Случай на международной конференции

 
 
 
Я спешу
Я очень очень очень спешу
Быстро выхожу в холл гостиницы с бумагами в руках только приехал – двадцать минут назад заселился в номер сразу привел себя в порядок переоделся – и на выход скорей скорей нужно успеть
Сейчас будет открытие международной конференции и на ней я выступаю с пленарным докладом по «горячей» проблеме науки такой «горячей» что и говорить-то здесь сейчас о ней нет необходимости – весь мир и так знает весь мир в ожидании
Поэтому тороплюсь – очень-очень-очень
Спешу спешу
Вся жизнь моя – бесконечный бег с одной конференции – на другую с одного форума – на очередной некогда и работать но меня ждут ждут в моей лаборатории эксперименты расписаны на много месяцев даже на много лет вперёд а я только успеваю отчитываться перед научным сообществом об их результатах это крайне важно это нужно людям человечеству мне
У меня в руках – распечатка моего сегодняшнего выступления я просматриваю его прямо на ходу чёркаю ручкой вношу последние исправления представители оргкомитета должны встречать меня – возле конференц-зала с ними наверное и журналисты которых направили на мероприятие самые солидные самые уважаемые специализированные СМИ
Остаётся лишь подняться к месту проведения конференции
Из холла
Наверх
Быстро-быстро
Я занят я читаю не глядя машинально вызываю лифт
 
***
Лифт везёт меня осторожно с этажа на этаж я даже не замечаю движения
Лишь изредка бросаю взгляд сквозь стекло так как стена в лифте прозрачна и можно видеть на каком уровне ты находишься но мне некогда разглядывать я спешу спешу спешу и прямо в кабине во время подъёма продолжаю работать правлю чёркаю подчёркиваю выделяю выкидываю
Увлечен
Часы тикают
Как-то обращаю внимание что еду долго слишком долго что за дела чёрт побери у меня же сейчас начало
Надо успеть!
Смотрю наконец на перемещение своего лифта и с неудовольствием отмечаю что кабина катается туда-сюда то вверх то вниз и это как-то плавно без перехода так что если закрыть глаза или уткнуться в доклад то явно ничего не почувствуешь
Что за дела
Я возмущен и слежу взглядом за чередованием этажей – пачку бумаг в руке пока опустил на время
Мне это не нравится
Сильно!!
Внезапно лифт вообще останавливается – стоит непонятно где и я разъярённый пытаюсь через смотровое окно разобраться что и как и почему
Вижу вестибюль гостиницы – там, внизу
А я один в лифте некому пожаловаться не с кем обсудить
И лифт опять едет
Но в сторону! В сторону! Куда-то вбок!!!
Ужас черт знает что!
Передо мной мелькают служебные помещения моего отеля не слишком освещённые коридоры переходы технические комнаты персонала затем по-моему кухня – кухня здешнего ресторана, и я даже вижу нескольких поваров которые готовят готовят и готовят
Так. Уже интересно. И что это всё значит?!
Однозначно что я к началу конференции опоздал…
 
***
Лихорадочно нажимаю на все кнопки лифта – бесполезно бесполезно бесполезно
 
***
Потом вообще мрак кабина едет всё равно как в глубоком подземелье как в туннеле метро и я даже слышу глухой перестук колёс – или это мне только так кажется?!
Мрачный разгневанный я прильнул к прозрачной стенке кабины и всё ещё стараюсь сообразить, что же такое творится в этом мире в этой гостинице
Ну и дела
Свет. Яркий-яркий свет! Зажмуриваюсь – а когда открываю глаза то понимаю что мы выехали из гулкого туннеля на свет божий и движемся куда-то по-прежнему вбок – по прямой
Горизонтально по прямой.
Я вижу город – он раскинулся подо мною, большей частью, потому что лифт движется на уровне скорее всего восьми- или десятиэтажного дома то есть на той высоте на которой он «застрял», или может быть «завис», в гостинице перед тем как взбесился
Гляжу вниз. Дома дома дома, здания здания здания. Большие и малые, украшенные рекламными вывесками щитами надписями. Оживлённые улицы которые похожи на реки. Нескончаемый безумный рычащий поток автомобилей, выхлопные газы дымка смог мерцание светофоров и тёмный-тёмный-тёмный лес из людских голов, это движутся пешеходы по тротуарам, и несть им числа числа числа
Все спешат бегут торопятся – по своим важным и загадочным делам
И я еду. И злюсь. Опоздал, опоздал, опоздал!
На конференцию.
Как же так…
 
***
Наконец мы покидаем шумный и хаотичный, бессмысленный в своём бегемотообразии город. Жадные глотки улиц громады высоток постепенно сменяются низкорослыми спальными домиками, утопающими в цветущих парках-садах. Жилая застройка предместий чередуется с кварталами складов пакгаузов заводских территорий и даже проносится мимо одно гигантское химическое предприятие, украшенное набором серебряных труб и непонятных металлических шаров.
Вот лифт провозит меня рядом с тюрьмой, с красными кирпичными строениями чего-то промышленного, с дымящей теплоэлектроцентралью.
А потом вновь – маленькие особнячки, ряды разноцветных таунхаусов, детские площадки с копошащейся на них ребятнёй. Деревья деревья деревья. Газоны газоны газончики лужайки трава.
Школы. Больницы. Грузовые автомобили. И один городской пруд.
Электричка.
И я – усталый, озабоченный, ничего не понимающий, взволнованный. Отчаявшийся попасть вовремя на своё мероприятие. Ждущий, когда же лифт остановится – когда когда когда…
Мы едем. Я еду. Боже мой ну и дела!..
 
***
Природа хороша. Я дышу полной грудью – хотя какое к чёрту «полной грудью» в тесной кабинке, закрытой с четырёх сторон! Но, по крайней мере, мы уже спустились – с высоты десятиэтажного дома почти к самой земле, мелькает кудрявая зелень, где-то даже цветы вдоль дороги – и мне почему-то кажется, что я чувствую их запах. Глупости! Не может он прорываться сквозь моё стекло!
А вот пробивается…
Я дышу…
Это – нечто такое, что я давно забыл, вдыхал ещё мальчишкой…
Лифт продвигается – так же уверенно и бесшумно, с закрытыми глазами не ощутишь его плавный ход – среди рощиц и лугов, и я вижу пятнистых коров что пасутся тут и там. Потом замечаю пышные стога сена.
Сенокос. Травостой. Птицы, парящие в голубизне мироздания.
Спокойствие неизведанности…
 
***
Море. Или это океан? Лифт вывозит меня на пустынный и где-то в чём-то суровый скалистый берег. Мы едем – я еду – и как-то бессмысленно, обречённо сжимаю в руках ставший уже ненужным свой научный доклад. Да ручку, с золотым пером, что подарили мне в дни бесконечных гонок коллеги по лаборатории.
Движемся вдоль побережья.
Неслышно.
Торжественно.
Неотвратимо.
Я припал к смотровому окну, уткнулся в холодное стекло носом и молча наблюдаю, как меняется морской пейзаж, таинственный и чарующий. Вижу волны, что накатывают на песок и камни там, вдалеке. Вижу чаек, что проносятся над моей головою – пардон, над крышей кабинки лифта.
Они кричат – их крики слышны даже сквозь звуконепроницаемые перегородки.
И шум волн – тоже, как ни странно, доносится сюда.
Лифт останавливается.
Дверцы послушно открываются…
Выхожу.
Вдыхаю – свежий бриз, вот теперь и в самом деле можно сказать: полной грудью!
Чувствую влажность да невидимую соль, рассеянную в воздухе.
Никак не могу надышаться.
Взволнован.
Возвышен, окрылён.
Подхожу к краю скалы, заглядываю вниз, к её подножию, на которое с грохотом обрушивается прибой.
С одобрением взираю на величественную линию горизонта.
Поднимаю руки – и отпускаю распечатанные страницы, которые сжимал до сих пор, и бумага разлетается, разлетается по ветру. Каждый её лист внезапно превращается в чайку, и десятки, сотни белоснежных птиц взмывают в небеса, опьянённые свободой.
Следом я бросаю ручку с золотым пером – и гляжу, как она падает вниз, на камни, и тут же воплощается в краба, который бочком, бочком смело направляется к вольным и пенистым, умопомрачительно аквамариновым волнам.
Позади себя улавливаю движение – это закрываются двери кабины лифта, и тот трогается с места, вероятно, отъезжая по вызову, ведь в гостинице постоялец я не один.
Но я даже не оборачиваюсь. Я просто смотрю и смотрю на море, на непокорные валы, на перспективу пронзительного, одухотворённого пространства, и ловлю каждую ноту удивительной симфонии под названием жизнь.
Наконец сажусь на первый попавшийся валун и просто пребываю в расслабленном, умиротворённом состоянии. Мне хорошо.
Мне здорово.
Я понимаю, что сердце моё сегодня бездонно.

Ноябрь 2017 года

X
Загрузка