Подвиги Геракла. Критский бык (Опыт историософско-антропологического прочтения)

 

 

Седьмой подвиг Геракла – усмирение Критского быка (тавра). Этим мифом начинается следующий цикл историй о подвигах, которые герой совершает уже за пределами Пелопоннеса, отправляясь поочередно на юг, север, запад и восток. Объективно, эти подвиги, как и предыдущие, совершены во имя процветания символической Аркадии и развития человеческого рода в целом.

А.Н. Кун так излагает суть седьмого подвига Геракла:

 

Чтобы выполнить седьмое поручение Эврисфея, Гераклу пришлось покинуть Грецию и отправиться на остров Крит. Ему поручил Эврисфей привести в Микены критского быка. Этого быка царю Крита Миносу, сыну Европы, послал колебатель земли Посейдон; Минос должен был принести быка в жертву Посейдону. Но Миносу жалко стало приносить в жертву такого прекрасного быка – он оставил его в своем стаде, а в жертву Посейдону принес одного из своих быков. Посейдон разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему острову носился бык и уничтожал все на своем пути. Великий герой Геракл поймал быка и укротил. Геракл сел на широкую спину быка и переплыл на нем через море с Крита на Пелопоннес. Геракл привел быка в Микены, но Эврисфей побоялся оставить быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуя опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и, наконец, прибежал в Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой Тесей[i].

 

В реконструкции этого мифа у Р. Грейвса есть существенное замечание: многие до сих пор отказываются отождествлять Критского и Марафонского быков[ii]. Таким образом, сразу возникает вопрос, было ли у седьмого подвига Геракла продолжение в виде победы афинского героя Тесея над Марафонским быком или это «совсем другая история»? От решения этого вопроса зависит понимание смысла победы Геракла над Критским быком. Решить этот вопрос вряд ли возможно, анализируя буквальное содержание дошедших до нас античных источников. Скорее, наоборот, – понимание аллегорического содержания мифа о Геракле позволит нам ответить на вопрос, связаны ли между собою подвиги двух мифологических героев.

 

***

Разгадка седьмого подвига Геракла, отправившегося через море на юг от Пелопоннеса, как всегда, кроется уже в самом словосочетании – «Критский бык».

Образ быка в мифологии занимает одно из центральных мест. Он означает не только очевидное – мужскую мощь и плодовитость, но и земное воплощение бога, олицетворяя победу над звериной природой человека и жизнь, прошедшую через смерть. Бык символизировал власть, обретенную в борьбе, в схватке с соперниками. Например, у аккадцев «сломать рог» означало «преодолеть, победить». У греков бык считался атрибутом Зевса, как небесного бога, а также Диониса, который изображался с рогами, а иногда и с головой быка. Голова быка означала жертву и смерть. Сексуальный символизм быка подтверждается оргийными обрядами с участием быков в честь Диониса, а также тем, что Зевс предстал перед красавицей Европой в образе смирного белого быка, чтобы похитить ее. Образ быка связан и с Посейдоном, виночерпиями которого в Эфесе были «быки». Быка приносили в жертву и богу землетрясений (всё тому же Посейдону[iii]): «Быку возрадуется тот, кто Землей потрясает» (Гомер). Греки приносили быка в жертву еще одному могущественному богу – Аполлону, поскольку бык – это еще и мужской символ Солнца. Стада «Солнечных быков» в античной мифологии – это облака, которые приносят на Землю живительные дожди, а обливание бычьей кровью во время религиозных ритуалов символизировало поток Жизни. Древние критские культы делали быка объектом атлетических танцев – перепрыгиваний, в которых человек пытался доказать свое превосходство и ощутить вкус победы над тупой животной природой зверя[iv].

Таким образом, само название мифа о седьмом подвиге Геракла указывает на основной смысл усмирения Критского быка – овладение человеком сил природных стихий. Если в мифах о Немейском льве, Лернейской гидре и Стимфалийских птицах речь шла о выживании человека в царстве природы, то миф о Критском быке повествует об усмирении и даже частичном и временном подчинении природных стихий воле человека.

То, что в мифе о Геракле бык связан именно с Критом, – далеко не случайность. Для древних греков Крит – место рождения самых могущественных богов и множества других мифологических персонажей, в том числе царей, создававших государственность как таковую, то есть законы жизни общества[v].  Именно на Крите Рея родила Зевса (там же находится и его символическая могила), здесь родились его дети Аполлон и Артемида, Афина и Дионис. Здесь Гера стала женой Зевса. Старшая сестра олимпийских богов, хранительница домашнего очага богиня Гестия[vi] основала древнейшую столицу Крита – Кносс (Κνωσσός), а Гефест, сын Зевса и Геры, – древнейшую царскую династию, став отцом первого царя Крита Радаманта[vii]. Сюда же привез Зевс похищенную финикийскую царевну Европу (похищение Европы символизировало преемственность Крито-микенской цивилизации с Финикийской культурой, давшей грекам письменность, а через нее – с Египетской и Шумерской цивилизациями). Именно поэтому, продолжив (разумеется, по велению богини Геры и приказанию царя Эврисфея) свершение своих подвигов за пределами Пелопоннеса, Геракл в первую очередь отправляется на юг, ибо там – родина Олимпийских богов и государственных законодателей. Чтобы понять смысл и величие седьмого подвига Геракла, необходимо обратить внимание на те события, которые предшествовали усмирению Гераклом Критского быка, и те, к которым привело это великое деяние героя.

 

***

История об усмирении Гераклом Критского быка началась задолго до этого, а именно с похищения Зевсом Европы (Εὐρώπη)[viii], дочери финикийского царя Феникса, которую громовержец, обернувшись быком (!), увез на своей спине на остров Крит. Там Зевс принял вид красивого юноши и овладел ею. От этого союза родились три сына – Радамант (названный в честь древнего царя Крита, сына Гефеста), Минос и Сарпедон. Впоследствии Европа вышла замуж за Астериона, царя Крита, который, умирая бездетным, оставил власть усыновлённым и воспитанным им сыновьям Европы и Зевса[ix]. Первым царствовал Радамант, прославившийся своей справедливостью. Он дал Криту законы. После смерти Радамант стал судьей в Аиде[x], а между его братьями, Миносом и Сарпедоном, началась борьба за трон, принявшая вид соперничества за любовь сына Аполлона и Акакаллиды Милета[xi], символизировавшего наслаждение властью. Поскольку юноша отдавал предпочтение Сарпедону, Минос начал с младшим братом войну. В этой схватке за власть и любовь Минос испросил победы у Посейдона, и тот послал ему силу и мощь в образе белого быка, вышедшего из морских глубин[xii]. Сарпедону же пришлось бежать с Крита. Зато Зевс даровал ему три жизни, и погиб он, как герой, от меча Патрокла уже в Троянской войне[xiii].

Став царем Крита, Минос должен был принести в жертву (в сущности, вернуть) Посейдону его белого быка, но жажда обладания этим символом природной мощи, о которой и по сей день мечтает всякий правитель на земле, взяла верх. Поэтому Минос принес в качестве священной жертвы вместо быка Посейдона обычного быка. Разгневанный попыткой обмана, Посейдон наслал на посланного быка бешенство, и тот стал в слепой ярости крушить всё, что попадалось на его пути. Усмирить его, спасая Крит, где зародилась Крито-микенская цивилизация, от взбесившейся природной стихии, и привести быка в Микены и было приказано Гераклу. Таким образом, в мифе о седьмом подвиге – наряду с основным (подчинением природных стихий воле человека), – обнаруживается и другой смысл – спасение уже имеющейся культуры от безрассудства неутолимой жажды могущества земных правителей и распространение этой культуры на Пелопоннесе.

Напуганный бешенством быка, царь Минос предложил Гераклу всяческую помощь в усмирении быка, но герой отказался. На Крите, где сила быка была мерилом силы мужчин, а минойские акробаты совершали сальто с опорой на острые бычьи рога[xiv], согласиться на такую помощь было бы равносильно трусости. Как когда-то Немейского льва, Геракл усмирял Критского быка голыми руками, схватив его за рога. Это была схватка природной стихии и небесного начала, материи и закона, Посейдона и отца Геракла Зевса. Победил закон. На спине усмиренного белого быка Геракл поплыл через море к берегам Пелопоннеса, а затем привел быка в Микены.

Царь Эврисфей, символ пустого пространства, как обычно, отказался от столь опасного трофея и отпустил быка Посейдона на волю, после чего бык натворил еще нимало бед и на полуострове. На словах Эврисфей принес его в жертву Гере, но та отказалась. Ведь подарить Гере, бешенного быка, одержимого слепой энергией (волей), каковой и была сама богиня, это все равно что подарить человеку нечто, что изначально у него имеется и ему принадлежит. Сначала Гера отправила Критского быка в Спарту, а затем опять в Аркадию и через Истм [в древности название Коринфского перешейка] – в аттический Марафон, где и тут бык продолжал бесчинствовать. Там афинский герой Тесей[xv] (по распоряжению своего отца царя Эгея, в которого перевоплощался Посейдон, зачиная Тесея) либо убил быка, либо пленил и живым привел в столицу, но в любом случае принес в жертву богине мудрости Афине. Символика перемещения Критского быка достаточно очевидна: овладение силами природы сначала всегда предпринимается для укрепления власти (Крит), затем эти силы используются для войны (Спарта), потом находят свое место в искусстве и мечте (Аркадия), продолжаются спортивной игрой, синтезом войны и искусства (Марафон), но в каждом конкретном случае всё должно заканчиваться мудростью (Афины) в использовании практически безграничных по своей мощности сил природы.

 

 

 

[iv] См.: Бык.

[viii] Εὐρώπηё, возможно, от финикийского «закат солнца», или «Запад»; по другой версии А.Ф. Лосева – «широкоглазая», то есть «подобная Луне», что, на мой взгляд, больше соответствует этимологии древнегреческого слова: εὐρο – обширный, широкий. Лосев А.Ф. Европа. – Советская энциклопедия. – М., 1987. – Т. 1. С. 419–420.  С этим значением согласуется и причастие εὔροπος, которое означает «легко скользящий».

Последние публикации: 

Комментарии

Буду цитировать

//..овладение силами природы сначала всегда предпринимается для укрепления власти (Крит), затем эти силы используются для войны (Спарта), потом находят свое место в искусстве и мечте (Аркадия), продолжаются спортивной игрой, синтезом войны и искусства (Марафон), но в каждом конкретном случае всё должно заканчиваться мудростью (Афины) в использовании практически безграничных по своей мощности сил природы.\\

Лучше не скажешь!

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".