Комментарий |

Из новой книги стихотворений <ЖЕЛУДЬ> (Издательство <Время>, 2007)

Из новой книги стихотворений «ЖЕЛУДЬ»

(Издательство «Время», 2007)


***

невысокий мужчина в очках с бородой на чужом языке у меня под луной раскрывает, как рыба, немые слова, я не сплю, ты не спишь, и гудит голова – значит, что-то и вправду случилось со мной, пела птичка на ветке, да стала совой, на своем языке что-то тихо бубнит, и летит в темноте сквозь густой алфавит

***

выпускаешь из рук, и бежит по рукам в темноту эта белая нить, распуская невидимый свитер, – а на площади рядом с вокзалом слепой какаду составляет словечки из мелко нарезанных литер; отыграет мазурка, закончится желтый перрон, будет ветер гонять по углам голубиные перья – это белая нить, что когда-то водила пером, а теперь запускает на небо воздушного зверя

***

в зябких мечетях души бормочет голос, который не слышно толком, красный над городом кружит кочет и притворяется серым волком - сколько еще мне бойниц и башен? улиц-ключей на крюках базара? город ночной бородой погашен и превращается в минотавра

***

как долго я на белой книге спал, и книга по слогам меня читала, а розовый скворец вино клевал, ему вина всегда бывает мало – как сладко, проникая между строк ловить ее некнижное теченье, пока во тьме земли копает крот, мой город-крот, темно его значенье

***

в мире из множества смежных квартир я обживаю сквозные проходы, узкие рамы прозрачных картин, лестничных клеток железные хорды – гул затихает, и слышно во тьме, как осыпаются тонкие стены тысячелетий, дремавших во мне ……………………………тени

***

мокрый флаг на великой стене, своры чаек срываются с неба: я их видел когда-то во сне, а теперь очищаю от снега, на босфоре метель, и суда голосят в темноте, как цыгане, – золотую цепочку со дна заиграли в портовом шалмане, и бренчит она там в тишине побелевших от снега тюрбанов по душе, позабывшей о сне в этой каменной роще тюльпанов

***

...немногих слов на лентах языка, но слишком неразборчива рука, и древо опускается во тьму, затем что непостижная уму из тысячи невидимых ключей сплетается во тьме среди корней и новый намывает алфавит, – ручей петляет, дерево горит.

***

когда не останется больше причин, я выйду в сугробы ночного проспекта, где плавают голые рыбы витрин и спит молоко в треугольных пакетах, – в начале начал, где звенит чернозем, я буду из греков обратно в варяги, и женщина в белом халате подъем сыграет на серой, как небо, бумаге

***

на дне морском колючий ветер гоняет рваные пакеты, а где-то в небе крутит вентиль жилец туманной андромеды, и дождь стучит над мертвым морем, соленый дождь в пустыне света, как будто щелкает затвором создатель третьего завета, но стрелы падают сквозь тучи, не достигая колыбели, по колыбельному певучи, неотличимые от цели

***

низко стоят над москвой облака, сквозь облака ледяного валька стук раздается в сырой темноте – всадники с гнездами на бороде едут по улицам, свищут в рожок и покрывается пленкой зрачок, птичьим пером обрастает рука, в белом зрачке облака, облака

***

А. К.

какой-нибудь полузабытый мотив на старом базаре, и сердце разбито, а в небе качается белый налив и тянется вдоль переулка ракита, – какой-нибудь малознакомый квартал, где снежную бабу катали из глины – я знаю! – там желудь за шкафом лежал, а мимо несли бельевые корзины, их ставили в небо одну за другой, и двигались простыни над головой

***

эта музыка в нас, как вода подо льдом безымянной реки, уходящей винтом сквозь ворованный воздух в сады облаков, и горит сухостой вдоль ее берегов, а потом на земле остывает зола – эта музыка в нас, как дерсу узала, незнакомой породы слова за щекой, что ты мелешь, старик! – я иду за тобой
Последние публикации: 
пальто (25/04/2010)
Цунами (30/07/2007)
Цунами (26/07/2007)
Цунами (24/07/2007)
Цунами (22/07/2007)
Стихотворения (11/01/2006)
У. Х. Оден: Table Talk (04/12/2003)
У. Х. Оден: Table Talk (03/12/2003)
У. Х. Оден: Table Talk (20/07/2003)
Запах вишни (06/04/2003)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS