Русская философия. Совершенное мышление 180. Максимы мышления 2

 

 

 

     Продолжим наблюдение за тем, как Антон Райков в своей статье "Аксиома Декарта ("Эволюции сознания")" игнорирует правила совершенного мышления, тем самым помогая мне эти правила выявлять и формулировать.

     "9. Я существующее утверждает - все, что происходит с носителем сознания, происходит именно с ним..." и

     "10. На самом деле Я существующее может лишь гадать о своём Я, ведь оно не выражает ничего, кроме своего существования, а существование безлично."

     Прежде всего, в этой кутерьме персонажей, а именно: Я существующее, носитель сознания, Я существующего, существование, своё существование, - нужно определить, кто именно и в какой позиции находится, но, самое главное, кто размышляет, то есть кто здесь знает или утверждает, что знает "как на самом деле". Поскольку все перечисленные персонажи наблюдаются со стороны, как внешние наблюдателю, можно сформулировать такое правило корректного мышления:

     - философское мышление не может иметь внешнего по отношению к самому себе наблюдателя (мыслящего)

     Можно родиться где угодно, даже в СССР, но для того, чтобы мыслить, нужно родиться здесь и сейчас мыслящим, но и этого мало, нужно удержать факт своего рождения мыслящим на всё время мышления, остаться тем же самым мыслящим, из чего следует очередное правило:

     - мышление должно быть непрерывным

     В качестве классических образцов непрерывного философского мышления можно привести "Рассуждение о методе" и "Метафизические размышления" Декарта, а также "Феноменологию духа" Гегеля, в которых философы удерживают начальную позицию или исходную точку размышления на всём его протяжении, в чём, собственно, и состоит одна из самых серьёзных трудностей совершенного мышления.

     Антон Райков продолжает: "Когда вы говорите "Я ем", то это не Вы едите, а некое безличное существо, - носитель того самого Я, которое оно пытается заимствовать."

     По всем законам детективного жанра преступником оказывается один из главных героев действия, - "носитель того самого Я", который "на самом деле" - "некое безличное существо", пытающееся заимствовать пользующееся невероятным спросом - всё "то же самое Я". Итак, на это удивительное Я претендуют: во-первых, оно само как собственно я, во-вторых, носитель сознания, в-третьих, носитель того самого Я, в-четвёртых и вряд ли в последнюю очередь, некое безличное существо. Посмотрим, кто выйдет победителем в этом увлекательном поединке:

     "11. Осознание носителем сознания своего существования ведёт, таким образом, к образованию безличного сознания".

     Вопреки параграфу №2 ("Сознание личностно"), появляется сознание безличное и появляется оно благодаря осознанию! носителем сознания своего существования. То есть некое безличное существо, прикинувшись носителем сознания, "заимствует" у него "то самое Я", чтобы через осознание носителем сознания своего существования образовать безличное сознание, то есть самого себя! Можно позавидовать прыти этих существ и вывести из устроенной ими суеты следующее правило :

     - на всём протяжении размышления необходимо сохранять применяемую терминологию, избегая множественности терминов для одного и того же предмета

     От преступников обратимся к жертвам:

     "Я существую, утверждает Я существующее, ничего не зная о своём Я. Уточняя, можно сказать, что безличное сознание осознает все, за исключением самого сознания."

     Уточняя уточнение, безличное сознание ничего не осознает, в том числе и само сознание, поскольку осознание и есть сознание сознания. Ошибка в одну букву (сознает и осознает) может изменить всё, поэтому здесь будет уместно следующее правило аккуратного мышления:

     - используемые термины должны сохранять своё значение в течение всего размышления

     И снова вопрошание с последующей драматизацией:

     "16. Каким образом сознание может идентифицировать некий акт сознания как неосознаваемый, если неосознаваемое по определению не должно входить в сознание?

     17. Непонятно".

     Мне непонятно, как философ может не различать сознание и осознание; впрочем, мне понятно, как можно сознавать себя философом, таковым себя не осознавая. Отсюда простая и очень полезная наука:

     - прежде чем самостоятельно заняться неким ремеслом, прежде всего следует обучиться ему, пусть даже заочно, дистанционно или самостоятельно

     Здесь мне хочется напомнить, что моей целью является не критика статьи Райкова, а именно и только выявление наиболее типичных и распространенных ошибок, допускаемых во время размышлений, а также формулировка самых простых, но в то же время достаточных для корректного размышления правил. При этом содержание данной статьи здесь вообще не рассматривается и никак не характеризуется. Продолжим.

     "25. Сознание, вслед за существованием, осознает себя как процесс осознания..."

     Тут почти само собой напрашивается одно из самых трудно улавливаемых и поэтому самых игнорируемых правил координированного мышления:

     - следует избегать, как говорят философы, удвоения мира

     "26. Достигнув пика приспособленности для своего носителя, сознание с удивлением понимает, что само оно..." и так далее.

     На протяжении пары десятков параграфов автор употребляет термин "сознание" как биту, с помощью которой он решает поставленные себе собой же вопросы, то есть просто разбивая их слишком широким, практически безграничным значением этого термина. Сознание здесь и осознает, и понимает, и удивляется, и включается, и выключается, и многое другое, что наводит меня на мысль, что:

     - каждый мыслимый термин имеет сферу применения, ограниченную определенным содержанием данного термина

     Напоследок процитирую ещё одну из драматизаций Антона, с помощью которых он доказывает аксиому Декарта:

     "31. На что именно ТЫ способен? - вот главный вопрос, который сознание задает своему носителю. То есть нет, уже не только носителю, но и - самому себе!"

     Философский текст не может быть построен тем, кто предстает в этом тексте (а не в жизни или в не философском тексте) как множественная личность, пусть даже минимально раздвоенная на личную и безличную субличности, что приводит меня к последнему здесь правилу безукоризненного мышления:

     - мыслящий не просто один и одинок, мыслящий фактичен или индивидуален, при этом его индивидуальность определяется только фактом мышления, а не какими бы то ни было личностями особенностями мыслящего

     К этому следует прибавить правило равновесного мышления:

     - ничто в мышлении не больше и не меньше другого, только удержание всех элементов мышления в качестве равнозначных создаёт законченную мысль, какой бы короткой или продолжительной она ни была

     Однако знание сформулированных мною и любых других возможных правил мышления не позволит никому мыслить совершенно до тех пор, пока мыслящим не будет сформировано мудрое стремление (смотри "Феноменологию творения 58"), правил формирования которого не существует.

 

Последние публикации: 

X
Загрузка