Комментарий |

Ноосфера и живая этика (достоверности, заблуждения и фальсификации) (4)

***

                                 Есть два типа мудрецов: свечи и подсвечники;
                                 Один светильник разума – благо, много светильников – это пожар.

Итак, при всех достоинствах творческой индивидуальности Е.И.Рерих
самым важным и основополагающим атрибутом феномена этого имени
является органическая и генетическая её связь с русской
духовной доктриной и русской духовной школой. В реальности этой
связи аккумулируются все постигающие моменты и отсюда
исходят те определяющие критерии, какие сублимируются под
названием Живой Этики. И самым существенным в духовном отношении
свойством, имеющим мировоззренческое качество, выступает при
этом идеалистическая природа комплекса Живой Этики, поданная
Е.Рерих через опосредование индусской йоги (Агни Йога) и
обусловленная сущностью русской концепции человека как культа
личности. Одно только это делает учение Е.Рерих гнозисом,
идеологически отстранённым от материалистической концепции
эволюции. (В теории современного космизма признаётся, что «И
дух, и материя составляет единое целое» (Л.В.Шапошникова), то
есть идеалистическая система Е.Рерих и материалистическая
концепция эволюции образуют общее эклектическое (говорят,
синтетическое) соединение. В дальнейшем будет обоснована
порочность такой связки).

Таким образом, родственная связь учения Рерих с русской духовной
философией и его идеалистическая природа в совокупности слагают
самое главное противопоказание возможности совмещения
сентенции Живой Этики (Агни Йоги) с монументальной директивой
космической эволюции, – и этот антитезис дан со стороны Живой
Этики. На очереди аналогичное противопоказание, выявленное с
помощью внутренних, имманентных качеств самой концепции
космической эволюции.

Уже сообщалось, что теория космической эволюции, включающая в себя
учение Живой Этики, единодушно признаётся важнейшим
гносеологическим достижением современной мысли, и одновременно
числится самым глобальным и универсальным гнозисом в истории
науки. «В сущности, – отмечает один из наиболее активных
специалистов в этой отрасли С.Р. Аблеев, – Учение Живой Этики
представляет собой не что иное, как достаточно разработанную и
оформленную теорию космической эволюции человека. Эта проблема,
по убеждению большинства специалистов, в Учении является
центральной. И именно с ней тесно переплетаются другие аспекты
Живой Этики – онтологические, космологические, этические,
гносеологические, психологические, социальные и культурные».

Особенность современной гносеологии состоит в восприятии человека
главным детерминатором познания, как в сфере философии, так и
в области науки, – то есть в лице человека осуществляется
особая процедура, где сочленяются философская отвлечённость и
научная обстоятельность. Поэтому самую достоверную
информацию с познавательной стороны концепция космической эволюции
даёт только через человека, как объекта познания. Главный
идеолог космического эволюционизма, приведенного к Живой Этике,
академик Л.В.Шапошникова отчётливо представила эту функцию:
«Осмысливая место человека в системе космической эволюции,
создатели Живой Этики утверждали, что "человек является
источником знания и самым мощным претворителем Космических Сил",
что он есть "часть Космической энергии, часть стихий, часть
разума, часть сознания высшей материи". Человек в своем
бытии не может быть отделен, обособлен от энергетической
структуры Космоса. Он несет ее в себе и поэтому живет по тем же
законам, что и Космос. Взаимодействие энергетических структур
мироздания в процессе энергоинформационного обмена с
человеком является главной движущей силой его космической эволюции.
Сам этот процесс обширен, сложен и мало изучен современной
наукой. Однако лишь в результате него происходят те вспышки
энергии, которые продвигают человечество. Человек вступает в
энергоинформационный обмен с себе подобными, объектами,
находящимися на поверхности планеты, с самой планетой, а также с
различными космическими телами, в первую очередь с Солнцем,
планетами Солнечной системы, созвездиями Зодиака,
созвездием Орион и, наконец, с мирами иных измерений и иных состояний
материи. В результате такого обмена энергетический
потенциал человека и космических тел меняется и создает условия для
их эволюционного продвижения. Сама же энергетика есть
первопричина всех процессов, происходящих в Космосе. Она же играет
основную роль и в переходе сознания человека от состояния
объекта эволюции к ее субъекту. Расстояние, отделяющее объект
эволюции от ее субъекта, есть путь духовно-культурного
совершенствования человека, в итоге которого происходит переход
от пассивного и неосознанного участия человека в эволюции к
активному и осознанному. Человек обретает знания и
способности влиять на ход и качество эволюции, соблюдая великие
законы Космоса. Эволюционные процессы Космоса развиваются
согласно его объективным законам. Эти же законы определяют общие и
частные цели эволюции и свидетельствуют о приоритете духа,
который авторы Живой Этики рассматривают как силу природы и
энергетическое явление. Искра такого духа находится в каждом
человеке и живет и действует в нем согласно великим законам
согласно великим законам Космоса, с одной стороны, и его
свободной воле – с другой».

И продолжает далее: «Именно человек, осознавший себя, в состоянии
понять свою двойственность, в которой заключены не только дух
и материя, но и небесное и земное, мир плотный и мир тонкий,
мир эволюции и мир инволюции, мир Высший и мир низший. В
данном случае именно человек выступает главным инструментом
эволюции, без которого был бы невозможным процесс
одухотворения материи, перехода её из одного состояния в другое, более
высокое».

Невзирая на провозглашение человека «главным инструментом эволюции»,
тем не менее, в данной декларации утверждается не что иное,
как обезличивание человека, ибо, разрабатывая теорию
космической эволюции, академик Л.В.Шапошникова объявляет:
«Мироздание представляло собой грандиозную, одухотворённую
энергетическую систему, и человек в ней является лишь одной из многих
структур, тесно связанной с остальными и взаимодействующий
с ними» (Л.В.Шапошникова «Огненное творчество космической
эволюции»). Этот силлогизм не просто напоминает, он есть тот
же античный тезис, увеличенный до космических размеров:
человек – вещь среди вещей. Эта истина, данная Протагором
«Человек есть мера всех вещей, существующих – для их существования,
несуществующих – для их несуществования», была положена
Аристотелем в основу древнегреческой натурфилософии. Хотя
аналогия с давно закончившейся эпохой не может не казаться
сомнительной честью для воззрения, которое настойчиво пророчат на
роль «новой системы познания» и «нового космического
мировоззрения», но древние греки создали первую материалистическую
систему и она, как вечная истина, была проявлена в
современной теории космической эволюции, поскольку здесь принята роль
человека, лишённого статуса демиурга. Уже упоминавшаяся
Наталья Шлёмова в расширенном виде представляет эту мысль:
«Следовательно, земной человек – существо промежуточное,
переходное, то, что надлежит преодолеть («канат, натянутый между
зверем и сверхчеловеком», – по Ницше). Точнее сказать, человек
является не венцом, а звеном в цепи космической эволюции
.
Человеческая монада эволюционирует из мира в мир, с планеты
на планету в Беспредельности, потому нельзя ограничивать
жизнь человека понятиями одной Земли, которая сама всего лишь
одна из ступеней Космической Жизни, но не центр мироздания,
согласно средневековым воззрениям. Живая Этика уточняет, что
Земля есть водораздел между высшими и низшими мирами нашей
Солнечной системы, что обусловлено её срединным положением,
человеку же дана свобода выбора между эволюцией и инволюцией».
Именно позиция, рассматривающая человека «лишь одной из
многих структур», есть причиной, следствием которой неизбежно
является материализм и не просто точкой зрения, а
действительным мировоззренческим кодексом. Поэтому русская духовная
философия, исповедующая культ личности, как высший ранг
демиурга, имеет себя непритворным антагонистом эволюции в целом,
как средства познания, и концепции космической эволюции, как
ноуменального качества мысли.

Устанавливая философские основы нового учения Живой Этики, как
адеквата космической эволюции, Л.В.Шапошникова теоретизирует: «И
то, что мы называем духом, и то, что определяем как материю,
есть различные состояния все той же материи. С этой точки
зрения Живая Этика есть наиболее материалистическая
философская система. Для нее не существует "невещественного начала".
Дух, согласно Живой Этике, есть энергия. Энергия же,
являющаяся в структуре мироздания главным компонентом, не может
существовать без материи. Состояние материи в конечном счете
обусловливается уровнем вибрационности энергии, связанной с
данным видом материи. И дух, и материя составляют единое
целое, которое Живая Этика называет духо-материей.» (Об этой
связке речь будет идти в дальнейшем). Уже упоминавшиеся
Л.М.Гиндилис и В.В.Фролов представили чеканную формулу
материалистического эволюционизма: «Дух есть сублимированная материя, а
материя есть кристаллизованный дух
» (выделено авторами) и
продолжают «Согласно Живой Этике, в основе Мироздания лежит
материя, понимаемая в самом широком смысле. Она включает как те
формы материи, которые изучаются современной наукой, так и
более тонкие формы, которые науке пока не известны. Мир
развивается по Космическим Законам, изучение которых является
важнейшей задачей человечества. В развитии Вселенной принимает
участие Космический Разум, частью которого является
человечество Земли… Таким образом, энергетическое мировоззрение
Живой Этики придает материализму универсальный характер,
анализируя в своих границах все явления Мироздания. «Нужно до
такой степени обосновать материализм, чтоб все научные
достижения современности могли войти конструктивно в понятие
материализма одухотворенного» [«Учение Живой этики» Т.1.1993
С.286]».

Итак, в теории космической эволюции появились новые понятия –
«Космический Разум» и «одухотворённый материализм», и, видимо, под
их влиянием Г.И.Наан заявил: «Мы в принципе сейчас уже в
состоянии представить всю эволюцию Вселенной, включая
возникновение жизни, человека и общества, как некий единый процесс
самодвижения, самоорганизации и самоусложнения материи»
(Г.И.Наан «К проблеме космической цивилизации». Журнал «Будущее
науки», 1984, с.269). Но всё осталось в области смелых
допущений… Открытием здесь служит отнюдь не то, что эволюция,
взятая в научном качестве, с философской стороны предстаёт в
форме материалистической системы, а то, что данная система
проявляет ощутимые черты воинственного характера. Следовательно,
концепция космической эволюции обладает признаками, которые
относят её к разряду воинствующего материализма, что
заставляет вспомнить философию советского ленинизма.

Гностической стержневой опорой, и одновременно онтологической
определённостью, в теории космической эволюции выступает
энергетический фактор, который Л.В.Шапошникова называет «внеземной
силой», какой обладает дух (сознание), и утверждает, что «Сама
же энергетика есть первопричина всех процессов,
происходящих в Космосе». Однако общефилософское и общепринятое
представление о духовном (сознательном) как идеалистической
инстанции, которая прямо противостоит существенности
материалистического состояния, здесь не фигурирует, а всё энергетическое
(по определению, духовное, идеалистическое) склоняется к
материальному в его эмпирическом ощущении. Идеологи современной,
но не рериховской, Живой Этики снимают это очевидное
противоречие в теории космической эволюции за счёт априорного, по
сути дела, легковесного исключения противоположности духа и
материи
. Л.М.Гиндилис и В.В.Фролов таким образом
разделываются с этим, одним из сложнейших мыслительных оборотов
человеческого творчества: «Согласно Живой Этике, духовное и
материальное не противопоставляются друг другу как две
противоположности, а рассматриваются как обладающие одной и той же
энергетической, или, что то же самое, материальной
природой…Концепция энергетического единства Духа и Материи, на наш взгляд,
представляет собой качественный прорыв в развитии
философского, научного мировоззрения, так как снимает надуманное и
искусственное разделение между духовными и материальными
явлениями». Энергетический аспект является самой большой новацией
теории космической эволюции и его решение через
отождествление духа и материи составляет гностическую специфику самой
теории, и здесь кроется качественное своеобразие этой системы
мировоззрения. В дальнейшем изложении этой теме будет
посвящён отдельный раздел.

Л.В.Шапошникова предоставляет следующее суждение по поводу
энергетического контекста теории: «Живая Этика определяет эту
"внеземную силу" как космический магнит, направляющий ритмы
энергетики всей Вселенной. Под "магнитом" в данном случае имеется в
виду энергетическая пространственная структура
одухотворенного Космоса, обладающая свойством притягивать и распределять
различные энергии. На подобных магнитах держится весь
механизм энергообмена. Космический магнит проявляет себя на всех
энергетических уровнях, взаимодействует со всеми
энергетическими процессами и влияет на все стороны космического бытия.
Наша Вселенная, являясь своеобразной аурой космического
магнита, живет и действует в его ритме. Этот ритм регулирует
приток и отток энергий, образование и распад энергетических
форм и отбор наиболее устойчивых из них. С космическим магнитом
связано зарождение и развитие сознания человека, в ритме
этого магнита он улавливал то, что называлось велением
Космоса, или волей Бога, которая толкала его на то или иное
историческое действие»

В другой работе Шапошникова ещё более отчётливо внедряет
энергетический ракурс в концептуальную ткань теории эволюции:
«Жизнедеятельность Космоса поддерживается энергетическим обменом
между различными составляющими его структурами. Космическая
эволюция человечества есть по сути своей энергетический процесс,
в основе которого лежит всё тот же энергетический обмен.
Последний является главной движущей силой эволюции»
(Л.В.Шапошникова «Огненное творчество космической эволюции)

Википедия – свободная энциклопедия изложила удачную лаконичную
аннотацию учения космической эволюции: «Мироздание – это
целостная энергетическая структура. Все её части, включая и
человека, взаимодействуют между собой в энергоинформационном обмене,
который рассматривается как одна из движущих сил
космической эволюции. В основе Мироздания лежит материя, в понятие
которой включены как формы, изучаемые современной наукой, так и
более тонкие, науке пока не известные. Множественные миры в
космосе образуются за счёт существования и развития разных
состояний материи с различным числом измерений. Вселенная
развивается по космическим законам. В её развитии принимает
участие Космический Разум, частью которого является
человечество Земли. Поэтому изучение космических законов является
важнейшей задачей человечества».

Что же представляют собой данные «Космические Законы»? Шапошникова
перечисляет их: «…энергетическая система Мироздания живёт и
развивается согласно Великим Законам Космоса, таким, как
Закон Кармы, или причинно-следственных связей, Закон
соответствия формы и энергии, Закон космического сотрудничества, Закон
гармонии двух начал, и многим другим». К.С.Соколова
эмоционально дополняет кодекс Великих Законов Космоса: «Сам же
Космос – это одухотворенная сложная энергетическая структура,
существующая и развивающаяся согласно Великим законам, которым
подчинено все, начиная от первоклетки, несущей будущую
жизнь, и кончая гигантскими туманностями галактик. Этими Законами
определяется движение планет и рост природных структур,
зарождение звезд и поведение человека, развитие Вселенной и
особенности человеческой истории. Вне этих законов в Космосе
ничего не существует. В человеческом обществе также. Ибо сам
человек, как и весь одухотворенный Космос и планета, на
которой он живет, представляет собой все ту же энергетическую
структуру. В этом состоит суть единства и многообразия
макрокосма и микрокосма. Неукоснительное соблюдение Великого
космического закона равновесия начал, а также других, таких как
Закон космической справедливости или причинно-следственных
связей, Закон соответствия форм и энергий, Закон Иерархии, или
подчинения низшего высшему, Закон сотрудничества и
Космической общины и т. д. пробивает путь через эволюционный коридор к
новому витку, к более высокому уровню сознания, к новой
эпохе, к новому человечеству. Нарушение этих законов бросает
нас в инволюцию, ибо эволюционная спираль имеет движение не
только вверх, но и вниз. Ведь каждое космическое явление или
структура, так или иначе, держится на противоположностях».
(http://refu.ru/refs/70/16826/1.html)

Выведение заключительного вывода здесь не представляет аналитической
трудности, и факты однозначно свидетельствуют, что,
во-первых, все без исключения Великие Законы Космоса суть
рационалистические уложения, обслуживающие материалистическую
парадигму в европейском историческом поле, и, во-вторых, все данные
законы были приведены к единому историческому результату –
экологической катастрофе. Таким образом, Великие Законы
Космоса в совокупности образуют доказательную базу планетарной
эволюции
, приведшей историю Земли к идеологическому краху. А
это означает, что методология, давшая в условиях планеты
Земли негативный исход и ознаменовавшаяся познавательным
крушением, утверждается на роль перспективного средства при
изучении всей Вселенной. Если данный вывод ранее высказывался в
качестве вероятностного допущения, то теперь он приобретает
вид аподиктической достоверности, и соответственно получает
высокую доверительность неправомерность сочетания Живой Этики,
как идеалистического образования, в рамках общей концепции
космической эволюции, как материалистической субстанции.

Связка дух – материя или соотношение «идеальное – материальное»
извечно была ключевой проблемой любого философского вопроса и
каждого философского обследования, – именно поэтому она была
возведена в основной вопрос философии во время золотого века
европейской философской мысли – в XIX веке. Л.В.Шапошникова
постигает: «В более поздний период явление "дух-материя"
становится основным вопросом философии, по которому определяли
не столько суть космической двойственности, сколько
"доброкачественность" самой философии, критерием которой служило
разрешение вопроса: что первично, а что вторично – дух или
материя. Своей кульминации "первичность-вторичность" достигла в
социологическом мышлении XIX в., и наиболее ярко – в
материалистической философии марксизма. В ходе развития последней
был предан забвению внутренний мир человека, где собственно и
взаимодействовали между собой дух и материя. В результате,
человек, его творчество, его знания оказались с одним
крылом, а его сознание лишилось важнейшего принципа –
двойственности. Это привело в свою очередь к искажениям не только в
духовной жизни, но и в ее интеллектуальном пространстве, что
негативно сказалось и на системе познания, и на самой науке.
Однокрылое сознание не могло развиваться нормально, не могло
идти в русле космической эволюции». (Шапошникова Л.В.
«Философия космической реальности»
(http://lit.lib.ru/s/shaposhnikowa_l_w/text_0010.shtml)

Философ точно определила исход развития философской мысли в Европе
XIX века и дала ему образное наименование «однокрылое
сознание», но она обошла стороной то обстоятельство, что
«однокрылым сознанием» является как раз реально случившееся
фетишизация материализма. У Шапошниковой для этого были веские
основания, ибо идея эволюции как таковая есть насквозь
материалистическим продуктом, и «однокрылое сознание» типично именно для
космической эволюции, но оно чуждо идеологии Живой Этики.
Идеологическая (философская) пропасть и противостояние между
концепцией космической эволюции и учением Живой Этики
намечается аподиктически достаточно открыто по целому ряду
признаков и критериев (глобальная экологическая катастрофа,
ущербность и недостаточность планетарной эволюции, рациональная
природа космических законов, неоднозначность энергетического
фактора). Ликвидация данного разрыва есть первейшая и
сокровенная задача адептов концепции космической эволюции, и
отношение космическая эволюция – Живая Этика суть основной вопрос
концепции, решаемый посредством эклектики (синтеза) духа и
материи (или идеального и материального)

Важно, что в среде современных российских исследователей эта цель
трансформирована в манию, настолько это стремление диктуется
не персональным эффектом отдельных учёных и не конъюнктурными
обстоятельствами, а общей мировоззренческой директивой,
исходящей из воззрения ленинизма. Известно, что ленинская
философская система (или диалектический материализм) представляет
собой воинствующую форму материализма, и советская
философия, волюнтаристски утверждая эту систему, базировалась на
полной аннигиляции (истреблении) идеалистической составляющей.
Впоследствии грубая односторонность ленинской философии была
несколько сглажена, и идеализм был выведен из зоны
отчуждения, – в практической советской философии получил
распространение процесс, поименованный материализацией идеального
(школа Э.В.Ильенкова, А.К.Астафьев, М.М.Бахтин). Но при всём
усилении роли идеального в философском познании, в советском
воззрении сохранялась главная сущность ленинского императива –
приоритет материальной константы. Возникшее философское
течение было названо неоленинизмом. В духе неоленинизма
рассматривалась связь духа и материи в концепции космической
эволюции, а точнее, даже не связь, как отношение взаимной
зависимости, а завинчивание и приколачивание одного к другому, что
называется синтезом.

В такой натурализованной форме представляет себе этот процесс
Л.В.Шапошникова: «В этом двуедином явлении – дух-материя – всегда
должна существовать разница потенциалов, подобно тому, как
она существует в электрической батарее. Если эта разница по
каким-то причинам уравнивается, то энергия исчезнет и
эволюционная цепь распадётся, что приведёт к катастрофическим
последствиям. Ведёт же за собой эволюционные изменения материи
дух как энергия, имеющая причинный смысл. И как любая материя,
дух обладает способностью к эволюции и создаёт на основе
двойственности то явление относительности, которое заполняет
Космос бесчисленным количеством различных состояний материи»
Неоленинизм Шапошниковой, по сути, есть возвращение, хотя и
не в полном объёме, к энергетизму Вильгельма Оствальда,
который доказывал, что всё существующее есть проявление
соотношения различных видов энергий. (Как известно, В.Оствальд
создал термодинамическую «формулу счастья» (1905).

А верные последователи Я.М. Гиндилис и В.В.Фролов расцвечивают свою
аргументацию модной вычурной терминологией: «Энергетическое
мировоззрение Живой Этики рассматривает все явления бытия,
как духовные, так и материальные, на основе представления о
сущностном Единстве Мира. Согласно Живой Этике, Дух и
Материя, будучи исходными Началами проявленного Мира, не могут
существовать сами по себе «в чистом виде». Дух (дых, дыхание,
движение) может проявиться только через покров Материи, а
Материя проявленного Мира не может существовать без Движения
(Дыхания), Духа. В начале каждого цикла проявления в результате
взаимодействия Огня (Духа) с Непроявленной Прегенетической
Материей (или с Предогненной Субстанцией) возникает
Первичная Огненная Субстанция, Одухотворенная Материя, или
Духоматерия. Эта оплодотворенная Огнем, живая одухотворенная
Субстанция есть не Дух, не Материя, а их Единство, Синтез. Все, что
существует в проявленном Мире, возникает в результате
последующей дифференциации, усложнения и превращения Первичной
Огненной Субстанции (Духоматерии). Все формы Космоса – от самых
грубых и плотных до самых тонких – являются лишь
грануляциями этой Субстанции. Та материя, которую изучает современная
наука, соответствует состоянию духоматерии на физическом
плане. Выше ее (по шкале утончения и вибраций) расположены
бесчисленные градации более тонких состояний Духоматерии». Копию
изложенного представляет Н.А. Шлёмова: «В парадигме Агни
Йоги, Материя есть качество или дифференциация, кристаллизация
Духа, последний же, в свою очередь, – высшая степень или
завершение Материи. Погружаясь в материю, дух поднимает её на
своих плечах, тем самым, усиливая свою вибрацию, обогащаясь
опытом новых энергий. Таким образом, Мулапракрити –
первичная космическая субстанция и Парабраман – всепроникающий дух
Восточной философии представляют собой Единый Элемент:
духо-материю – и весь Космос, проявленный и непроявленный, есть
бесконечные его дифференциации».

Итак, появляется новый синтетический объект – Духоматерия или Единый
Элемент духо-материя
, – и важно для авторов размышлений,
что сей объект материалистического рода. Хотя теоретически
Шапошникова критикует познавательную схему
«первичное-вторичное», принятую в классической европейской философии, но в
практике своих раздумий остаётся на позиции того же
первичного-вторичного со значением примата материи. И это означает, что
Шапошникова и Ко, ведя рефлексию «на основе двойственности»
вольно или невольно решают основной вопрос философии, и
Духоматерия (или Единый Элемент духо-материя) в таком случае
исполняет роль онтологического решения этого решения, – это
можно назвать неоленинским решением основного вопроса. В итоге
школа Шапошниковой, давая философское обоснование космической
эволюции через рефлексию философемы (философской проблемы)
дух – материя, впадает в разительный контраст с классическим
русским материализмом Г.В.Плеханова. Этот последний
отрицает решение основного вопроса философии как такового, ибо
данное решение дано само по себе и предопределено природой в
форме человека – неразрывного сочленения духа и материи. Если
никакой философемы не может быть без связки дух-материя, так
человек в любом своём ракурсе, в любой момент своей
экзистенции представляет онтологическую расшифровку этой связки.
Чтобы знать философию, нужно знать человека, и потому именно в
русской философии родилась великая максима: философия есть
наука о человеке
. А у Шапошниковой человек «является лишь
одной из многих структур».

Самым ближайшим следствием такого умозрения о человеке и философии
является вывод о том, что Духоматерия, равно как Единый
Элемент дух-материя, суть фикция, гностическая погремушка, – она
не несёт никакого содержательного, а тем более,
познавательного смысла, ибо не следует искать единства и синтеза духа и
материи там, где есть человек, и человек даёт это знание на
каждый требуемый момент. Различие между духом и материей
вечно, как вечна связь между ними; никакого уравнивания духа и
материи быть не может, как не может быть несоприкасаемого
расхождения между ними. Такова сциентическая картина
генерального отношения дух – материя, какую таит в себе
идеалистический подход к проблеме. А рационалистический аспект,
предназначенный исключительно для материалистической субстанции,
обнаруживает в этом отношении не менее, чем курьёз.

Дух и материя есть не просто реальные противоположности, но приняты
как эталон и стандарт противоположностей, – и это трюизм,
хотя адепты космической эволюции убеждены, что разделение
между ними «надуманное и искусственное». А взаимодействие между
противоположностями во все времена было центральной
проблемой всех наук и философий, – для концепции эволюции, в
частности, данное взаимодействие должно показать причину синтеза и
единства между духом и материей, как динамики
противоположных тенденций, то есть способ генезиса продукта Духоматерии.
Великий немецкий философ Фридрих Шеллинг изложил полученное
умозаключение своего осмысления апории противоположностей:
«Для того, чтобы возник продукт, эти противоположные тенденции
должны столкнуться. Однако поскольку они положены равными
(ибо нет оснований полагать их неравными) то, столкнувшись,
они уничтожат друг друга, следовательно, продукт будет равен
нулю, т.е. и в этом случае не возникнет» (Ф.Шеллинг
«Сочинения», 1998,с.256). Итак, в рациональном (материалистическом)
поле, – а столкновение суть самый материалистический способ
функционирования, контакт духа и материи не приводит к
возникновению не только единства и синтеза противоположностей
духа и материи, но и прекращается динамический процесс эволюции
в целом, ввиду самоуничтожения главных противоположностей.
(Апория взаимодействия противоположностей была решена в
русской духовной философии посредством появления в процессе
третьей реальности. Но это особая тема). Такой случай летального
исхода эволюции Л.В.Шапошникова связывает с выравниванием
энергетических потенциалов духа и материи, и, таким образом,
вся энергетическая эпопея космической эволюции в
действительности находится в зависимости от характера динамического
контакта духа с материей, рассматриваемых как константы ratio.

Энергетический обмен, по мнению идеологов космической эволюции,
является главным производителем рациональных эволюционных
преобразований в Космосе, и, как таковой, обладает особенностью в
том, что, будучи по природе детищем духа, в функциональном
плане показывается фабрикатом всецело материалистического
толка. И эта особенность «энергии» была, по сути своей природы,
самой большой мистерией науки со времён Аристотеля, и наука
не могла найти объяснения подобного дуализма. Один из
вечных законов природы – закон сохранения энергии, в
действительности не является уложением, генерирующим знания, то есть не
есть закон, как таковой, а суть наукообразное прикрытие
непонимания и незнания природы энергии. Принято считать, что
гениальная формула А.Эйнштейна E=mc2 – закон эквивалентности
массы и энергии, слагающий ядро теории относительности,
раскрывает сущность «энергии», как явления природы. Поэтому теория
относительности, особенно её космологическая составляющая,
образует ключевую опору учения космической эволюции. Но это
недоразумение: А.Эйнштейн не раскрыл природу энергии, а
углубил мистерию энергии, – E (энергия) есть виртуальная
величина, обладающая массой
. Но с Эйнштейном связано некое событие,
смысл которого не раскрыт по настоящее время, но которое
претендует на общечеловеческое значение не меньшее, чем теория
относительности.

В 30-е годы прошлого столетия Альберт Эйнштейн, удалившись в
затворничество американского города Пристона, приступил к работе по
созданию единой теории поля – проблеме вселенского
значения, которая подтвердила бы величие классической картины мира,
основанной на правиле, сформулированном Г.Галилеем «Книга
природы написана на языке математики». Классическая, или иначе
её ещё называют «Система Всеобщей Гармонии»,
предусматривает такую конструкцию Мироздания и такой Миропорядок, где par
excellence (по преимуществу), осуществляется принципы и
закономерности эволюции.

Но единая теория поля создана не была. Большая наука единодушно
посчитала этот итог научной неудачей Эйнштейна, и отнеслась к
его творчеству этого периода, как познанию учёного, отставшего
от авангарда передовой науки. Однако достаточно просто
задержать внимание на фактах: более двадцати лет первый физик
современности, не обременённый научной суетой и
повседневностью, трудился над физической проблемой, которая заведомо имела
математическое решение, – чтобы закрались сомнения в
бесплодности его поисков. Неужели такой математический ум, как
Эйнштейн, не мог прочесть книгу природы, написанной на
математическом языке? Неужели автор теории относительности,
создавший новое физическое мировоззрение, оказался несведущим
новичком во всемирной лаборатории природы. Совсем напротив: если
творец типа Эйнштейна не смог найти математического решения
единой теории поля, то это служит гарантией принципиальной
невозможности такой теории. А это означает, что не существует
Мироздания, соответствующее классической картине мира, где
Всё связано со Всем, и эволюция не может выступать самым
эффективным способом постижения мира сущего. Эйнштейновское
отрицательное знание (отсутствие единой теории поля), таким
образом, есть достоверное свидетельство эпохального явления:
конструктивно-когнитивной неполноценности и недостаточности
классических постижений Мироздания и Миропорядка. Глобальный
экологический кризис современного человечества есть не что
иное, как завершающий всеобщий набат об опасности этой
ущербности и необходимости перехода на новое мышление, новые
критерии духовных ценностей и новое мировоззрение, то есть на новую
картину мира
.

Хотя обобщенной и систематизированной схемы нового мироощущения ещё
нет, но в полную силу проявился главный императив
качественно новой методологии: отказ от фетишизации материализма и
переход на действительный, а не декларируемый, приоритет
идеалистического подхода. Эмблемой этого последнего служит резко
изменившееся отношение дух – материя: между духом и материей
отсутствует взаимо-действие, результатом которого в нынешней
концепции космической эволюции вызрел суррогат Духоматерии
Единый Элемент дух-материи), а наличествует
взаимо-проникновение, олицетворённое духовным качеством человека.
Философский рецепт этого нового отношения представлен уже
упоминавшимся философским гением – Фридрихом Шеллингом: «Материя в
самом деле не что иное, как дух, созерцаемый в равновесии
своих деятельностей. Нет никакой необходимости пространно
доказывать, как этим устранением всякого дуализма или всякой
реальной противоположности между духом и материей, в результате
чего материя рассматривается как угасший дух, а дух,
наоборот, как материя в становлении, положен конец бесчисленным
исследованиям, вносящим путаницу в вопрос об отношении между
духом и материей» (Ф.Шеллинг «Сочинения», 1998.с.430). Но
великий философ ошибся: конец путанице не был положен, а,
напротив, ещё более усилился, и в современных воззрениях насквозь
материалистическая концепция космической эволюции растворила
в себе идеалистическую Живую Этику.

Вызревание нового миропредставления нынче проявляет себя в форме
отдельных неупорядоченных высказываний, ремарок, реплик. Из их
числа особое внимание привлекает к себе заметка Е.Рерих в
письме от 08.12.1936 года: «Ведь каждое светило представляет
собою конгломерат особых вибраций, излучений всего на нём
сущего, и, таким образом, каждое небесное тело является особой
индивидуальностью, резко отличающейся от другой
. Поэтому
среди них должны встречаться планеты совершенно различных
напряжений, свойств и качеств» (выделено мною – Г.Г.) Этим
наносится неотразимый удар по сентенции универсальности и
всеобщности космических законов, по единым принципам эволюции,
которым подвергается в модернизированной (материализированной)
Живой Этике всё – от человека до звёздных систем. Академик
В.И.Вернадский неоднократно намекал в теории биосферы на
принципиальное различие эволюции органического мира от эволюции
неорганического мира. Тот же смысл несла в себе и высказанная
И.И.Шмальгаузеном в русском дарвинизме идея «Эволюция
факторов эволюции». А grosso modo (в широком плане) это должно
означать, что данный удар приходится не по идее эволюции, как
познания развития, а по эволюции, базирующейся на диктате
материализма, на модернизированной форме познания акции
развития и прогресса. Само же явление развития получает
опосредование через взаимопроникновение духа и материи под эгидой духа,
то есть в качестве идеалистического подхода.

Тонко чувствующая Елена Рерих не могла не ощутить новизну и
радикализм нового веяния, не признающего материалистический
догматизм космической эволюции, и она в письме от 08.12.1936 года
отметила: «Ведь в Космосе заключается как инволюция, так и
эволюция. И если в Космосе нечто проявленное может снова
разложиться в хаос, то в человеке, этом микрокосмосе, вместо
эволюции может произойти инволюция или разложение, когда лучшие
чувства в нём, допустив комбинацию с низшими проявлениями
самости, начнут претворяться в саморазрушительные энергии». И
уж совсем удивительную инкарнацию своего твёрдокаменного
материалистического воззрения представляет главный идеолог
космической эволюции академик Л.В.Шапошникова: «Мы много говорим
об эволюции, а инволюцию или совсем не упоминаем, или
понимаем крайне узко – как падение, как неумение удержаться на
определенной ступени восхождения и спуск на более низкий
уровень. Мы не учитываем диалектику взаимодействия эволюции и
инволюции в ее широком космическом смысле, не берем в расчет
энергетический вариант этого взаимодействия. Без инволюции нет
эволюции – истина, без усвоения которой трудно или просто
невозможно осмыслить суть энергетики эволюции. Для того чтобы
началась какая-либо эволюция, огненная искра духа должна
войти или спуститься в инертную материю. Для духа – это
инволюция, для материи – начало эволюции. Таких "начал" много, ибо
на каждой ступени эволюции находится свой тип материи и своя
частота вибрации духа. И каждый раз при переходе на новый
виток восхождения будет повторяться инволюционный импульс,
иначе в свою материю будет входить своя искра духа, которая
своей энергией и своей частотой вибрации создаст разницу
потенциалов двух основных противоположений, необходимую для
работы энергии восхождения. Взаимодействие инволюции и эволюции и
порождает нужные условия для самого восхождения. Но что
есть искра духа? Известно, что дух как таковой в свободном
состоянии в природе не существует. И потому роль этой искры, как
правило, выполняет Высокая Сущность. Для того чтобы материя
мира более низкого состояния обрела способность к
дальнейшей эволюции и дальнейшему продвижению, Высокой Сущности или
Космическому Иерарху нужно спуститься вниз, т.е. войти в
инволюцию».

Но апофеозом интуитивных ощущений нового миропредставления, чуждого
материалистическому диктату в концепции космической эволюции
и причленённой к ней Живой Этики, является дума академика
В.И.Вернадского об отождествлении энергии в её общем значении
с вечной жизнью (работа В.И.Вернадского «О начале и вечной
жизни на Земле», 1922). Хотя эта дума не сформулирована как
дефиниция, но на страницах сочинений Вернадского она
выражена столь часто, что её можно считать зародышем нового
отношения духа и материи, которое В.И.Вернадский выразил чисто
по-философскому: «…человеческая личность есть драгоценнейшая,
величайшая ценность, существующая на нашей планете. Она не
появляется на ней случайно и раз исчезнувши целиком, никогда не
может быть восстановлена» (В.И.Вернадский «Статьи об учёных
и их творчестве», М., «Наука», 1997,с.157). Следовательно,
академик В.И.Вернадский в этом вопросе находится не только
на идеалистической позиции, но и законодательно обосновывает
эту позицию, как условия единственного пути следования Живой
Этики в направлении ноосферы, о чём будет говориться в
дальнейшем. Quinta essential (основная сущность) этой позиции,
которую требуется считать воззрением, состоит в определении
такого взаимопроникновения духа и материи, что понятие вечной
жизни
выступает vis a tergo (внутренняя движущая сила), а
идеологической эмблемой ставится принцип Реди (omne vivum e
vivo – живое от живого). Поскольку абиогенез (живое из
неживого) является когнитивным постулатом материализма в
естествознании, отрицание абиогенеза Вернадским служит
мировоззренческим знаком его теории биосферы, давшей ноосферу. Общее
радикальное впечатление от понятия вечной жизни Вернадского
передаёт В.Г.Берест: «Жизнь – всеобщее явление. Она имеет
глобальную космическую организацию и потому – неуничтожима и вечна.
Нельзя сказать что «жизнь возникает…». Она – есть: всегда
была и будет. Структуры ее непрерывно развиваются и
эволюционируют по непреложным законам красоты и гармонии, уходя своим
совершенствованием в беспредельность Вселенной. Жизнь же –
вездесуща и всеохватывающа. Располагаясь над всем в себе и
во всем в себе, она не может быть «изменением», «развитием» и
даже «эволюцией». Жизнь – та «сила», которая осуществляет
все это и многое другое. Именно отсюда, от универсальности
жизни, проистекает удивительная способность биологических
систем к самовоспроизводству и самовосстановлению. Космос
замкнут на жизни и подчинен ей. Вне жизни, Вселенная – ничто, ибо
полностью лишена смысла.» (В.Г.Берест «Жизнь – высшее
«вдохновение материи», М., «Ноосфера», 2002).

(Продолжение следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS