Зачем нам Уэльбек? Александр Беззубцев-Кондаков (29/07/2014)
«Я до конца своих дней останусь сыном Европы, порождением тревоги и стыда; я не смогу сказать ничего обнадеживающего. К Западу я не испытываю ненависти, только огромное презрение. Я знаю одно: такие, как мы есть, мы смердим, ибо насквозь пропитаны эгоизмом, мазохизмом и смертью. Мы создали систему, в которой жить стало невозможно; и хуже того, мы продолжаем распространять ее на остальной мир».
«Я только сочинитель…» К восьмидесятилетию Глеба Горышина Александр Беззубцев-Кондаков (09/03/2011)
Глеб Горышин тоже чувствовал себя изгнанником, хотя и не уезжал, как Бунин, из страны.
Вторжение Александр Беззубцев-Кондаков (05/07/2009)
Каждый из нас стремится преодолеть ночной кошмар цивилизации.
Смерть Пигмалиона Александр Беззубцев-Кондаков (25/05/2009)
Не случайно в Китае возникла поговорка: «На свете есть 360 профессий, но нет труднее профессии будайси (кукольника)».
Смерть Пигмалиона Александр Беззубцев-Кондаков (24/05/2009)
...кукла не соизмеряет свои движения с кем бы то ни было, то есть сохраняет цельность, самость. С тех пор, как человек вкусил от древа познания, он навсегда утратил ту естественную грацию, которая теперь доступна только лишь Богу и неживой марионетке.
Писатель как растение. Вегетативная символика в творчестве Василия Розанова и Франсиса Понжа Александр Беззубцев-Кондаков (05/04/2009)
...главная духовная встреча Василия Розанова и его младшего современника Франсиса Понжа происходит в мире архетипизированных растительных символов.
Двусмысленность пустыни. О прозе Джона Максвелла Кутзее Александр Беззубцев-Кондаков (14/01/2009)
...в нравственном и совестливом человеке грех заметен куда сильнее, чем в том, кто буквально соткан из грехов. Светлое легче замарать, чем тёмное…
Двусмысленность пустыни. О прозе Джона Максвелла Кутзее. Александр Беззубцев-Кондаков (13/01/2009)
...«Колониальная философия» порождена стремлением человека придумывать новые способы «распространения своего «я»» во времени и пространстве. Первым литературным образом колониста стал Робинзон, который «распространил свое «я»» не только на необжитой уголок планеты, но и на случайно встреченного дикаря Пятницу.
Три героя Василия Розанова Александр Беззубцев-Кондаков (27/07/2008)
Распутин был словно бы тем персонажем, в котором остро нуждалось творчество Розанова. «Сибирский странник» стал жить так, словно он читал статьи Розанова и усвоил его уроки.
Три героя Василия Розанова Александр Беззубцев-Кондаков (23/07/2008)
«Василий Васильевич заметил однажды, что после его смерти на его могилу будут приходить женщины со словами: «Уже не родится ещё такого, кто так любил бы нас».

X
Загрузка