Как стать бессмертным

На определенном этапе жизни или в определенных обстоятельствах,
если сами эти обстоятельства ещё оставляют вам какое-то время,
вы вынуждены начать работу со смертью, цель которой принять смерть
и жить с ней вместе до её прихода.

Каждый человек делает это на свой лад, о чём вы найдете многочисленные
свидетельства рядом с вами или в весьма отдаленных исторических
и культурных слоях. Результаты работы со смертью могут быть самые
неожиданные, в зависимости от физического, ментального и культурного
статуса человека в период этой работы.

Как человек раскроет для себя конечность своего бытия, как он
всмотрится в лицо смерти, которая всегда стоит сзади нас за плечом,
какое имя присвоит он предстоящему перед ним мерцающему неименуемому
– это всегда единичное событие, личная судьба, предопределенная
карма.

Для одних этим может быть камень, который они называют памятником,
или отпечаток, след, оставленный ими в культурном иле или памяти
ещё не умерших, гарантированный полис страхового общества какой-нибудь
религиозной доктрины или же тотальная аннигиляция, уход в Ничто.

Всё это в своей совокупности претендует на Бессмертие. О чем и
пойдет речь.

После того, как человек в рамках одной из мировых религий, христианства,
получил весть через Бога-сына о делегировании ему величия и бессмертия
от Бога-отца, он претерпевал в ходе своей короткой истории многократные
умаления и принижения этих богоданных атрибутов.

Например, благодаря Копернику, Земля, обиталище человека, из центра
вселенной стала заштатной планетой; после Дарвина, человек, венец
природы, становится всего лишь звеном эволюционной цепи животного
мира; Фрейд разрушил суверенность человека мыслящего, сведя его
к бессознательному существу; ну и, наконец, постмодерн лишил человека
всякого авторства, определив его всего лишь как место, где случается
текст.

Постепенная утрата позиций своей богоподобности воспринималась
человеком драматически, что фиксировалось, например, у Гегеля
в его концепте «несчастного сознания», у Ницше – в его «рессантименте»,
у Хайдеггера – в концепте das Man, у Фрейда – в невротическом,
а у Делеза и Гваттари – в шизоидном сознании современного человека.

Чтобы реабилитировать человека, вернуть ему утраченные позиции,
неоднократно выдвигались такие альтернативные концепты человека
как, например, «мыслящий субъект» у Декарта, «трансцендентальный
субъект» у Канта, «Господин» у Гегеля, «Сверхчеловек» у Ницше
и, в наше время, «Бессмертный» у Алена
Бадью
.

Концепция « Бессмертного», технология достижения и удержания бессмертности
по Бадью далее и будет рассмотрена.

Ален Бадью, рассматривает бытие как множественность без Единого,
«поскольку всякая множественность в свою очередь всегда является
множественностью множественностей – вот закон бытия. Единственная
точка остановки – пустота». «Бесконечность, о чём было ведомо
уже Паскалю, есть общее место любой ситуации, а отнюдь не предикат
некоей трансценденции».

Иными словами, любая ситуация, включая самого человека, онтологически
есть бесконечное множество элементов, каждый из которых также
является бесконечным множеством.

В своих работах Бадью сопоставляет различные модусы существования
человека.

Называя человека «человеческим животным», Бадью полагает, что
его обычное поведение определяется тем, что Спиноза назвал «упорствованием
в бытии», которое сводится к преследованию своих интересов, то
есть самосохранению.

При этом «человеческое животное» полагает Зло (боль, страдание,
смерть) первичным относительно Добра и рассматривает себя как
жертву Зла в своем бытие-к-смерти. Человек в модусе человеческого
животного предпочитает, как заметил Ницше, «желать ничто желанию
ничего не желать». Он знает, что «единственное, что на самом деле
может произойти с человеком, это смерть».

Альтернативным модусом существования является для Бадью существование
Человека, который становится субъектом процесса события истины.
Человек превышает человеческое животное и утверждает истину наперекор
желанию небытия. Упорствование в бытии разрывается, и в бытии
появляется разрыв, дыра, возникает, «пополнение», избыточность
бытия. Человек становится отличным от жертвы в её бытие-к-смерти,
он становится не просто смертным, а Бессмертным, порождаемым событием
истины наперекор воле-быть-животным.

Как становятся Бессмертными ?

Чтобы ответить на этот вопрос необходимо рассмотреть процесс появления
истины, по Бадью, и место человека в этом процессе.

Рассмотрим ключевые положения модели Бадью, описывающей возникновение
и производство истины.

Ситуация – это множество, которое содержит в себе энциклопедию
ситуации, набор именуемых множеств, описывающих ситуацию, и отношений
между ними, составляющих совокупность знаний-мнений.

Ситуация представлена в 2-х модусах – в своем бытии, как чистая
множественность, и как результат трансцендентального полагания,
в своем явливании, то есть, в терминологии Хайдеггера, в выступании
вперёд и стоянии бытия из самого себя.

Состояние ситуации – это пересчёт или именование ситуации с включением
пустоты, соответствующей неименуемому множеству и исключающей
непосредственное появление бытия.

Событийное место – это часть состояния ситуации, которая не подпадает
под пересчёт и балансирует, таким образом, между ситуацией и пустотой,
располагаясь на краю пустоты.

Событие-именование – непредсказуемое и невыводимое вмешательство,
появляющееся и исчезающее на событийном месте, избыточное пополнение
для событийной ситуации, разрыв, дыра в энциклопедии ситуации.

Онтологическая характеристика события – «включение, именование
ситуативной пустоты того, для чего оно составляет событие».

Верность событию – процесс признания имени события, возникновения
субъекта (единичного или коллективного), как локального фрагмента
процедуры истины, с языком, отличным от языка энциклопедии ситуации.

Здесь субъект, не имеющий никакой субстанции, противопоставляется
фигуре Я, воображаемой фигуре единства, что соответствует модели
Лакана.

Быть верным событию означает продвигаться в ситуации, пополненной
событием, «осмысляя (но любая мысль есть практика, испытание)
её «согласно» событию». «Событийная верность есть реальный разрыв
в том конкретном порядке (политическом, любовном, художественном,
научном,...), в котором имело место событие». Под траекторией
истины понимается «реальный процесс верности некоторому событию».
Истина – это след события, оставленный в ситуации.

Исследование ситуации – легитимизация истины в результате именования
события и последующего изменение энциклопедии ситуации.

Таким образом, человеческое животное Я становится субъектом процедуры
истины при условии следованию верности событию истины, то есть
человеческое животное перестает быть жертвой, упорствующей в своем
бытие-к-смерти, и выступает Бессмертным, являющим в своей суверенности
«своё верховенство над возможностью страдания и смерти», свою
волю «идти наперекор воле-быть-животным», утверждающим «истины
наперекор желанию небытия», продолжающим быть в избытке к своему
существованию человеческого животного.

Перед человеком возникает проблема выбора, так как, пишет Бадью:
«Нужно выбирать между Человеком как возможным носителем случайности
истин и Человеком как бытием-к-смерти».

От человеческого животного требуется решиться на новый способ
быть, направить свое упорствование в знаемом на незнаемое, стать
бессмертным, каковым оно не является.

Возникающая в условиях этого выбора этика субъекта истины, этика
Бессмертного, сводится к следующему: «Делай все, что можешь, упорствуя
в продлении того, что избыточно к твоему продлевающему упорствованию.
Упорствуй в прерывании. Охватывай в своем бытии то, что охватило
и прорвало тебя».

Это руководство к тому, как становятся Бессмертными. Но даже став
Бессмертным следует преодолевать Зло, чтобы продолжать оставаться
Бессмертным.

Бадью описывает три типа Зла, которые должно преодолевать, следуя
этике истины:

– личина, когда событие взывает не к пустоте, а к полноте предшествующей
ситуации, становясь таким образом ложным событием (например, национал-социалистическая
революция в Германии 30-х годов, апеллирующее к полноте ситуации
в форме этноса арийцев, в отличие от Французской революции 1792
года и Российской Октябрьской революции 1917 года, апеллирующих
к пустоте, соответственно, в форме классов буржуазии и пролетариата),

– предательство как нарушение верности событию истины, сход с
траектории истины, отказ быть Бессмертным вследствие утраты понимания
события, потери ориентации, усталости, возврата в состояние человеческого
животного,

– катастрофа как отождествление истины с тотальной силой, претендующей
на изменение всей энциклопедии ситуации и не оставляющей в ней
места для неименованного, недоступного в данной ситуации Бессмертному
(например, Ницше, разрушающий христианство и распространяющий
дионисийское начало на всю Жизнь в целом, или стражи Культурной
революции в Китае в 1967, провозглашающие полную ликвидацию человеческого
эгоизма).

Таким образом, Бессмертный для удерживания своего бессмертия,
следуя этике истины, использует ресурсы различения, чтобы не обманываться
личинами, смелости, чтобы не уступать, оставаясь верным событию
истины, и сдержанности, избегая насилия над неименованным.

Можно заключить, что человек находится в модусе человеческого
животного, практически, всю свою жизнь, получая возможность стать
Бессмертным в отдельные редкие моменты, предоставляемые ему событием
истины.

Упомянутая в начале работа со смертью, возможно, может стать таким
событийным местом, где возникнет событие-именование самой смерти,
дающее шанс стать Бессмертным.

X
Загрузка