Элиды Авгия (Αὐγείᾱς – «сияющий»), сына бога солнца Гелиоса[xxv], чьи стойла, которые не чистились тридцать лет, Геракл взялся убрать за один день до захода солнца, но потребовал за свою работу деньги. Авгий не поверил ему и заключил пари, свидетелями которого (со стороны Авгия) был сын царя Филей, а со стороны Геракла (возможно) – его племянник Иолай. Однако Авгий не выполнил своего обещания даже после решения суда в пользу Геракла[xxvi].

Собрав войско в Аркадии и присоединив добровольцев из числа лучших воинов Эллады, Геракл отправился в поход против Авгия. Тот, услышав о том, что Геракл идет против него войной, поставил над войском Элиды полководцев Эврита и Ктеата, сросшихся близнецов, которые своей силой превосходили всех тогда живших на земле людей. Они были сыновьями элейской богини луны, колдуньи Молионы и двоюродного брата Авгия, Актора. Близнецов называли также сыновьями Посейдона, и женаты они были на близнецах-дочерях кентавра Дексамена. Случилось, однако, так, что Геракл заболел во время похода. Это было причиной того, что он заключил с Молионидами [т.е. близнецами, называвшихся по имени матери] мир. Но те, узнав о его болезни, напали на войско Геракла и многих перебили. Тогда Геракл отступил, но позднее, когда жители Элиды послали Молионидов в город Истм, где в тот момент проводились Истмийские игры, для принесения совместной жертвы Посейдону, Геракл убил их из засады, устроенной в Клеонах[xxvii]. После чего отправился походом на Элиду и, захватив город, убил Авгия и его детей, а затем вернул старшего сына Авгия, Филея, изгнанного отцом за то, что тот честно свидетельствовал на суде в пользу Геракла, на родину и передал ему царскую власть[xxviii]. Правда, элийцы еще долго поклонялись, как герою, лишь царю Авгию и только в царство спартанца Ликурга их заставили забыть вражду к Гераклу и совершать жертвоприношения также и в его честь[xxix]. Ведь Геракл был для элийцев завоевателем, по этой же причине они никогда не принимали участия в Олимпийских играх, основанным Гераклом[xxx].

 

 

3. Пилос[xxxi]

 

После взя­тия Элиды Геракл отпра­вил­ся похо­дом в Мессению, чтобы взять город Пилос[xxxii], поскольку тамошний царь Нелей (Νηλεύς, «безжалостный»[xxxiii]) поддерживал Авгия в войне с Гераклом. Взяв город, Геракл первым делом сразился с Периклименом[xxxiv] – самым отважным из сыновей царя Нелея. Периклимен во время сражения неоднократно менял свой облик. Этой способностью его наделил Посейдон. Вначале Периклимен обернулся львом, потом змеем, а затем сделал так, чтобы его никто не нашел, усевшись на мундштук бывшей под Гераклом лошади, приняв образ муравья, мухи или пчелы[xxxv]. Геракл по подсказке Афины узнал Периклимена и уже потянулся за своей дубиной. Тут Периклимен превратился в орла и чуть не выклевал Гераклу глаза, но стрела, пущенная Гераклом, вонзилась ему под крыло. От падения на землю стрела прошла дальше к его горлу – и Периклимен умер[xxxvi]. После победы над Периклименом Геракл убил Нелея и всех сыновей его, кроме Нестора, который, будучи еще совсем юным, воспитывался в это время у герениев[xxxvii].

Во время этого сражения Геракл нанес рану и Аиду, сражавшемуся на стороне жителей Пилоса[xxxviii]. Стоящая на страже справедливости Афина сражалась на стороне Геракла, а Пилос защищали Гера, Посейдон, Аид и Арес. Пока Афина сражалась с Аресом, Геракл выступил против Посейдона, вынудив его отступить. После этого Геракл с копьем в руке поспешил на помощь Афине и третьим ударом копья пронзил щит Ареса, а его самого опрокинул наземь. Копье уперлось в бедро Ареса, и Геракл с силой вогнал его в божественную плоть. Арес, страдая от боли, бежал на Олимп, где Аполлон смазал ему рану и залечил ее в течение часа. После чего Арес вновь ринулся в бой и сражался до тех пор, пока стрела Геракла не пронзила ему плечо, и тот покинул поле боя[xxxix]. Геракл отдал город Мессену Нестору с правом передачи его потомкам. Вскоре он возлюбил его даже больше, чем Гила или Иолая, поскольку Нестор первым поклялся именем Геракла[xl].

Эта история, пожалуй, самая «мифологичная», сродни мифам о подвигах Геракла, которую охотно расцвечивали Аполлоний Родосский и римские поэты.  Одни историки и мифологи связывают этот миф с нашествием ахейцев, другие – дорийцев, притом, что их разделяет минимум тысячелетие. Правильнее было бы сказать так: это миф о вторжении как таковом, причем изложенный с позиции завоевателей и потому обосновывающий необходимость и справедливость такого завоевания, исходя из конечного результата: почему есть то, что есть, а не что-то другое, что лишь могло бы быть. Хотя и это толкование не исчерпывает как исторического, так и философского смысла мифа о захвате Пилоса. На наш взгляд, суть его состоит в том, что – как это ни прискорбно – но никакого другого способа обеспечения мира и справедливости, кроме военного, человечество еще не изобрело. Поэтому Гераклу Помогает Афина, а сам он оттесняет Посейдона (символ враждебной ему стихии, т.е. сопротивление покоряемых племен), вступает в схватку с богом мертвых Аидом и даже ранит бога войны Ареса, вынуждая его, хотя бы на время, отступить[xli].

 

 

4. Спарта

 

После взятия Пилоса Геракл отправился походом против Лакедемона, чтобы наказать сыновей Гиппокоонта. Он гневался на них за то, что они сражались [против него] на стороне [царя Пилоса] Нелея, но более всего за то, что они убили сына Ликимния[xlii] – Ойона [друга Геракла, сопровождавшего его в походе]. Когда он рассматривал дворец Гиппокоонта, из дворца выбежала собака молосской породы и набросилась на него. Он кинул в собаку камнем и попал в нее, но тут же выбежали сыновья Гиппокоонта и забили его дубинами насмерть. Мстя за его смерть, и собрал Геракл войско против Лакедемона.

Накануне, Геракл про­сил царя Аркадии Кефея[xliii] принять участие в похо­де вместе с сыновьями, которых у того было двадцать. Но Кефей опасался, как бы аргивяны не напали на его страну, когда он оставит Тегею, и поэтому отка­зался. Тогда Геракл, взяв у Афины локон Горгоны в медном кувшине, дал его Стеропе, дочери Кефея, сказав при этом, что, если вражеское войско вторгнется, ей надо будет трижды поднять этот локон над стенами города, не глядя вперед, и тогда враг повернет вспять. После этого Кефей и его сыновья приняли участие в походе[xliv]. В сражении Кефей и его сыновья погибли. В этом же бою был смертельно ранен единоутробный брат Геракла, Ификл. После смерти он был провозглашен героем и похоронен со всеми почестями в Аркадии[xlv]. Геракл же убил Гиппокоонта и его сыновей, покорил город и привел назад Тиндарея[xlvi], передав ему царскую власть в Лакедемоне[xlvii].

Поскольку Гера не воспрепятствовала Гераклу, действовавшем в этом походе исключительно волей к завоеванию, т.е. волей Геры, он построил ей святилище в Спарте и принес в жертву коз за неимением ничего другого. Поэтому спартанцы, единственные из греков, называют Геру "поедающей коз" и приносят ей коз в жертву. Геракл также построил храм Афине Воздающей по Заслугам, а по дороге в Терапну поставил святилище Коталейскому Асклепию в память о своей раненой руке. Святилище в Тегее, названное "Общий очаг аркадцев", известно статуей Геракла, раненного в бедро[xlviii].

 

 

***

 

Если мифы о 12 подвигах Геракла начали складываться преимущественно в Крито-микенскую эпоху, то мифы о войнах Геракла главным образом уже в эпоху завоевания Греции дорийскими племенами, пришедшими с запада – юга и севера нынешней Италии. Неслучайно, во всех царствах, окружавших Аркадию, после того, как Геракл устанавливал власть своих ставленников (в основном из потомков покоренных им царей), в реальной (не мифической) истории у власти оказывались дорийцы[xlix]. С военной точки зрения, первая война с Троей, стоит особняком, так как причиной ее видится исключительно месть, а результат военной операции – пустой тратой времени и сил из-за удаленности земельных притязаний: слишком далеко и опасно для доставки войск и поддержания порядка на завоеванных территориях для тех «плавсредств» и средств связи. Последующие же походы с военно-политической точки зрения вполне объясняемы, если просто взглянуть на карту. Создание конгломерата государств с общими границами, имеющие открытые выходы в Эгейское, Средиземное и Ионическое моря – это достойная для любого завоевателя и правителя цель. Какие бы причины не заявлялись в качестве оправдания за начало этих войн (восстановление попранной справедливости, взимание долга) – результат говорит за себя. Три соседних с Аркадией государства с общими границами, исповедующие единую религию, связанные одной целью – это гегемоны в регионе, а может и в целом на материке. Может поэтому Гера и злилась из-за первого похода Геракла, тогда как в остальных трех военных походах она себя особо не проявляла, а в последнем и вовсе устранилась, что Геракл даже построил ей святилище. Впрочем, Гера была наказана Зевсом за бурю, посланную кораблям Геракла. Со стороны Зевса это был акт пресечения случайности в его «божественном промысле»: ведь дорийцы основывали свои поселения не только в Греции, но и на территории Малой Азии, в том числе в Троаде, столицей которой была Троя.

←Ваза в геометрическом стиле

 

Период завоевания Греции дорийцами приходится на так называемых «темные века» (а это порядка 700 лет). Еще это время называют эпохой «геометрического стиля», элегантного, но весьма примитивного в сравнении с Крито-микенской эпохой способа украшения сосудов[l]. Всё это стало причиной того, что Гесиод, живший в VIII - VII вв. до н.э., называл современное ему состояние общества обществом людей «железного рода», который пришел на смену золотому, связанного с правлением бога Кроноса, а затем идущими от Зевса серебряному, героическому и медному роду людей. Взгляд Гесиода крайне пессимистический:

 

Дети – с отцами, с детьми – их отцы сговориться не смогут.
Чуждыми станут товарищ товарищу, гостю – хозяин.
Больше не будет меж братьев любви, как бывало когда-то. <…>

Правду заменит кулак. Города подпадут разграбленью.

 

Излагая миф о ящике Пандоры, Гесиод пишет:

 

Женщина эта и беды лихие наслала на смертных.
Только Надежда одна в середине за краем сосуда
В крепком осталась своем обиталище — вместе с другими
Не улетела наружу: успела захлопнуть Пандора
Крышку сосуда по воле эгидодержавного Зевса.
Тысячи ж бед улетевших меж нами блуждают повсюду,
Ибо исполнена ими земля, исполнено море.
К людям болезни, которые днем, а которые ночью,
Горе неся и страданья, по собственной воле приходят
В полном молчании: не дал им голоса Зевс-промыслитель.
Замыслов Зевса, как видишь, избегнуть никак невозможно[li].

 

Если использовать определения Гесиода, то можно сказать, что именно «железным», а не «героическим человеком» предстает Геракл в мифах о его войнах. Каким был век, такими были и его герои. Однако видеть в этом исключительно «начало конца» цивилизации, культуры и нравственности вообще, как это позже представлял в своих «Метаморфозах» «последователь» Гесиода древнеримский поэт Овидий[lii], было бы ошибкой. Как известно, после «темных веков» в истории Древней Греции наступил, конечно, не «золотой век», но эпоха классической культуры, ставшая ядром европейской цивилизации, как западной, так и восточной. Классическая эпоха, как и всякая другая, определялась демографическим, экономическим, культурным и нравственным противостоянием двух основных субъектов: Спарты (прямого наследника дорийского «железного» Геракла) и Афин, где укрывались бежавшие от дорийцев потомки ахейцев, символом которых стал другой герой – Тесей[liii]. Если Спарта дала нам образец суровых нравственных и военных правил, то Афины – классические образцы искусства, философии и науки.

 

Тесей и Афина

 

 

[i] Гегель Г. Хитрость мирового разума. / Гегель Г. Лекции по философии истории. — СПб.: Наука, 1993. С.84-85. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. т.3. М., 1977. С. 365 и сл. Гобозов И.А. Гегель и философия истории. https://www.socionauki.ru/journal/articles/1315171/

[iii] Самую же подробную карту Древней Греции можно посмотреть здесь: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Butler_Peloponnesus_et_Gr%C3%A6cia_Meridionalis.jpg

[iv] Этот город имел три названия: первое - Дардан, второе - Троя, а третье – Илион. Об истории переименований города его первыми правителями сообщает Диодор Сицилийский. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1454004000#75

[vi] Лаомедонт посетил оракула Зевса Аммона, где услышал, что должен выставить Гесиону на морском берегу, чтобы чудовище пожрало ее. Но он упрямо отказывался сделать это до тех пор, пока все троянские знатные семейства не принесут в жертву своих дочерей. В отчаянии они обратились к Аполлону, который, будучи разгневан не меньше Посейдона, не стал их успокаивать. Тогда родители отправили своих детей в безопасные места за пределы страны, но Лаомедонт попытался заставить некоего Фенодама, оставившего трех своих дочерей дома, отдать одну из них на растерзание чудовищу. Фенодам произнес пламенную речь перед собранием, утверждая, что только один Лаомедонт виновен в нынешних несчастьях и должен пострадать, пожертвовав своей дочерью. В конце концов, было решено бросить жребий, в соответствии с которым Гесиону приковали к скале, где ее и обнаружил Геракл. См.: Грейвс Р. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/137.htm

[vii] Похищение Ганимеда Зевсом часто трактуется довольно пошло (мол, позарился на красивого мальчика), а между тем смысл этого сюжета очень глубок. Ганимед – покровитель брака, однако идеальный брак может существовать только на небесах. Цена похищенного Ганимеда (летающие по воздуху и бегущие по воде белоснежные кони, которых потребовал Геракл за спасение троянцев от чудовища) – это цена творчества, которую нередко приходится платить за счастливую семейную жизнь: либо-либо.

[viii] Стогны – площади.

[ix] Гомер. Илиада. Песнь V. Ст. 635-642. Перевод Н. Гнедича. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1344000005#638

[x] Оиклей - сын аргосского царя Амфиарая, друг Геракла.

(Источник: «Мифы Древней Греции. Словарь-справочник.» EdwART, 2009.)

https://rus-myphology-enc.slovaronline.com/3751-Оиклей

[xi] Теламон (др.-греч. Τελαμών — собственно «носитель», от τληναι) — в древнегреческой мифологии сын Эака и Эндеиды (либо, по Ферекиду, Актея и Главки), брат Пелея, отец Аякса Большого, Тевкра Теламонида и Трамбела; а также мифический предок Мильтиада. Царь острова Саламин. Неоднократно упомянут в «Илиаде» и «Одиссее» (XI 468). Его имя «теламон» — название ремня-перевязи для башенного щита, означало также «опора, поддержка» …  участвовал в войне Геракла с амазонками. По версии, погиб в походе Геракла на Элиду и был похоронен у берега реки Ароания (Аркадия). По более распространенной версии, пережил Троянскую войну. Действующее лицо трагедии Энния «Теламон». Теламон и Аякс почитались как покровители Саламина. Накануне морского сражения 480 г. до н. э. греки в молитве призывали их на помощь. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BD

[xii] Здесь Аполлодор рассказывает о том, как Геракл позавидовал Теламону: «Увидав, что Теламон проник в город первым, Геракл выхватил меч и устремился против него, не желая, чтобы кто-нибудь оказался более доблестным, чем он сам.» Однако такое, так сказать, «психологическое» объяснение (тщеславие и зависть), на наш взгляд, не очень убедительно. Это может быть таким же поверхностным суждением, как и то, что Геракл скинул Ифита с крепостной стены, потому что в тот момент вспомнил свои обиды во время неудачного сватовства к Иоле и враз обезумел. Либо этот эпизод просто придуман Аполлодором, либо, если он действительно имел место в древнем мифе, требует более основательного объяснения, исходя из объективной логики, а не психическими аффектами великого героя, который в этом случае становится больше похожим на самовлюбленного и обидчивого неврастеника. Да и Теламон выглядит льстивым трусом. Объясняя этот эпизод, надо иметь в виду, что Геракл брал приступом самый главный оплот Трои, а Теламон, знавший слабые места троянской крепости, которую строил его отец, с небольшим отрядом, пробив крепостную стену, действительно, вошел в город первым, но не это могло решить исход сражения, а сила и мощь Геракла. И Теламон не мог не понимать этого, потому и начал символически строить храм Гераклу-победителю.

[xiii] Аполлодор. Мифологическая библиотека. VI (4). http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680002

[xiv] Аполлодор III.12.7; Гомер. Цит. соч. VIII.283 и cл. и схолии к 284. Цит. по: http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/137.htm

[xv] Гомер V. 18-25. Пер. Н. Гнедича. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1344000015

[xvi] Гесиод Теогония. Ст. 927. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1425407001#920

[xvii] Аполлодор. Мифологическая библиотека. I (5). http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680001

[xviii] Халкодонт (др.-греч. Χαλκώδων, «меднозубый»). У Гесиода именуется Халконтом, сын Еврипила. У Феокрита Халконт, сын Еврипила и Клитии, вызвал источник Бурина на Косе, ударив коленом о скалу, к нему возводили родословную аристократы Коса. Противник Геракла, когда тот попал на Кос. Ранил Геракла, но побежден им. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D1%82_(%D1%81%D1%8B%D0%BD_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%B8%D0%BF%D0%B8%D0%BB%D0%B0)

[xix] Аполлодор. Мифологическая библиотека. VI (4). http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680002

[xx] Гомер. Илиада. Кн. XIV. Ст. 250-259. Перевод Н. Гнедича.  http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1344000014#250

[xxi] См.: Аполлодор I.6.1. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680001.

Гигин. Мифы. Вступление. http://annales.info/ant_lit/gigin/gigin00.htm.

Страбон Х.5.16. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1260100000.

Павсаний VIII.29.1-2. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1385000829.

Диодор Сицилийский IV.21. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1454004000.

Еврипид. Киклоп 5 и cл. http://lib.ru/POEEAST/EVRIPID/evripid2_8.txt.

[xxii] Кун А.Н. Легенды и мифы древней Греции. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1954. http://www.sno.pro1.ru/lib/kun/91.htm

[xxiii] Грейвс Р. Мифы Древней Греции / Р. Грейвс; Пер. с англ. К. П. Лукьяненко; Под ред. и с послесл. А. А. Тахо-Годи. - М. : Прогресс, 1992. - 620 с. © Издательство «Прогресс», 1992. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/33-37/35.htm

[xxiv] Как я уже подчеркивал, настоящий миф, как и живой язык, невозможно сочинить, он создается в определенную эпоху одновременно всеми и никем в отдельности, поэтому миф можно только реконструировать с разной степенью аутентичности и толковать.  https://www.topos.ru/article/ontologicheskie-progulki/gerakl-zhizn-posle-12-podvigov-2-opyt-istoriosofsko

[xxvii] Клеоны – город близ Немей, который легко спутать с городом Клеоны близ Лидии. Вблизи Немей Геракл убил Немейского льва. https://www.topos.ru/article/ontologicheskie-progulki/podvigi-gerakla-nemeyskiy-lev-opyt-istoriosofsko

[xxix] Атеней Х.412; Павсаний V.4.1 и 5.3-4. Цит. по: Грейвс Р. Завоевание Элиды. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/138.htm

[xxx] Павсаний V.2.2-3. Цит. по: Грейвс Р. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/138.htm

[xxxi] Название города (а с таким названием их в Древней Греции было несколько), вероятно, образовано от слова πίλος, πίλησις – 1) валяная шерсть. войлок; 2) всё, что сделано из войлока. Словарь А.Д. Вейсмана. СПБ, 1899. С.1002, а также словарь И.Х. Дворецкого   https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-50757.htm.  Но очень любопытно сближение И.Х. Дворецким этого слова со скифским произношением πιλήσει как φιλέω – любить, относится по-дружески, принимать радушно, целовать. https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-50756.htm + https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-65957.htm

[xxxii] Аполлодор. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680002. Вторже­ние Герак­ла в Пилос (в этом мифе образ Герак­ла сим­во­ли­зи­ру­ет наше­ст­вие дорий­цев) опи­са­но Гоме­ром (Il. XI, 690 sqq.). Рас­коп­ки на месте древ­не­го Пило­са обна­ру­жи­ли следы силь­ных раз­ру­ше­ний, быв­ших резуль­та­том, по-види­мо­му, втор­же­ния заво­е­ва­те­лей. Ср. так­же: С. Я. Лурье. Язык и куль­ту­ра Микен­ской Гре­ции. М.—Л., 1957, стр. 191.

[xxxiv] Периклимен. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD_(%D1%81%D1%8B%D0%BD_%D0%9D%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%8F)  Имя Периклимен Περικλύμενος, от περίκλυστος - отовсюду омываемый, окруженный морем https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-49830.htm, а постпозит. частица μέν подчеркивает утверждение со смыслом конечно, право (же), же, (да) ведь, -то, вот, именно. https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-40829.htm ),

[xxxv] Множество обликов Периклимена, возможно, является аллегорией многообразия форм сопротивления завоеванию Геракла со стороны местных (ахейских) племен.

[xxxvi] Грейвс Р. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/139.htm. Аполлоний Родосский I.156—160; Евстафий. Комментарий к "Одиссее" Гомера XI.285; Схолии к "Илиаде" Гомера II.336 и XI.286.

[xxxvii] Герении от названия Γέρηνον города в Мессении. https://classes.ru/all-greek/dictionary-greek-russian-old-term-13293.htm По определению Э. Курциуса, это ном (район) Зарната в Мессении, впоследствии принадлежала к Лаконии; здесь родился Нестор или бежал сюда в то время, когда Геракл разрушил Пилос; от того название Γερήνιος ι̉ππότα Νέστωρ и Γερήνιος ου̃ρος Άχαιω̃ν. Il. 10, 102. 11. 840. 15, 659; Strab. 8, 340. 360. Ныне этот эпитет производят то от γέρας, то от γέρως и толкуют в смысле «бодрый старец». Реальный словарь классических древностей. Под редакцией Й. Геффкена, Э. Цибарта. — Тойбнер. Ф. Любкер. 1914. https://dic.academic.ru/dic.nsf/lubker/4759/%D0%93%D0%95%D0%A0%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%AF

[xxxviii] Аполлодор http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680002

О ране­нии Аида Герак­лом упо­ми­на­ет­ся в «Илиа­де» (V, 395). Схо­ли­аст (так называют древних комментаторов, часто безымянных) к это­му месту заме­ча­ет, что Геракл ранил Геру, кото­рая вме­сте с Аидом, Аре­сом и Посейдо­ном сра­жа­лась на сто­роне царя Нелея. По-види­мо­му, Аид был тем боже­ст­вом, культ кото­ро­го был свя­зан с пле­ме­нем Нелея (не исклю­че­но, что и в самом Нелее скры­то какое-то хто­ни­че­ское боже­ство; см.: M. Sakеlla­riоu. La mig­ra­tion grec­que en lo­nie. At­he­nes, 1958, p. 50). http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680002#n183

[xxxix] Захват Пилоса, вероятно, является еще одним событием в нашествии ахейцев на Пелопоннес в XIII в. до н.э. Гера, Посейдон, Гадес (Аид) и Арес, т.е. более древние божества, помогали Элиде. Молодые божества Афина, повторно рожденная из головы Зевса, и Геракл, как сын Зевса, противостояли им. Ранение Гадеса представляет Геракла как воина, которому было суждено обмануть смерть и стать бессмертным; более того, согласно Гомеру ("Илиада" V.397 и cл.), Геракл ранил Гадеса "у Пилоса среди трупов", что с таким же успехом могло означать "у врат подле мертвых", причем ворота были воротами подземного мира, возможно, на далеком Севере. Если это так, то Гадес — это тот же Крон, которого Геракл победил на Эрифии — острове мертвых, а сам поединок дублирует двенадцатый подвиг, во время которого он посетил преисподнюю. Пилосские союзники Геракла, которым во многом помогала Афина, характеризуются Гомером ("Илиада" XI.627 и 760) как ахейцы, хотя династия Нелея на самом деле была эолийской. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/139.htm

[xl] Грейвс Р. Захват Пилоса. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/139.htm. Дана ссылка: Павсаний II.18.6; Филострат. Диалог о героях 2.

[xli] На современном политическом языке это называется «принуждением к миру».

[xlii] Ликим­ний — вне­брач­ный сын Элек­три­о­на, свод­ный брат Алк­ме­ны и дядя Герак­ла. Мате­рью Ликим­ния была Мидея, в честь кото­рой назва­на гора близ Тирин­фа с микен­ским посе­ле­ни­ем на вер­шине. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1454004000#n178

[xliii] Кефей, сын Ликур­га, был царем в Арка­дии (ср.: Apoll. Rhod. Ar­gon. I, 166, где ука­зы­ва­ет­ся, что он был сыном Алея, одним из арго­нав­тов, бра­том Амфи­да­ман­та). http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1454004000#n178

[xliv] У тегейцев в качестве оберега на городских воротах могла быть изображена голова Медузы Горгоны. Напасть на такой город означало обесчестить богиню-девственницу Афину. Этот предрассудок насаждался афинянами. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/140.htm

[xlv] Аполлодор. Цит. соч.; Пиндар. Цит. соч. Х.31-33; Павсаний V.2.1 и VIII.14.6; Элиан. Пестрые рассказы IV.5. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/138.htm#5.

[xlvi] Гип­по­ко­онт и Тин­да­рей — сыно­вья спар­тан­ско­го царя Ойба­ла (Тинда­рей — закон­ный, Гип­по­ко­онт — вне­брач­ный, но стар­ший), после смер­ти отца боров­ши­е­ся друг с дру­гом за пре­стол. Женой Тин­да­рея была Леда — мать бра­тьев-близ­не­цов Полидев­ка и Касто­ра (т. н. Дио­с­ку­ров), а так­же Елены и Кли­тем­не­стры. http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/141.htm.

[xlviii] Павсаний III.15.7; III.19.7 и VIII.53.3. Цит. по: http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/140.htm

[xlix] Всякий раз, когда Геракл оставлял ахейский, этолийский, сицилийский или пеласгийский город для последующей передачи своим потомкам, это служило основанием для захвата этого города дорийцами (см. 132. q и 4; 143. d и 146. е). http://www.sno.pro1.ru/lib/graves/118-147/140.htm

[li] Гесиод. Труды и дни. Ст. 93-105. http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1425407002

[lii] Чернышев Ю.Г. Гесиод и Овидий: опыт источниковедческого анализа античных описаний «золотого века». http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1407697303

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS