Литературная критика

Рейтинг раздела

Издательские авторские права (4)
— Владимир Соколов
(22/09/2014)
Для профессионального писателя сочинительство -- такая же привычка, как для шофера каждый день сидеть за баранкой. Встаешь утром, мороз, неуютно, но нужно идти, садишься за самосвал, и уже забываешь о желании или нежелании, а втягиваешься и работаешь, как обычно.
Издательские авторские права (3)
— Владимир Соколов
(19/09/2014)
Ясно, что популярных авторов должно быть немного на Олимпе -- то есть в голове популярного читателя, где и размещается коммерческий Парнас -- сотням богов не уместиться. Кроме того, автор должен соответствовать определенным качествам, чтобы интерес к нему мог поддерживаться сплетнями, скандалами и др. вне- и околитературными приманками. То есть популярному автору нельзя быть каким попало, а попадать в определенный тип (имидж).
Издательские авторские права (2)
— Владимир Соколов
(15/09/2014)
Существует довольно экстравагантная точка зрения, будто зависимость автора от издательства -- вещь обоюдоострая. Якобы издательство в такой же мере зависит от автора, как и автор от издательства. Не будет писать автор -- и издавать будет нечего. Мне представляется такая постановка вопроса чересчур оригинальной, чтобы соответствовать истинному положению дел.
Издательские авторские права
— Владимир Соколов
(11/09/2014)
Был у нас будущий олигарх, который верховодил в издательском кооперативе, и зазывал с широкой душой к себе начинающих авторов: наше де издательство открыто новым именам, у нас де внимательный и квалифицированный редакторский коллектив, ну и вся х**ня в том же духе. Неизбалованный, особенно в провинции автор, ринулся туда, авось что-нибудь да в самом деле как-нибудь...
Все серьезно, даже больше (О романе Сенчина "Елтышевы")
— Наташа Северная
(07/09/2014)
...нищенская пенсия, хамское отношение, брошенность и выживание, но не на необитаемом острове, а в стране, где якобы действуют государственные институты и социальная защита. Не загнулся – воруй и убивай; сдох – твои проблемы. Человеческая жизнь висит на волоске и ничего от нее не зависит – в этом ужас русской действительности.
Обаяние диктатуры: об «Эвменсвиле» Эрнста Юнгера
— Константин Фрумкин
(29/08/2014)
...как тонкое интеллектуальное чтиво он несомненно может доставить удовольствие. Однако «Эвменсвиль» написан не холодным эстетом и не книжником-затворником, этот роман — прежде всего политическое высказывание...
Почему Тютчев гений
— С. Воложин
(23/08/2014)
Почему Тютчев для меня был из ряда вон? – Потому, что каждое стихотворение (ну за редкими исключениями) у него не построено на столкновении двух «хорошо», которые друг другу противоположны. Каждое у него предъявляется непротиворечивым образом. То есть, в моей системе ценностей, он не тянул на гения. А что он – гений, всё кричит...
Оплаченные жизнью, невеликие строки (О поэзии Станислава Яненко)
— Владимир Соколов
(01/08/2014)
Можно сказать, что Яненко жил, как хотел, и от своей судьбы не уклонялся ни на миллиметр.
Зачем нам Уэльбек?
— Александр Беззубцев-Кондаков
(29/07/2014)
«Я до конца своих дней останусь сыном Европы, порождением тревоги и стыда; я не смогу сказать ничего обнадеживающего. К Западу я не испытываю ненависти, только огромное презрение. Я знаю одно: такие, как мы есть, мы смердим, ибо насквозь пропитаны эгоизмом, мазохизмом и смертью. Мы создали систему, в которой жить стало невозможно; и хуже того, мы продолжаем распространять ее на остальной мир».
О писателе Квине (Окончание)
— Владимир Соколов
(27/06/2014)
...уже выросшее в новой России поколение нынешних интеллигентов пошло теми же испытанными стопами, с успехом переняв подлость и приспособленчество от старших товарищей. В творческой среде ныне царит та же подлая, гнилая атмосфера, что и в советские времена. Дворян повывели после 1917 года.
О писателе Льве Квине
— Владимир Соколов
(26/06/2014)
Квин был не только одним из самых интересных, но и самых авторитетных и, если можно так сказать, порядочных наших писателей. И человеком он был неравнодушным к окружающей действительности. Многим он помогал, многим сочувствовал, еще большему количеству хоть чем-то пытался помочь. Особой зоной его внимания были ветераны Великой отечественной войны. Помню, он собирал деньги на помощь тем из них, чья малообесченность не делает честь стране, числящей себя в победителях. Ведь насколько труднее помогать и уважать конкретных людей, чем раздувать идеологическую истерию по поводу великой победы.
Чтение стихов
— Владимир Соколов
(21/05/2014)
Есть, конечно, любители поэзии, которые не читают ничего, кроме стихов. Но это особая каста, и человеку со здоровой психикой лучше держаться от нее подальше. Но читать стихи хотя бы изредка нужно любому нормальному человеку.
Письма из заключения
— Васыль Стус
(16/04/2014)
...все мы, мордовленые, уже бессмертны (Мордовия – это рангом повыше Французской Академии, которая даёт бессмертие!)... Без ...испытаний меня не будет, не будет и стихов. Вот достал сборник Ахмадулиной – пусто и голо: дамский столик с парфюмерией – и всё. Поэты давно в петле (Коротичи всякие) – их жалейте, а не меня. Они – несчастнее... Вот выйду на сопку скоро, прислонюсь к кедру, поцелую Иван-чай (синий, печальный цветок сопок – все сопки синие от Иван-чая!) – и защебечет в глазах и сердце...
Сергеев: ударенный оттепелью
— Владимир Соколов
(07/04/2014)
..."бобровая охота" – когда по зверькам начинают палить оглушительно, но беспорядочно, отчего те впадают в страховую кому – и бери их голыми руками.
Об алтайском поэте Борисе Капустине
— Владимир Соколов
(10/03/2014)
Есть такие люди, очень редкие, но не настолько, чтобы хотя бы один экземпляр подобного типа невозможно бы было обнаружить в зоне досягаемости каждого человека.
Звездный час романа
— Владимир Соколов
(10/02/2014)
Вот и получается, что хороший, добротный биографический роман, если его автор вздумает удержать его в огороженном классическими образцами загоне, впадает в полудремотное состояние вымирающего мамонта. Писатель, в подсознании которого где-то маячат бледным пятном художественные мотивы, не может задействовать в качестве главного героя историческую личность, хотя конъюнктурный бес подбрасывает ему мыслишку...
Звездный час романа (продолжение)
— Владимир Соколов
(06/02/2014)
Искусство романа не только поднялось на недосягаемую для других жанров высоту, но и сильно распространилось географически. Романы теперь пишут все и везде. Хороший романист – это уже давно не фрукт оранжерейных столичных литературных салонов, а более грубый и повседневный овощ самой отдаленной культурной глубинки.
Звездный час романа (продолжение)
— Владимир Соколов
(05/02/2014)
Книжную палату закрыли, а куда денутся ее многотонные архивы изданий с 1917 г., один бог ведает. Страна не интересуется своим прошлым, не волнуется будущим. Не исключено, что и намеренно уничтожается ещё один пласт нашей культуры, как это случалось неоднократно. Так или иначе, но историческому писателю приходиться самому ходить и ездить по архивам и получать доступ к живительным родникам первоисточников, используя где блат, где спирт, где шоколадку, а где природное обаяние.
Звездный час романа (продолжение)
— Владимир Соколов
(04/02/2014)
Думается, уловить тогдашний дух, вернее смрад, писателю помогли наблюдения над днем сегодняшним. Нам не хватает пока только иностранных мундиров на улицах сибирских городов, но, похоже, и за этим дело не заржавеет.
Звездный час романа
— Владимир Соколов
(03/02/2014)
В белых разговорах часто мелькает о власти большевиков слово "хамодержавие". Может, стоило потоптаться вслед за этой путеводной ниточкой и тогда по-другому раскрутилось бы красное движение. Но это был бы другой роман и другой писатель, которого, скорее всего, от нынешнего поколения мы не дождемся...
Поэзия: модули и векторы. Спам как аллегория медиального мусора и поэтической музы
— Энрика Шмидт
(18/12/2013)
...с одной стороны машинная лирика представляет собой высший поэтический принцип, абсолютно объективную поэзию. С другой стороны, машинальный ум страшит своей безупречностью, своей бесчеловечностью.
Прогулки под луной
— Александр В. Медведев
(05/12/2013)
«Прогулки с Соснорой» – не учебник писательского мастерства, это книга о судьбе человека, открывающего истинную суть слова, языка, чем и должен заниматься каждый пишущий, невзирая на усвоенные им законы древних и новых великих тайнозрителей слова.
Филологический триптих
— Александр Балтин
(13/11/2013)
На определённом уровне читающий человек начинает считать, что человек вообще – сумма прочитанных книг. Это не так. Скорее человек – сумма того, что он любит – в широком смысле; да и вообще человек, пожалуй, своеобразная сумма сумм. Не стоит переоценивать книгу, но упаси вас Бог недооценивать её.
Глубинные основания петербуржской повести «Медный Всадник»
— Игорь Лукашёнок
(07/11/2013)
С каждым новым прочтением повести «Медный Всадник» во мне всё более росло подозрение, что этот текст проникнут роковым духом античности. Казалось, будто Пушкин даёт мне краткий пересказ с элементами интерпретации какого-то другого, более древнего и, в то же время, всем известного сюжета...
Зачем писатели врут
— Владимир Соколов
(04/11/2013)
Возьмите самый простой случай из вашей жизни и попробуйте рассказать его правдиво. И вы поймете, что ничего не получится. Что нужно обязательно что-то комбинировать...
Ленты новостей

X
Загрузка