Пазлы будущего

 

 

 

Добрый вечер. Да, добрый вечер… Пока я даже не знаю, с чего начать… Я записываю эти мои слова на цифровой диктофон – в надежде потом их литературно обработать. И выкладываю запись кусочками на внешний сервер, в облако. Так, я думаю, надежней… Не дай бог мои заметки потеряются! А мне так важно – всему миру так важно, чтобы они были прочитаны, чтобы о них узнало человечество…

М-да.

Итак, начну с начала. Нас трое – по крайней мере, с утра было трое. Это, во-первых, Натан Простогаррибия, замечательный ученый, физик, работающий на Большом адронном коллайдере. Мой друг детства. И главное действующее лицо всех событий… Кстати, такое его необычное имя-фамилия происходит от отца-испанца, тоже был ученый-академик, у которого проходила стажировку будущая мать Натана.

Далее, во-вторых. Это Ефим Сидорчук, мой однокашник, мы выросли в одном дворе. Ныне писатель. Интересный человек. Вместе со мной и с Натаном приехал на рыбалку сюда, в этот удаленный уголок океанского побережья, полсуток назад. Вместе мы остановились здесь, в тихом уединенном отеле, где нет других постояльцев, кроме нас. И вместе думали пообщаться, послушать без посторонних рассказ Натана – чтобы нам никто не мешал; рыбалка, конечно, не более чем повод, хотя и она была бы к месту, скажем, завтра, после всех треволнений и впечатлений. Вышли бы на катере в море, если бы… если бы… Ну да ладно, я еще вернусь к этому подробнее. Чуть погодя.

Кстати, такое странное имя-фамилию Ефим Сидорчук унаследовал от своего русского отца, тоже известного писателя. Будущая мать Ефима, журналистка, как-то приехала к мэтру брать интервью…
М-да…
Тáк вот.
И третий в нашей компании – стало быть, я. Ну, это вы и так уже поняли. Особо представляться не буду – не люблю. Важно не кто я, а что имею вам сказать. Вот из-за этого и делаю данную запись…

 

***

Погода. Ох, она разгулялась! Мы когда сюда собирались, забронировали по телефону номера, ознакомились со сводкой – не будет ли дождя, шторма и так далее. Всё было чисто! Должно было быть чисто! А на деле вышло как-то не так… Уже с утра накрапывало, правда, по чуть-чуть, а к обеду пошел ливень. Море заволновалось, на берег, на здешний пирс обрушивались громадные свирепые волны. Ветер завывал. Так что мы втроем «заняли оборону» в пустой гостинице, привели себя по приезду в порядок и, после, спустились в здешний бар. Где и провели целый день, за бутылочкой доброго коньяка – потом последовали бутылки рома, джина, бренди и так далее, всё не буду перечислять. Это не имеет значения. Имеет значение лишь рассказ Натана Простогаррибия. Ради которого, собственно, мы и затеяли поездку.

Слушали, как бушует непогода за окном, и поднимали рюмочки… Пока нашего физика не позвали на ресепшн. Натан сказал: сейчас вернусь. Оказалось – за ним приехала какая-то машина; вот странно, никто ведь и не знал, куда мы втроем забрались! Я видел через мокрое стекло, как Натан под зонтиком о чем-то поговорил с водителем в дождевике, потом вдруг сел к нему в автомобиль – как был, без вещей, – и… уехал! Черт знает что! Абсолютно незапланированно! Мы ему попробовали дозвониться на мобильник – а тот отключен. Всё! С концами! Не знаю, что и думать…

И повествование своё Натан толком не закончил… Правда, успел рассказать многое, очень многое. Мы с Ефимом Сидорчуком под вечер, так и не дождавшись исчезнувшего товарища, решили, приняв еще по одной, записать всё, что услышали от Натана. Ну, на всякий случай. Только сперва проспаться… Ефим ушел к себе, я – к себе. Но ближе к полуночи, когда поднялась буря, спать уже не смог… Страшно было! Ветер ревел как дюжина боевых вертолетов! Океан прямо взбесился! Я было заглянул к Ефиму – и выяснилось, что его в номере нет. Дежурный портье сообщил, что Ефим куда-то вышел из гостиницы, направился в сторону берега. Мамочка родная! Что ему понадобилось на скользком каменистом берегу в такую ночь! Я, понятное дело, попытался было друга отыскать – да где там, едва выглянул наружу, так вихри сбивали с ног, оглушали, и брызги от яростных валов долетали прямо до меня, за сто метров!

Плюс темнота. Кромешная темень, хоть глаз выколи. Вот, пришлось вернуться… Насквозь мокрым. Ничего не поделаешь, придется дожидаться утра… Авось, Ефим Сидорчук сам найдется… Что за дела… Что за дела… Ну, что за дела!..

Впрочем, пока суть да дело, я надиктую на диктофон информацию, полученную от Натана. Которой он поделился сегодня с нами – со мной и с Ефимом. Сидя за бутылочкой. В течение дня. Ее никто, кроме нас, еще не слышал – не считая хмурого бармена, мывшего бокалы за стойкой; ну да он не в счет, бедолага, совсем ничего не понимает в вопросах будущего. Да-да, будущего. Ведь Натан Простогаррибия побывал в далеком будущем – лет за восемьдесят после нашего, сегодняшнего дня. О чем он нам с Ефимом и поведал. Ну, насчет того, как там всё будет устроено… Интересно, черт возьми! Вы сейчас сами обо всем услышите…

М-да.

 

***

Ветер. Жутко ревет, изгаляется, завывает в дымоходной трубе – здесь, в отеле, в главном холле установлен настоящий камин. Это на первом этаже, я-то сижу на втором – но всё равно слышно, такие звуки страшные по зданию разносятся, будто стая волков воет…

Шум шторма за окном. Далекий грохот. Небо прорезают изломанные узоры молний. Мне не по себе становится. Выпью-ка я еще одну рюмочку… Хорошо!.. М-да.

Ну, так вот. Пазлы. Паз-лы! – говорил нам Натан Простогаррибия. Вы, мол, складываете пазлы в единое целое, для того чтобы получить общую картину. Да, – продолжал он, – я был в будущем, меня туда занесло по причине аварии на адронном коллайдере, но я сумел вернуться обратно, живым и невредимым, и даже рассказываю вам обо всем, что увидел там.

Многие вещи таковы, что в них не хочется верить. Они кажутся фантастикой! Но в том-то и дело, что ничего по-настоящему фантастического в будущем нет! Уже сегодня можно спрогнозировать, каким мир станет через несколько десятилетий! Для этого надо только осмотреться и прислушаться. Нет-нет, не к реву ветра за окном, – а к себе. К обществу. К людям, живущим вокруг. И тогда вы заметите ростки будущего. Которые уже сейчас пробиваются тут и там, в совершенно разных областях жизни, но будучи соединенными в одно, совсем скоро откроют нам доселе тайное, сокрытое.

Надо просто сложить пазлы! И я понял это, – уверял нас Натан. – Хотя для этого понадобилось совершить небольшое путешествие во времени…

 

***

Вот я сижу в гостиничном номере, освещенном лишь приглушенным светом настольной лампы, и надиктовываю на диктофон. Натан Простогаррибия после обеда куда-то уехал, не попрощавшись с друзьями и – не вернувшись. Почему-то я сомневаюсь, что скоро увижу его вновь… Ефим Сидорчук под вечер покинул отель, променяв тишину и спокойствие на безумие свихнувшейся природы. И тоже я сомневаюсь: вернется ли?.. Остаюсь я один – пока, в этом странном пустом здании с неразговорчивым персоналом, в глухом краю на побережье, на забытой богом земле…

Но давайте ближе к делу. Нечего тут плакаться по поводу ненастья – когда мои возможные слушатели жаждут узнать, что же такого необычного появится в мире к концу XXI века.

В общем, слушаем меня. М-да.

Итак, пазл первый. Мы уже сейчас сталкиваемся с ситуацией, что люди меньше читают – с каждым годом постепенно отказываются от книг. Процесс этот сложный и неоднозначный, в разных странах он протекает по-разному, борьба за чтение проходит с переменным успехом. Но общий вектор просматривается – книжные магазины переживают кризис, издательства и выставки-ярмарки печатной продукции снижают обороты. На бумаге уже почти не выходят рассказы и повести. Романы еще живут, но в целом обмельчали – это уже далеко не та классика прошлых веков… Литература как институт качественно меняется, прямо на глазах. Писатели более не могут прокормиться литературным трудом, зависят от капризов интернета. Цифра убивает?

И такое положение, или схожее по сути, в других областях творчества. Музыка – перестала быть элитарной в хорошем смысле слова, она сейчас проще, повседневней, «демократичней», «ближе к народу» и при этом пронизана компьютеризацией. Изобразительное искусство – еще одна жертва цифровой эпохи, когда художники как-то постепенно вытесняются компьютерными дизайнерами, либо, чтобы выжить, превращаются в них. Цифра развращает?.. Каждый продвинутый пользователь начинает считать себя знатоком, и этому явлению активно помогают PR и технологии.

О чем же говорят все эти предвестники? О конце привычной культуры – и о переходе ее в принципиально иную фазу, оценить которую нам, сегодняшним, не дано.

Чтобы правильно понять, что происходит, я скажу пару слов о «законе ромба». Он будет открыт в скором будущем, и позволяет многое объяснить. Закон гласит: всё сущее в своем развитии проходит три уровня (если выдерживается весь цикл): от простого к сложному – и вновь к простому, но со штрихом, то есть простому следующего порядка. Иными словами, всё начинается с исходной точки – с чего-то простого, незамысловатого, данного. Затем со временем идет усложнение, появляется количественное разнообразие, «ветвление древа», его «раздувание» вширь. И наконец, ближе к вершине «ромб» вновь «утоньшается», все ветви «древа» соединяются в целое, происходит возврат к простому, но уже на новом, качественно более высоком уровне. Была ширь, стала глубина; не зря говорят: «всё гениальное просто». Низшее простое и высшее простое могут походить друг на друга, и всё же между ними – качественная разница. Так, пьяный человек и человек одухотворенный, влюбленный, «улетевший к звездам» порой схожи, но мы понимаем, что эта схожесть – кажущаяся.

Простой пример «закона ромба» – история науки. Когда-то наука начиналась с шаманов или жрецов, хранителей знаний племени, они выполняли функцию «вместилища всего». Затем, с течением веков, пошла специализация, еще позже – узкая специализация, появилось множество ученых самых разных мастей. Наконец, следующая стадия развития предполагает появление междисциплинарных направлений и специалистов широкого профиля, как бы «всезнаек» – вновь «вместилище всего»? Именно они способны подняться над частным, замкнутым корпоративным мышлением, чтобы «увидеть» природу изучаемого объекта или явления, проникнуть в суть.

И этот закон, который можно изобразить на бумаге как ромб из трех уровней-этажей (0 – 0,5 – 1), по большому счету универсален. Он позволяет проследить не только путь науки, но и техники, технологий, архитектуры, одежды, питания, человека как такового с его «умственной» организацией и структурой, с его личностным. Развитие культуры и искусства – не исключение.

 

 

(Натан оставил рисунок, но он – на любителя)

 

Так вот. Человек будущего… С определенной точки зрения он очень походит на пещерного человека – столь же девственно чист в плане представлений о культурной составляющей бытия. Однако разница есть – в отличие от доисторического дикаря, человек будущего пользуется технологиями, изощренными и всепроникающими, и они дают ему абсолютно всё, в том числе в умственной (ментальной) сфере. Включая ту ее часть, которую можно идентифицировать как «культурная»…

Когда-то культуры в общепринятом смысле не существовало. Доисторический человек ее не знал. Потом она сложилась, возникли искусство, литература – древо развития стало множиться. Это проявлялось также и в дифференциации людей: была культурная и интеллектуальная элита и была «тупая необразованная» масса, ничего не смыслящая в прекрасном. Два полюса. Или много полюсов? В соответствии с «законом ромба», на определенной стадии развития появляется утолщение, разброс – от и до, от чего-то к чему-то, в том числе разделение по группам, классам, типам, формам, множественность и разнообразие всего-всего. Но так не будет и не должно быть вечно.

Человек, в жизнь которого вошли технологии и который сам стал частью мира технологий, со временем начинает утрачивать отличительные черты. Уходят в прошлое полюса. Человек технологий становится в значительной мере унифицированным существом, подобно тому, как во многом похожи друг на друга увлекшиеся пользователи гаджетов. Не важно, много у вас денег или мало, если вы в равной, или почти равной, степени пользуетесь интернетом, и «живете» в виртуальной сети.

Интернет станет способом существования человека будущего. Интернет-эфир, подобно в свое время радио- и телеэфиру, сольется в одно целое с ноосферой. Интернет окружает население, даже в мелочах. Измерить температуру тела – пожалуйста, интернет-градусник, он выдаст любую информацию, даже выходящую за рамки запрашиваемой. Интернет-печь и интернет-холодильник позаботятся о том, чтобы вы не были голодны. Интернет-принтер напечатает вам любую вообразимую вещь. Интернет-дом сделает ваше проживание максимально комфортным. Всюду интернет-автомобили, интернет-летательные и плавательные аппараты, интернет-инструменты и интернет-приборы, интернет-одежда, даже интерет-бижутерия, интернет-сумки и чемоданы, интернет-оружие и, конечно же, интернет-секс-игрушки – одним словом, интернет вещей. Все они, кстати, связаны между собой собственной сетью и могут «общаться» без участия человека.

Но самое главное в другом: в мире будущего основная интернет-электроника, непосредственно регулирующая жизнь людей, будет размещаться у них в… головах. Разные чипы, не просто вживленные в человека, но выращенные в нем, позволят отказаться от сегодняшних внешних громоздких экранов и пультов управления; всё – внутри, всё – в себе. Положим, вам нужно узнать, как быстрей всего добраться до Килиманджаро. Для этого делаете запрос в уме, по определенной программе-схеме – и так же мысленно получаете подробный, развернутый ответ. Можете его визуализировать перед глазами, можете прослушать – услышите только вы.

В наше время ценятся люди-энциклопедисты. В будущем ни одного энциклопедиста не будет на земле. А зачем? Вся вообразимая и невообразимая информация хранится на внешних серверах и доступна любому по первому требованию. Ее не надо держать в памяти. Понадобилось что-то – вытащил, попользовался – удалил. Человек будущего знает всё, АБСОЛЮТНО ВСЁ. И при этом – честно говоря, не знает вообще ничего, будучи отсоединенным от интернета. Это просто новорожденный ребенок с сознанием, как чистый лист бумаги… Человек технологий, если его оторвать от этих самых технологий, самостоятельно не проживет в мире и одного дня; он совершенно беспомощен. Другое дело, что трудно вообразить ситуацию, при которой он вдруг остался бы без связи…

Именно это я имел в виду, уравнивая пещерного человека и человека технологий… Оба – девственные, недалекие, некультурные, не имеют вкуса и ограничены в суждениях. Но первый из них был одинок в окружающем его мире и не имел истории. А второй – имеет всё. И это всё может внешне завуалировать внутреннюю пустоту, наполнив ее, по требованию, чем-то искусственным, на время.

Так вот, что касается культуры. Искусства, литературы, чтения… Всё это у человека технологий имеется, в любом нужном количестве, в голове – по требованию. На время. Попользовался – удалил. Это нормальная практика к концу XXI века.

Нужно понять, что человек технологий не нуждается в чтении как самодостаточном занятии. Разумеется, он читает, у себя в голове, но чтение его функционально, оно обусловлено обстоятельствами и необходимостью: служебной, технической, коммуникационной и проч.

На заре своего развития человек не читал, потому что не мог, ибо не было письменности и книг. Затем пошло «раздвоение», многовариантность: кто хочет и может – читает, кто не хочет или не может – не читает. Помните «закон ромба»? Люди будущего также обходятся без чтения; разница с доисторическими в том, что читать «будущие» могут, только им не хочется. Нет нужды и нет потребности; чтение осуществляется лишь тогда, когда в этом есть резон. Либо, бывает, по настроению – как и в наши дни, когда в порыве чувств порой декламируешь стихи.

Раньше были: 1) образованные, воспитанные, культурные высшие слои общества и 2) быдло. А стало, по «закону ромба», нечто единое целое. Быдла больше нет. Но нет и другой стороны – носителей и хранителей вечных культурных ценностей… Что-то такое средненькое, сродни «всезнающему» мещанству…

Колоссальные ресурсы интернета и интернет-технологии, доступные каждому, дают людям будущего возможность самим производить на свет любое «произведение искусства»: картины и книги, музыку и прикладные поделки, фильмы, фото и бог знает что еще. Собственно, народ этим и занимается – в свободное время. А ну-ка, попробуйте себе вообразить, что в мире ежедневно появляется миллиард красочных «художественных изображений»? Или миллиард рассказов? Как вы думаете, каков шанс в этих условиях стать «знаменитым художником» или «талантливым писателем»? А никакого. И в обществе будущего их нет. Все знаменитые художники и талантливые писатели остались в прошлом, в истории, о них можно узнать в интернете, «прокрутить» в своей голове – и удалить, попользовавшись. Классика – да, человек технологий вроде бы знает о ее существовании, слышал, встречал упоминания, видел в виртуальном кинематографе, хранит какие-то отрывочные сведения в своей «оперативной памяти». Но и ладно. В цифровом обществе, где народ совсем другой по своей ментальности, мировоззрению и приоритетам, всерьез заинтересовать людей Сервантесом, Сэлинджером, Камю, Борхесом, Толстым, Диккенсом или Сэмюэлем Беккетом невозможно.

Поэтому традиционной исторической культуры в привычном для нас понимании – например, французской или русской – в будущем уже не существует. Не осталось ни носителей ее, ни ценителей, ни хранителей. Не считая все фиксирующего, все запоминающего интернета, который в некоторых случаях просто играет роль склада, набитого всяческой ерундой.

В общем, в мире будущего каждый может писать музыку, книги и т.п. Но боже, какое же это все убогое и пошлое – с нашей, сегодняшней точки зрения! Мы бы сказали, что это – мир без вкуса. Однако сами будущие жители Земли вряд ли согласились бы с нашей оценкой. Да им в принципе и всё равно было бы, что мы о них думаем… Они – другие. Не такие, как мы. Вот в этом-то вся загвоздка.

Кстати, интересная деталь. Если вы от рождения действительно более талантливы, чем другие, в какой-то сфере – например, в прозе, – то прославиться на литературном поприще вы заведомо не сможете, но заработать на жизнь – вполне. В мире будущего каждый может написать рассказ, с помощью специальных технологий, доступных приемов работы с текстом, перечня сюжетов и т.д. и т.п. Но не каждому дано вдохнуть жизнь в это произведение, ибо даже в цифровом обществе представления о «жизни» на страницах [электронных] книг еще теплятся. Поэтому литературный «новодел» лучше и легче всего отдать на обработку литературному тренеру, так называемому book coacher. У каждого графомана может быть свой book coacher, разумеется, платный. Этот тренер – а по существу персональный редактор доработает горе-рассказ, сделав его удобочитаемым для нескольких сотен друзей и «поклонников» горе-автора, которым тот представит свое произведение, разумеется, через интернет. Тщеславие – двигатель искусства, даже в той его куцей форме, которая будет характерна для общества грядущего.

Вообще тренеры – коучеры очень популярны в том мире. Есть музыкальные тренеры (music coacher), тренеры по живописи (painting coacher), скульптурному делу (sculpture coacher) и т.д., и т.п., десятки, если не сотни самых разных специализаций. Собственно, именно это и дает талантливым людям возможность хорошего заработка. Хочу подчеркнуть: все они занимаются именно «правкой», «редактированием», «доведением до кондиции» уже сделанного другими, а не учат тех других, поскольку учебные курсы и без того открыты и доступны в интернете, а интернет-технологии позволяют создать первичный «литературный объект» или «арт-объект».

Именно тренер – коучер и есть по-настоящему творческая профессия в том далеком, отстоящем от нас на десятилетия времени. Не художник, не писатель и не поэт! Что поделаешь: другие времена – другие нравы…

М-да.

 

***

Шторм. Штормит сильно – за окном, где-то совсем недалеко от одинокой, мрачной гостиницы, ощущаемой мною как хрупкий затерянный челн. Дождь властно барабанит по стеклу, а я сижу, устроившись в теплом кресле, и надиктовываю, надиктовываю, надиктовываю… Мне важно высказаться, всё-всё сказать и ничего не забыть. Возможно, когда вернется Натан Простогаррибия, он проверит мои записи и внесет в них справедливые замечания. Может быть, я что-то не так понял или не так передал…

Но сейчас – это не имеет принципиального значения. Я рассказываю вам – сам многим пораженный, удивленный, шокированный. А знаете, на свежую голову, когда впервые только услышишь что-то невероятное, оно всегда хорошо запоминается. Впечатывается. Так что я более или менее уверен в своих словах. Если что – Натан поправит. Только… Что-то во мне говорит: Натана не зря увезли… Что-то где-то пошло не так…

Выпью еще стаканчик. Впрочем, пусть стоит рядом, на столе, не помешает… Глоточками, маленькими глоточками… Пью я от того, что сидит, как камень, во мне… Так страшно… Да…

Ну, ладно. Я продолжу. Натан нам, в общем, рассказывал про свою аварию на адронном коллайдере, в результате которой его забросило на десятилетия вперед. Причем он был облучен. Но там – в будущем – с его проблемами справились, насколько я понял из его слов, кое-что заменили в организме, подлатали, вылечили. Даже объяснили причину, почему и как произошла авария, а что-то Натан сам вычитал в виртуальном архиве, обратившись к событиям 80-летней давности – ну, для тех времен. Врожденная смекалка позволила ему разработать способ возврата, которым он и воспользовался – неожиданно для тех, «будущих»; я не очень вник в описание, потому что не физик, но верю своему другу Простогаррибия, зная его как эксперта в своих областях.

Кстати, выбора-то у него, насколько я понимаю, не было – он обязан был от них убежать, чтобы вернуться домой, в наше время. Особенно после того, как узнал стоимость лечения и всех биоопераций, увидел предъявленный ему счет. Там, в будущем, ему оставалось лишь податься в Спасатели; о них чуть позже. Но он всё же  предпочел своих друзей и наш, недоразвитый во многих отношениях мир. Вот потому-то мы и оказались втроем на пустынном океанском побережье, в этой гостинице, в один из промозглых дождливых дней…

М-да.

Пазлы, – говорил Простогаррибия. – Пазлы очень важны, но важность их замечаешь не сразу, а по мере составления общей картины. Вот вам пазл номер два. Мы все сейчас жалуемся на то, что информация о каждом конкретном человеке становится доступной и прозрачной, часто без его ведома и желания. Раз! – и о тебе судачит весь мир, хотя ты старался тщательно скрыть то, что бы тебе не хотелось обнародовать.

Вездесущая система знает о тебе больше, чем ты можешь предположить. Она знает, кто ты, где ты, твои вкусы и предпочтения, привычки, твои маленькие тайны и твою личную жизнь, твои счета в банках и страховку, наконец, все твои пароли и коды – и может, если задастся целью, протрубить о том на всю страну. Личностно ты уязвим. Конечно, тебе никто не мешает, можешь делать, что хочешь, всегда и везде – в рамках дозволенного, но при этом все время оставаясь на виду. Прямо как в какой-то первобытно-средневековой общине.

Не зря в развитых странах уже и заборов между домами и улицей не ставят… Не зря не вешают занавески на окна, доверяя добрым взглядам проходящих мимо людей…

О чем это горит? Вы не поверите! Фактически мы имеем самый первый, самый ранний, подготовительный этап того, что в более позднее время превратится в систему телепатии.

В самом деле, подумайте: вдруг в один прекрасный день в традиционном обществе все люди на Земле начнут «читать» и «слышать» мысли друг друга. Что произойдет? Страшный шок! Кошмар!! Безумие!!! Все разрушится в таком мире, мы сразу узнаем о себе и обо всех такое, что не захочется жить!

Но если сведения будут приходить постепенно, исподволь, если поколения за поколениями будут приучаться к полной прозрачности во всем, то технологическое внедрение телепатии не натворит большой беды, а наоборот, будет логическим продолжением выбранного пути развития человечества.

Что есть телепатические способности? Они по существу заложены в каждого из нас – уже постольку, поскольку мы мыслящие существа, и наш мозг вырабатывает определенные сигналы, в определенном ритме, с определенной частотой. Причем, уточню, сигналы эти имеют электрическое, то есть вполне материальное, происхождение.

Научиться «извлекать» эти сигналы для науки и техники несложно – нужно лишь сделать это на определенной стадии развития технологий. Не сегодня, нет. Но завтра – вполне. Уже сейчас во многих лабораториях в мире проводится масса экспериментов в данном направлении…

В обществе будущего телепатия уже не считается каким-то исключительным, врожденным свойством человека. Нет-нет. Телепатия введена в массы. Электрические сигналы и импульсы мозга – совсем слабенькие – улавливаются и «считываются» специальными биоэлектронными устройствами, мгновенно передаются на усилители, а затем – на ретрансляторы, которые установлены по всей планете, образуя сеть. Эти «мыслеретансляторы» можно сравнить с системой сотовой связи, которая, в общем, и станет прообразом следующего уровня развития человеческого общения.

А будучи соединенной с «интернетом в голове», они вместе и дадут тот потрясающей эффект всеобщей осведомленности обо всем, который станет визитной карточкой совершенно сумасшедшего, по нашим сегодняшним меркам, мира будущего.

Вы удивлены? Ха-ха, я тоже… И Натан Простогаррибия был, мягко говоря, озадачен… Ему пришлось постигать то, что в тамошнем обществе знает даже малолетний ребенок! Правда, телепат из него получился еще тот! – у Натана ведь не было врожденного чипа, выращенного в организме, как у всех других, он был вживлен уже в зрелом возрасте, поэтому результат оказался половинчатый. Однако общее представление о развитой системе мыслечтения удалось всё же получить. И я вам о ней сейчас, со слов Натана, поведаю.

Итак. Те-ле-па-ти-я. Она родилась и укрепилась к середине XXI века, и само ее появление обусловлено тремя как бы независимыми друг от друга областями. Первое – биологические свойства человека, которые в ходе биоинженерных разработок специально «выкристаллизовывались», отбирались и усиливались в нужном направлении. Там целью была отнюдь не телепатия – я расскажу в дальнейшем поподробнее, но и зачаточные телепатические характеристики не сбрасывались со счетов.

Второе. Собственно развитие цифровых технологий, которые приобрели совершенно изощренные формы – с нашей, сегодняшней точки зрения. Управление и обмен информацией на расстоянии, через интернет-эфир – стало повседневной реальностью, общество не гнушалось даже играми животных, например, управляемым «футболом» между жирафами и слонами с вживленными стимуляторами, с трансляцией на спортивных каналах.

Третье. Правовая сфера. Вы будете смеяться, но многие слова, выражения и фразы человеческих языков стали со временем законодательно табуироваться. Точнее, на них распространялись положения о торговых марках; допустим, если вы зарегистрировали слова «я тебя люблю», “I love you”, »Ich liebe dich« т.д. как собственную торговую марку, то никто другой уже не сможет произнести их вслух без того, чтобы не заплатить за это владельцу.

Регистрировались миллионы слов. В частности, все числительные были зарегистрированы; людям пришлось, если они не хотели делать отчислений, писать цифры на бумаге либо набирать на компьютере – а клавиатура, как мы помним, была у каждого в голове. Таким образом, с помощью интернета, набранное-написанное-запечатленное передавалось на расстояние, и телепатический процесс по существу «подстроился» под ситуацию, облегчив задачу. Фактически передача информации на расстояние через интернет-эфир и телепатические «способности» слились в единое неразрывное целое.

Короче, в будущем обычное человеческое общение выглядит довольно-таки странно – если непосвященный станет наблюдать со стороны. Что-то говорится вслух, а что-то додумывается – и воспринимается ретрансляторами, что-то пересылается непосредственно через интернет, всякие там изображения, схемы, формулы, знаки и др.

Язык – вообще не имеет никакого значения. Можно общаться по-гавайски, а твой визави ответит на суахили, это не проблема. Правда, некоторые языки специально формализованы в качестве «языков межконтинентального общения», это традиционный английский, китайский, мапуче, маори, зулу – народов, никогда не покоренных колонизаторами, их так специально утвердили, в качестве символа свободы. Мир-то свободен и демократичен, тем более в условиях телепатии, и будущим людям тоже нужны некоторые знаковые обстоятельства, фигуры, условности, позволяющие человечеству грядущего гордиться собой.

По мнению Натана, языковая форма общения выглядит в целом довольно-таки карикатурно, поэтому гораздо удобней – и уместней, естественней общаться именно с помощью мысли. К тому же всегда существует возможность ненароком произнести вслух «зарегистрированные» словосочетания и слова: «я устал», к примеру, или «мамочка, ты моя родная!» В телепатическом эфире осуществляется контроль за этим делом, есть такая Всемирная служба патентов и верховенства права (World Patent and Rule of Law Service, аббревиатура WPRLS), серьезная организация, с которой лучше не шутить. Если скажешь запретное, точнее, регламентированное, то тебя обязательно зафиксируют. Не убьют, конечно, не арестуют, не посадят. Просто пришлют счет – в пользу владельца торговой марки, и если не оплатишь, на тебя повесят как долг. Нормальные люди такие вещи в будущем не оспаривают.

На самом деле счета за «принадлежащие кому-то другому» слова и фразы не такие уж и большие, не разоришься. Но если их накопится много, то это, безусловно, бьет по кошельку. Так, например, родителям надо все время платить за маленьких чад, которые пытаются говорить, – малыши-то не понимают! Но есть специальные программы обучения, и детей быстро и эффективно «ставят на место». В общем, телепатией овладевают все, и процесс этот в мире будущего вынужденный.

Кстати, телепатией пользоваться куда дешевле, чем звуковой речью. Я говорю «дешевле» – потому что за всё надо платить, в том числе и за телепатические услуги. Система ретрансляторов стоит денег. Суммы получаются там копеечные. Но всё же… Всё же… На Земле ведь живет больше двадцати миллиардов людей…

Формально вы, обладая телепатией, можете «услышать» мысли абсолютно любого человека на земле. В действительности, конечно, этого не происходит – прежде всего потому, что если «слышать всех», то можно сойти с ума. Нет, обычно человек будущего настраивается на определенных индивидуумов, на группы – это могут быть группы по интересам или политические сообщества и т.д. Там есть что-то типа разных тарифов, нужно разбираться в настройках – ну да для «будущих» это не составляет никакой проблемы! Круг людей, которых ты желаешь телепатически воспринимать, в общем, зависит от тебя самого, твоих потребностей, твоих ожиданий. Ты можешь «переговариваться» с женой, которая тем временем находится на другом конце света, можешь даже «видеть мир» ее глазами. Также вполне возможно – и даже очень рекомендуется – воспринимать всех людей, которые непосредственно окружают тебя в данный момент. Можешь участвовать во «всеобщих дискуссиях». Это иногда помогает – например, когда понимаешь, что прохожему нужна помощь, и какая именно помощь. Но в подавляющем большинстве случаев всё превращается просто в обычный телепатический трёп, чаще не по теме, без цели и смысла, порой с негативными эмоциональными проявлениями, поэтому немало народу просто «отключается» и даже может ставить блок – так называемый «мыслеблок».

Вообще мыслеблок нужен – для того, чтобы внести элементы интимности между общающимися, исключить на время присутствие в индивидуальной ментальной сфере остальных людей. Но и то – обойти мыслеблок проще простого для профессионалов или специально натренированных любителей, есть способы, как его можно преодолевать.

Мыслеблоки бывают разных уровней. И стóят они соответственно – могут быть чрезвычайно дорогими. Так, представители властей или корпоративного бизнеса отгораживают свои мысли от всего мира, им положено по должности. Скажем, внутри зоны какой-нибудь крупной компании – а зона определяется не территориально, сотрудники могут быть рассеяны по миру, но в любом случае зона распространяется на них, – люди не доступны для посторонних, они могут сами быть на связи с теми, с кем считают нужным, но от чтения мыслей со стороны «чужих» защищены. Корпорация устраивает им такую защиту. Мало того, внутри самой компании есть уровни. Вы можете телепатически общаться с коллегами своего управления, но уже не с боссом – там действуют блоки еще более жесткие, еще более высокого порядка.

Существуют и мыслефейки… Это значит – искусственно имитируемые мысли. Например, все люди в стране – или, возьмем локальнее, в какой-либо группе – считают, что «слышат», о чем думает тот или иной человек, их коллега или босс. На самом деле им посылают специально сгенерированные мыслеформы, чтобы создавалось впечатление, будто объект, о котором идет речь, думает именно так. Но думает он другое, совсем не то, просто защищен от «прослушки» отвлекающим образом.

Бывают случаи, когда «сильные мира сего» ведут целенаправленную политику, которая заключается в генерации мощнейших мыслефейков, они затрагивают целые слои населения и призваны отвлекать внимание от тех или иных проблем. Но демократия в мире будущего – отнюдь не пустой звук. Натан Простогаррибия сам был свидетелем того, как был разжалован и снят с должности начальник Технического бюро – оно отвечает за организацию телепатической сети, совместно с рядом других организаций. Ему поставили в вину злоупотребление политическими мыслефейками, был большой скандал на всю Землю, велись телепатические дебаты, слушания, и бывшему начальнику даже грозил реальный перевод в Спасатели. Но чем там всё кончилось – неизвестно. Натан вернулся в свою эпоху, ему было не до того…

Вот так. Я думаю, удивительней всего становится, когда вспоминаешь упомянутый выше «закон ромба». Действительно забавно: в доисторические времена тогдашние люди практически не разговаривали – просто мычали, языков-то еще не было у неандертальцев и питекантропов! Использовали жесты… А сейчас? Точнее, в отдаленном будущем? Тоже язык почти не используется – в смысле человеческой речи. Тоже мычание (чаще всего), отдельные звуки и слова да жесты. Все ушли в телепатическое поле. Все ушли в интернет-эфир. Очень даже интересно! Ну, а всё языковое многообразие землян так и осталось в промежуточной области всеобщего ромба…

М-да.

Ну, и последнее, что я здесь скажу. Только отхлебну чуть-чуть из стакана… Вот. Общество будущего – это общество, где господствует информация в чистом виде. Оно основано на информации и только на информации – цифровой и, так сказать, очеловеченной: я имею в виду эмоциональную информацию, телепатическую и т.д. и т.п. Так вот, кто владеет информацией, – тот владеет миром. С информацией приходится очень деликатно обходиться, уметь потреблять ее в необходимом и достаточном количестве, то есть не слишком много и не слишком мало. Уметь отличать зерно от плевел – то есть понимать, где абсолютно достоверные данные, а где мыслефейк. И по идее, в мире будущего существует мощнейший орган, который призван регулировать информационные потоки, включая телепатические, бороться с фейками – или, по крайней мере, пытаться их нейтрализовать. Называется Всемирная служба контроля информации, или по-английски World Information Control Service, аббревиатура WICS. Именно благодаря WICS была пресечена незаконная деятельность руководителя Технического бюро.

Эта Служба контроля информации не имеет границ, она сетью-паутиной охватывает всю Землю. Центральный офис ее, если не ошибаюсь, располагается в Москве. Но действует также колоссальное множество региональных отделений, есть местные службы – городские и, пардон, сельские; я в том смысле, что сёл как таковых на планете уже давно нет, все застроено самовозводящимися зданиями, с помощью строительных принтеров, и внешне дома меньше всего напоминают сельские. Впрочем, сейчас речь не о том… Да, о Службе контроля. В ней работают сотни миллионов человек, не считая несметного числа полицейских роботов и роботов-контроллеров. Они, собственно, и следят за порядком на Земле, в человеческом обществе. Мониторят и фильтруют информацию разных уровней, разделяют и направляют мыслепотоки, анализируют намерения и предупреждают злокозненные планы иногда даже на стадии замысла, защищают пострадавших от некорректной оценки их действий окружающими и т.д. Считается, что выполняют даже тайные операции – в чем их суть, Натану Простогаррибия не известно.

В общем, это всё – хорошо отлаженная система, которая работает как машина, как заведенные часы. Они знают всё, что происходит, что происходило, и что будет происходить… Вроде бы их побаивается даже сама Всемирная служба координации (World Coordination Service, она же WCS), то есть, говоря нормальным языком, всемирное правительство. Натан воспринимал по сети глобальных мыслеканалов, как директор WCS просил прощения у землян за нечаянно раздавленную улитку в саду – это было сделано как раз по рекомендации WICS, в целях повышения доверия населения к гуманной сущности руководителей альфа-класса.

М-да…

 

***

Я одинок в своем номере и рассеянно смотрю на часы – уже три ночи. Подхожу к окну, задумчиво взираю на разыгравшуюся непогоду, закрываю глаза и думаю, думаю… Как же так, что мои друзья пропали? Что такого могло случиться, что я остался один?!.

Мне грустно. Я подавлен. Слушаю, как тикают в полумраке настенные часы, отбивая секунды – мгновения постоянно уходящего в прошлое бытия…

Молния сверкнула, вдруг, – ослепительно ярко. И сразу же, без паузы ударил гром: БА-БАХХХ!!! Во как долбануло!!! Ничего себе! Совсем рядом с гостиницей, может, даже удар принял на себя громоотвод… Да уж. Подходящая погодка для сегодняшних событий, нечего сказать.

Мне очень тревожно на сердце, и я раздумываю, не налить ли себе еще… Но, пожалуй, хватит… Еще так много надо рассказать.

Увы, у меня не получается излагать свои мысли так складно и понятно, как это делает Ефим Сидорчук. Но он ведь профессиональный писатель. Он как напишет – так все ахают, недаром к нему издательства становятся в очередь. Эх, Ефим, что-то с тобой будет в недалеком будущем, когда люди перестанут читать… Не потому ли ты покинул меня в такую ночь, в такую темень? Не это ли двигало тобой после подробного отчета нашего друга Натана Простогаррибия?..

М-да, Ефим…
Где же ты?
М-да…

Я сейчас хочу перейти к третьему пазлу – и вспоминаю, какое отторжение вызвала у Ефима именно эта часть повествования. Ну, что поделаешь – не все способны принять вот такие особенности будущего. Мы всегда мечтаем о лучшем, а жизнь порой обманывает нас. Хотя те, кто придут за нами, считают, что получили лучшее, и разные поколения никогда не найдут в этом вопросе компромисса.

Все мы знаем о стремлении современного нам общества, в первую очередь развитого, к толерантности. В частности к защите прав сексуальных меньшинств. Гей-пары – это новая реальность сегодняшнего мира, хотя и не все хотят к ней привыкать.

С другой стороны, нынешние медицина и биотехнологии постоянно подносят нам сюрпризы, связанные, например, с размножением человека. Искусственное зачатие, искусственная матка, участие в зачатии трех и более родителей, пересадка эмбриона, выращивание живого существа через стволовые клетки, клонирование и бог знает еще какие изобретения генной инженерии! Чувствуете, куда я клоню? Точно: из отдельного простого вытекает множество новых способов, что в принципе удовлетворяет «закону ромба».

Так вот, человечество, как это ни странно, стремится в своем развитии к размыванию границ между биологическими полами, передавая функцию воспроизводства не сексу, а технологиям. И общество будущего – яркий тому пример.

Как вы думаете, сколько полов официально насчитывается в тамошнем мире? Больше двух десятков. Это мужчины и женщины, мужчино-женщины и жено-мужчины, мужчины с частичным хромосомным набором женщин, и наоборот, трансгендеры всех возможных направлений, люди без половых признаков и т.д. и т.п. Причем что-то из списка определяется природой, а что-то искусственно создается человеком, в частности заказчиками – родителями.

Понятие брак – растяжимо. В брак могут вступать не только гетеросексуальные и гомосексуальные пары, но и вообще все, кто этого хочет, и в любом количестве. Например, существуют браки сразу из нескольких участников, причем самых разных полов. Ни пол, ни цвет, ни раса не имеют никакого значения.

Что касается рождения ребенка, то оно осуществляется по общему согласию, также выбирается и способ, которым ребенок появится на свет – к услугам будущих родителей порядка тридцати разных способов, по крайней мере, из апробированных. Можно рожать и традиционным путем, – В ТОМ ЧИСЛЕ. И далеко не все его придерживаются, ибо «будущие» до чертиков боятся боли… Кроме того, естественные роды считаются «не полезными», ибо не позволяют «очиститься от накопившихся из поколения в поколение вредных генов».

Кстати, всякий родившийся ребенок принадлежит обществу в целом, до своего совершеннолетия, он социальная собственность, и родители, с правовой точки зрения, рассматриваются как доверенные лица, несущие ответственность за последствия своих деяний. Когда-то, в далеком прошлом, дети принадлежали всему роду-племени, их передавали на воспитание старшим и т.д. и т.п. Всё, как видно, возвращается на круги своя, и мы никуда не можем деться от «закона ромба».

Секс, между прочим, в будущем вовсе не отменяется. Просто ему отводится несколько иная роль. Он куда в меньшей степени функционален.

Вы, конечно, можете возразить, что гей-браки и всё, связанное с гей-особенностями, не типично для многих наций и культур ввиду разностей менталитета. Для «будущих» такой вопрос не стоит. Они считают, что узаконенный гомосексуализм, точнее даже, пансексуализм – в будущем значении этого слова, пансексуальность не имеет отношения к менталитету. Было время – и гомосексуалов в одинаковой мере карали немцы и русские, англичане и американцы, индонезийцы и арабы. Во многом это было связано с проблемами наследования частной собственности. Но когда эволюция внутреннего в человеке достигает некой черты, отношение меняется – и это определяется законами развития, в частности «законом ромба», а вовсе не «национальными особенностями» тех или иных народов. Просто общества, преследующие геев, отстоят дальше от будущего, чем общества, впустившие их в свою жизнь.

Так считают наши потомки, Натан лишь озвучил их взгляд.

Вообще генная инженерия в мире конца XXI века занимается отнюдь не только рождением и выращиванием детей. Строго говоря, она вторгается абсолютно во все сферы жизни и в значительной степени «конструирует» организм и характеристики землянина как такового. Да, можно сказать, что человек технологий уже частично роботизирован, он по сути синтезирован на основе биотехнологий и ментальных технологий, с одной стороны, и природного биологического и эмоционально-умственного естества, с другой.

Человек программируется при рождении – генным путем. В нем, как мы уже говорили, выращиваются определенные чипы, по замыслу, позволяющие облегчить существование и противостоять болезням. Мало того, многие части организма могут быть обновляемыми, больные органы либо вылечиваются, либо заменяются аналогичными – клонированными. Можно без труда менять (пересматривать, перекраивать), генным и биологическим путем, свою внешность, в соответствии, скажем, с веяниями моды; здесь даже пластический хирург не нужен. Некоторые природные свойства, например телепатия и интуиция, о чем мы также вели речь, специально усиливаются – причем с бесстыдным использованием возможностей цифры.

Продолжительность жизни резко возрастает – до 120, 150 и даже, теоретически, до более 200 лет. Замедляется старение. Укрощено 95% болезней, включая рак.

В результате на свет появляется абсолютно новый биологический тип человека. Неформально его именуют homo supersapiens, хотя в официальных источниках это название нередко еще, по традиции, высмеивают.

«Будущие» считают, что, начиная с какой-то точки отсчета, они сами создают себя как вид, и Господь Бог в этом процессе по существу не участвует.

Что дает им такую уверенность? Представьте себе, их мировоззрение основано на уровневой философии, часть которой Натан озвучил – к примеру, тот же самый «закон ромба». Но есть и другие законы. Вот «закон воздушного шара»: если вы достигли потолка (верхней границы уровня), то остается два выхода – либо вернуться обратно вниз (то есть деградировать в своем развитии), либо скачком подняться еще выше, предварительно сбросив балласт (то есть перейти на принципиально иной уровень следующего порядка). В последнем случае вы по сути отказываетесь от всего, что исторически сложилось по пути наверх. Ваш балласт – ваша история и ваша, пардон, привычная вам форма.

Так утопающий, одетый в шубу, должен сбросить ее, намокшую и тяжелую, чтобы вынырнуть на поверхность и спастись. Для перехода на принципиально новый уровень необходимо избавиться от оболочки.

Соответственно прежняя человеческая форма, в которую был «облачен» homo sapiens, сложившийся миллионами лет биологический облик человека перестает удовлетворять новым условиям. Homo sapiens был хорошо приспособлен к выживанию в мире вне цифровых технологий, но не в нем самом.

Новая эпоха – новая оболочка. Новая биологически-цифровая форма. С усилением, даже резким, тысячекратным усилением отдельно взятых свойств – искусственным путем.

 

(Натан даже оставил такой вот рисунок – но он для углубленного понимания, для особо интересующихся).

 

Короче, при достижении верхней границы уровня следует фазовый переход, который предполагает качественное изменение объекта, в данном случае человека. Человек становится принципиально другим по своему «устройству», отказываясь от прежней истории, и начинает весь свой путь заново – уже в новом качестве. Когда-то, в начале исторического пути был ноль – но и теперь снова ноль, правда, ноль-штрих, со штрихом, то есть иного порядка.

Если этого не сделать – последует мучительная деградация, обратное развитие с повторением колоссального числа ошибок, т.н. инволюция. Выбора нет. Развитие не остановишь, дав команду «Замри!» Или – или. Так считают наши потомки, «будущие»…

Новый, цифровой человек отличается от нас. Кардинально. Но не чувствует себя ущемленным ни в чем. Мало того, он нас, сегодняшних, жалеет, считая несчастными, ограниченными, «нецивилизованными», манерными и т.д. и т.п. Впрочем, по большому счету ему до нас дела нет. Мы с таким же «участием» можем относиться к судьбе питекантропов.

В человеческом плане «будущие» нам бы не понравились. Им не знакомы чувства любви, дружбы, привязанности, участия в том смысле, как их понимаем мы. Это не значит, что они совсем не знают любви и всего положительного, человеческого. Просто их эмоциональный мир беднее – в сравнении с нашим. Однако они взамен приобретают иное понимание мира, в котором живут, и многие вещи чувствуют полнее – если это связано с цифровой «вселенной».

Скажем, они сами могут создавать свои миры – в виртуальном пространстве, не просто в своем воображении, но, как бы это лучше выразиться, в натуре. Сотворить какой-либо голографический мир, с ожившими персонажами, с собственной историей, характеристикой, путем развития… По существу это есть «игры в бога». Ибо таким образом «будущие» тренируются создавать когда-нибудь, в их собственном будущем настоящие, не иллюзорные миры.

Есть сильное подозрение, что в один прекрасный день им придется взять на себя роль Создателя – в каком-нибудь частном, локальном уголке космоса. Например, в том, в котором расположена наша Солнечная система…

М-да.

И последнее – в этом вот разделе моего повествования. Точнее, повествования Натана Простогаррибия, которую я имею честь до вас донести.

Все биотехнологические и генно-инженерные процедуры чрезвычайно дороги. Ибо удивительно, ювелирно точны. В мире будущего именно они стоят больше, чем всё остальное вместе взятое. Цифровой человек тратит деньги не на питание, не на одежду и не жилье – это всё обходится ему почти задаром. Он работает и зарабатывает на то, чтобы просто жить – жить как все в его цифровом мире. Не болеть, не стареть и не умирать. Он не может поступить иначе.

Ему доступны любые кредиты… Любые средства – ради выживания.

Иногда это очень, очень проблематично и высасывает все соки. Но что делать – бог не имеет права умереть…

(Продолжение следует)

X
Загрузка